ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о05-62 от 04.08.2005 Приговор по делу о покушениях на убийство, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью оставлен без изменения, поскольку суд, исследовав и оценив доказательства обвинения и защиты, обоснованно пришел к выводу о достоверности и правдивости показаний потерпевших, устанавливающих в совокупности с другими доказательствами виновность осужденных по всем эпизодам преступлений, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 августа 2005 года
Дело N 66-о05-62
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Коннова В.С.,
судей Саввича Ю.В.,
Боровикова В.П.
рассмотрела в судебном заседании 4 августа 2005 года кассационные жалобы осужденных А., С., адвоката Сергунова А.В. в защиту интересов осужденного Н. на приговор Иркутского областного суда от 16 марта 2005 года, которым Н., родившийся 8 сентября 1973 года в г. Джалилабаде Республики Азербайджан, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на 6 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 9 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
А., родившийся 18 августа 1971 года в с. Шахагаджи Астаринского района Республики Азербайджан, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 4 года, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 8 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
С., родившийся 14 декабря 1969 года в с. Шахагаджи Астаринского района Республики Азербайджан, несудимый, осужден по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Саввича Ю.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение оставить без изменения, Судебная коллегия,
установила:
согласно приговору осуждены:
Н. - за покушение на умышленное убийство Г. 22 февраля 2002 года;
Н., А. и С. - за покушение на С-ва группой лиц по предварительному сговору 20 октября 2003 года;
А. за умышленное причинение тяжкого вредя здоровью К. 7 сентября 2002 года.
Преступления совершены в поселке Чунский, Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании Н., А., С. вину не признали, заявив о непричастности к преступлениям.
В кассационной жалобе адвокат Сергунов А.В. просит об отмене приговора в отношении Н. и прекращении уголовного дела. Считает выводы суда о виновности осужденного построенными на недостоверных и противоречивых доказательствах. Приводит анализ доказательств, свидетельствующий, по мнению адвоката, о противоречивости и недостоверности показаний потерпевших Г. и С-ва в части причастности осужденного к преступлениям, об отсутствии других прямых доказательств виновности осужденного. Ссылаясь на заболевание потерпевшего Г. эпилепсией, считает, что суду следовало провести экспертизу с целью установления способности потерпевшего правильно запоминать и воспроизводить имевшие место события.
В кассационной жалобе осужденный А. просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела. Утверждает, что потерпевший К. его оговорил на предварительном следствии и в судебном заседании в силу неприязненных отношений, другие очевидцы отсутствуют и все показания давали со слов потерпевшего. Считает, что судом и следствием не проверена версия причинения К. ранения при других обстоятельствах. В части покушения на убийство С-ва считает показания потерпевшего недостоверными и противоречивыми, не соответствующими другим доказательствам. Оспаривает допустимость как доказательства протокола осмотра места происшествия. Сообщает, что у него не было мотива для убийства потерпевшего.
В кассационной жалобе осужденный С. просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела. Ссылаясь на показания потерпевшего С-ва о том, что нападавшие после выстрелов в живот получили указание доставить того к Максумову, оспаривает наличие умысла на убийство. В то же время считает, что покушение на потерпевшего могли совершить другие лица, а доказательств, подтверждающих его вину по делу, нет. Указывает на противоречивость показаний потерпевшего, считая их недостоверными.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
К выводу о виновности осужденных в совершении преступлений суд пришел на основании совокупности исследованных, проверенных в судебном заседании объективных доказательств.
Доводы осужденных в судебном заседании о непричастности к преступлениям опровергнуты исследованными в судебном заседании допустимыми и достоверными доказательствами обвинения, в частности показаниями потерпевших Г., К., С-ва, свидетелей Керимова А.И., Магровой С.Ю., Титкова Е.А., Бозкурт Ф., Джафарова Р.Г., Быстрицкой О.А., Сейфуллаева Н.Г., Мамедова Э.Н., Мамедова Р.Р., Тригуба О.П., Монгуш В.О., Леоновой Е.А., Рукосуева И.Н., Сейфуллаева И.Г., Байрамова М.М. и другими.
Потерпевший Г. в судебном заседании четко показал, что выстрел в него произвел именно Н. Он успел закрыть голову дубленкой и прозвучал выстрел, он упал. Затем зашел домой и потерял сознание. В качестве причины покушения на убийство потерпевший назвал наличие финансовых вопросов по пилораме, сообщив, что перед случившимся именно Н. угрожал ему убийством.
Свои показания Г. подтвердил в ходе проверки его показаний на месте с применением видеозаписи, а также в ходе очных ставок с Максумовым и Н. (том 4, л.д. 151 - 158, 178 - 182, 188 - 193).
Свидетель Керимов А.И. в судебном заседании подтвердил наличие вражды между Г. и Максумовым из-за этой пилорамы. Когда Г. ранили, он на следующий день ездил к нему в больницу, и когда его перевели из реанимации в общую палату, он ему рассказал, что стрелял в него Н.
Показаниями свидетеля Джафарова Р.Г. в судебном заседании установлено, что со слов Г. в него стрелял Н. Позже К.И. ему рассказал, что они с Н. следили за Г., и Н. стрелял в Г. около его дома.
Свидетель Байрамов М.М. на предварительном следствии показал, что он видел у Н. обрез охотничьего ружья (том 2 л.д. 40 - 42).
Суд первой инстанции, исследовав и оценив доказательства обвинения и защиты, обоснованно пришел к выводу о достоверности и правдивости показаний потерпевшего Г., так как они последовательны, логичны, не содержат противоречий, подробны и в совокупности с иными, приведенными в приговоре доказательствами, устанавливают виновность Н. в покушении на убийство потерпевшего.
Виновность Н. по данному эпизоду также установлена заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшего, согласно которому ему причинено огнестрельное дробовое ранение лица, височной области слева, проникающее в полость черепа, ушиб головного мозга, дробовое ранение верхней трети шеи слева, отек головного мозга, посттравматический неврит лицевого нерва слева, слухового нерва слева, разрыв барабанной перепонки слева, левосторонний парез и отек тканей ротоглотки. Это телесное повреждение причинено одним выстрелом из огнестрельного оружия, заряженного дробью, и относится к категории повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (том 5 л.д. 170 - 172).
По заключению баллистической экспертизы инородное тело, изъятое из головы потерпевшего, является сформированной дробиной заводского изготовления (том 5 л.д. 211 - 213).
С учетом имеющихся бесспорных доказательств виновности Н. в покушении на убийство Г., суд обоснованно отнесся критически и отверг как несостоятельные доводы осужденного о непричастности к преступлению и показания Смирновой Н.Н. об его алиби.
В судебном заседании потерпевший К. однозначно утверждал, что выстрел из пистолета в него произвел А., заряд попал ему в глаз, вследствие чего левый глаз у него удален.
Свои показания К. подтвердил в ходе проверки показаний на месте с применением видеозаписи, а также на очной ставке с А. (том 7 л.д. 74 - 82).
Свидетели Керимов А.И., Быстрицкая О.А. в судебном заседании подтвердили, что со слов потерпевшего им известно, что выстрел произвел А.
Свидетель Мамедов Э.Н. подтвердил, что во время ссоры и драки А. погнался за потерпевшим, туда же бежали С., Н. Слышал крики и выстрелы. На следующий день узнал, что К. выбили глаз, и сделал это А.
Показаниями свидетеля Мамедова Р.Р. установлено, что после выстрелов потерпевший шел навстречу, рукой держался за левый глаз, сказал, что А. выстрелил ему в левый глаз.
Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что К. получена травма левого глазного яблока, повлекшая его атрофию с рубцовым заращиванием зрачка, приведшая к полной потере зрения левого глаза. Относится к категории повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку утраты органа - левого глаза и полной потере зрения на левый глаз. Это телесное повреждение могло образоваться в результате выстрела из газового пистолета в область левого глаза К. (том 6, л.д. 10 - 11).
Суд первой инстанции, проверив и исследовав показания К. в судебном заседании и на предварительном следствии, обоснованно признал их достоверными и правдивыми, так как они последовательны, логичны, не содержат противоречий, подробные и в совокупности с приведенными выше доказательствами по данному эпизоду устанавливают факт умышленного причинения А. тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
С учетом наличия совокупности доказательств виновности А., его доводы о непричастности к преступлению судом обоснованно признаны несостоятельными и отвергнуты.
В судебном заседании потерпевший С-в однозначно заявил, что на него напали именно осужденные. Когда шел вдоль гаражей, увидел Н. с пистолетом. Он побежал назад, навстречу ему выбежал А. и ударил кулаком по лицу, он упал. А. и С. стали его держать за руки, а Н. подбежал и выстрелил два раза из пистолета в живот. Они его потащили к углу гаража, где слышался звук работающего двигателя автомобиля, при этом ему натянули его куртку на голову. Ему удалось снять куртку с себя, вырваться от них и побежать. Когда он бежал, то раздалось три выстрела. Он почувствовал, что у него отнялась нога, но он добежал до военкомата, где ему вызвали скорую помощь. А. и С. держали его на земле, а Н. стрелял.
Свои показания С-в подтвердил в ходе проверки его показаний на месте и на очных ставках с Н., С., А. (том 2 л.д. 181 - 187, 200 - 203, 208 - 211, 13 - 216).
Свидетели Тригуба О.П., Монгуш В.О., Дегтярева Т.Д., Леонова Е.А., Рукосуев И.И. в судебном заседании подтвердили, что слышали выстрелы на улице, после которых в военкомат забежал потерпевший в крови, просив о помощи.
Свидетели Шадрин В.А. и Мельникова Л.О. в судебном заседании показали, что они выезжали в составе бригады скорой помощи в военкомат. Оказывали помощь и доставляли в больницу потерпевшего С-ва. Он был с огнестрельными ранениями, пояснил, что шел в гараж, и в него стреляли люди, которых он узнал. В машине с ним была его жена, с которой он говорил.
Свидетели Сейфуллаев Н.Г., Гончарова И.И., Сейфуллаев И.Г., Гадиров Г.Я. подтвердили, что со слов потерпевшего им известно о нападении на него именно осужденными.
Свидетели Байрамов М.М., Мохсумов М.М. и другие подтвердили наличие мотива у осужденных на лишение жизни потерпевшего.
Суд, проверив и дав оценку показаниям потерпевшего С-ва в судебном заседании и на предварительном следствии, обоснованно признал их достоверными и правдивыми, так как они последовательны, логичны, непротиворечивы, подробны, соответствуют показаниям свидетелей.
Как установлено заключением баллистической экспертизы, 5 гильз и одна пуля, изъятые с места происшествия, а также гильза, изъятая в автомобиле ВАЗ-21102, являются частями боевых патронов калибра 9 мм отечественного производства, которые могут быть использованы в оружии самодельного изготовления, приспособленном для стрельбы боевыми патронами калибра 9 мм к пистолету Макарова.
Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что С-ву причинены огнестрельное пулевое проникающее ранение живота со сквозным ранением толстого и тонкого кишечника, причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, огнестрельное пулевое, сквозное ранение третьего, четвертого пальцев правой кисти с переломом их фаланг, огнестрельное пулевое, сквозное непроникающее касательное ранение мягких тканей нижнего отдела грудной клетки слева, гематома левой половины лица в области левого глаза.
При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных по всем эпизодам преступлений, их действиям дана правильная юридическая оценка.
Доводы жалоб об отсутствии у осужденных умысла на лишение жизни С-ва не могут быть приняты во внимание, так они совместными действиями применяли насилие к потерпевшему, при этом А. и С. удерживали его на земле, а Н. произвел два выстрела в жизненно-важные органы потерпевшего, что свидетельствует об умысле на убийство. Об этом же свидетельствуют и последующие действия Н., который стал стрелять в убегающего потерпевшего, причинив ему касательное ранение мягких тканей нижнего отдела грудной клетки.
Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, их личности, смягчающих обстоятельств и является справедливым.
Оснований для смягчения наказания не усматривается.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Иркутского областного суда от 16 марта 2005 года в отношении Н., А., С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных А., С., адвоката Сергунова А.В. - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 65-о05-5 от 04.08.2005 Приговор по делу о разбойном нападении и убийстве, сопряженном с разбоем, оставлен без изменения в части квалификации действий осужденного и назначенного ему наказания, изменен в части признания совершения осужденным преступления не при опасном, а при простом рецидиве преступлений в связи с изменением уголовного закона.  »
Общая судебная практика »
Читайте также