[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 год.

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2001 ГОД
В 2001 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации продолжила работу по выявлению и устранению ошибок, допущенных нижестоящими судами, направленную на повышение уровня правосудия.
За истекший период Судебной коллегией по уголовным делам по жалобам и представлениям изучено 2687 дел, из них по 1327 делам составлены заключения об отказе в принесении протеста, по 1360 делам принесены протесты Председателем Верховного Суда РФ и его заместителями.
Таким образом, проверка уголовных дел показала, что по 50,6% истребованных дел суды допускали различные ошибки в применении материального и процессуального права и что они не были своевременно выявлены при кассационном и надзорном рассмотрении судами областного звена.
В результате ошибки нижестоящих судов устранялись Судебной коллегией по уголовным делам.
В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ были внесены протесты Председателем и заместителем Председателя Верховного Суда РФ по 511 уголовным делам, в президиумы нижестоящих судов - по 843 делам.
В 2001 году Судебная коллегия рассмотрела по протестам 899 дел в отношении 1262 лиц и в отношении 161 лица приговоры отменила, а в отношении 418 лиц изменила.
В отношении 35 лиц Судебная коллегия отменила определения и постановления судов первой инстанции (о прекращении дел, об отказе в возбуждении дел, о направлении уголовных дел для производства дополнительного расследования).
Отмена приговоров и других судебных решений
Изучение и обобщение судебной практики показало, что в течение 2001 года, как и в предыдущие годы, наиболее часто приговоры отменялись в связи с невыполнением требований ст. 20 УПК РСФСР, т.е. вследствие односторонности и неполноты предварительного и судебного следствия.
По этим основаниям в отношении 76 лиц обвинительные приговоры отменены с направлением дел на новое судебное рассмотрение и в отношении 21 лица - с направлением дел на новое расследование.
Обращают на себя внимание отдельные случаи, когда суды по некоторым категориям дел с недостаточной тщательностью относились к установлению обстоятельств преступления, имеющих существенное значение для решения вопроса о наличии в действиях виновного состава преступления и для квалификации его действий.
Так, Подгоренский районный суд Воронежской области признал Кулешова и Светашова виновными в совершении с применением насилия действий, явно выходящих за пределы их полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан.
Согласно приговору суда работник милиции Кулешов вместе с и.о. инспектора ОУР Подгоренского РОВД Лысенко по подозрению в совершении поджога доставили Ротаря из дома в свой кабинет, где стали требовать у него признания в совершении преступления. Не добившись этого, Кулешов вопреки требованиям ст. 235 КоАП РСФСР составил на Ротаря протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 158 КоАП РСФСР, и около 15 час. доставил его в Подгоренский РОВД, где совместно с Лысенко настаивал сознаться в совершении поджога. Ротарь постоянно отвечал им, что сено не поджигал. Вместо того чтобы получить у Ротаря объяснение и отпустить его домой, Кулешов, превышая свои полномочия, вместе с работником милиции Светашовым начал его избивать кулаками, в результате чего Ротарю был причинен легкий вред здоровью.
Отменяя приговор, Судебная коллегия пришла к выводу, что доказательства, приведенные судом первой инстанции в обоснование виновности осужденных, исследованы неполно, некоторые обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, остались непроверенными.
Так, из показаний потерпевшего Ротаря видно, что Светашов наносил ему удары в подсобном помещении изолятора временного содержания (ИВС), а затем - в камере, куда его поместили.
В судебном заседании на вопрос Ротарю о том, откуда ему стало известно, что избивавшим его милиционером был Светашов, он ответил, что его фамилию узнал от сокамерников.
Между тем допрошенные в судебном заседании свидетели Крючков и Минин, находившиеся вместе с Ротарем в камере административно задержанных, это обстоятельство не подтвердили. Более того, они показали, что Ротарь не жаловался им на его избиение.
В заявлении на имя прокурора Подгоренского района Ротарь указывал, что его избили работники милиции, одного из которых звали Олег, а другого - Сергей. Данных об избиении его Константином Светашовым в заявлении не содержится. Опознание последнего на предварительном следствии не производилось.
К показаниям свидетелей Опрашко и Хрупинина суд отнесся критически, поскольку они не смогли детально отразить события, происходившие 14 ноября 1997 г. в Подгоренском РОВД, и давали противоречивые показания.
В чем именно заключались противоречия в показаниях Опрашко и Хрупинина, суд не указал.
С учетом всех обстоятельств Судебная коллегия признала решения незаконными и необоснованными и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Имеются случаи, когда суды односторонне подходят к исследованию и оценке доказательств, полученных в процессе предварительного и судебного следствия. Недостаточное внимание уделяется проверке показаний потерпевших и свидетелей, а также подсудимых, не дается оценка противоречиям в заключениях экспертов.
Примером того может служить уголовное дело по обвинению Чебану и Кукужина в совершении разбоя, рассмотренное Ленинским районным судом г. Нижнего Новгорода.
Как указано в приговоре суда, Чебану, Кукужин и не установленные следствием лица в трамвае с целью хищения имущества у Иванова избили его, а затем на остановке вытолкнули, повалили на землю и вновь избили руками и ногами. В результате этих действий потерпевшему были причинены повреждения, повлекшие легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства.
Не соглашаясь с выводами суда первой инстанции о виновности осужденных в разбойном нападении, надзорная инстанция указала на следующие недостатки, допущенные в ходе судебного разбирательства.
По смыслу закона под насилием, опасным для жизни и здоровья, при разбойном нападении в отличие от открытого завладения имуществом (грабежа) следует понимать такое насилие, которое причинило здоровью потерпевшего тяжкий вред или вред средней тяжести, либо легкий вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, либо причинило легкий вред без расстройства здоровья, либо не причинило вреда, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.
Суд, признавая Чебану и Кукужина виновными в разбойном нападении на Иванова, установил, что оно совершено с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, исходя из заключения судебно - медицинского эксперта.
Однако данное заключение эксперта не отвечает требованиям порядка определения тяжести телесных повреждений, изложенным в Правилах производства судебно - медицинских экспертиз тяжести вреда здоровью, введенных в практику приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10 декабря 1996 г. N 407 (с изменениями, внесенными приказом от 5 марта 1997 г. N 61).
Суд не обратил внимание на то, что согласно п. 48 названных Правил под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель.
В заключении эксперта нет ссылки на утрату Ивановым трудоспособности, не установлена длительность расстройства здоровья, его выводы основаны на данных освидетельствования потерпевшего на следующий день после избиения, поэтому нельзя однозначно судить о характере примененного насилия, а следовательно, и о правильности квалификации действий обвиняемых.
Несмотря на это, указанное обстоятельство оставлено судом без внимания.
С учетом изложенного Судебная коллегия приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.
Другим примером является уголовное дело по обвинению Толоконникова в незаконном приобретении и хранении наркотического средства - героина весом 0,03 г и Власовой - в незаконном приобретении и сбыте данного наркотического средства, рассмотренное Головинским районным судом г. Москвы.
В обоснование виновности осужденных суд сослался в приговоре на показания свидетеля Жоховой - очевидца преступления, показания свидетелей Афанасьева и Абдуллина об обстоятельствах задержания Толоконникова и Власовой.
Однако исследование материалов дела Судебной коллегией показало, что эти доказательства требуют дополнительной проверки, поскольку одни из них существенно противоречат другим.
В частности, в первоначальном объяснении об обстоятельствах приобретения героина Толоконников пояснял, что приобрел его у станции метро "Войковская" у мужчины по имени Саша, с которым его познакомил товарищ. Затем он стал показывать, что героин ему продала Власова, а присутствовавшая в квартире Жохова не видела, как он его покупал.
На очной ставке свидетель Жохова подтвердила последние показания Толоконникова. Затем он опять изменил свои показания, заявив, что покупал героин у Власовой в присутствии Жоховой.
Показания свидетеля Жоховой также не были последовательными. Первоначально она говорила, что ничего подозрительного в поведении Толоконникова не заметила, он все время находился в поле ее зрения, а при задержании работникам милиции сообщил о покупке наркотиков в районе станции метро "Войковская". Впоследствии на очной ставке с Толоконниковым она показала, что Власова продала ему героин в ее присутствии. В суде Жохова уточнила, что за героин Власова получила от Толоконникова 100 руб., их она положила в свою сумочку.
Между тем допрошенный в судебном заседании свидетель Афанасьев - участковый инспектор ОВД "Войковский" пояснил, что непосредственно после происшедшего он осматривал сумку Власовой, но денег там не оказалось.
Противоречиям в показаниях Жоховой суд в приговоре оценки не дал, причин их изменения не выяснил.
В то же время, оценивая в приговоре изменение показаний Толоконниковым, суд указал, что свои первоначальные объяснения он давал в состоянии наркотического опьянения.
Однако, как видно из акта, составленного в момент медицинского освидетельствования, признаков состояния одурманивания наркотиками у Толоконникова не обнаружено.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия сделала следующий вывод: имеющиеся по делу противоречия в показаниях свидетеля и осужденного не получили должной оценки, что привело к вынесению необоснованного приговора, поэтому дело подлежит направлению на новое судебное рассмотрение.
Одной из наиболее часто встречающихся ошибок, допускаемых судами первой инстанции, является невыполнение требований, предъявляемых законом к судебному приговору.
По делу в отношении Кузнецова Красногвардейский районный суд Республики Адыгея допустил нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР, что повлекло отмену приговора суда и направление дела на новое судебное рассмотрение.
Как указано в приговоре, Кузнецов признан виновным в преступлениях, совершенных при следующих обстоятельствах.
В июле 1997 г. Кузнецов из сорванных в селе Штурбино трех кустов конопли изготовил наркотическое средство - марихуану в количестве 603,3 г, а затем из верхушечных частей растения конопли путем высушивания и перетирания - наркотическое средство (гашиш) - в количестве 1,2 г.
Отменяя приговор суда, Судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями ст. 314 УПК РСФСР и с учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре", описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, всесторонний анализ и оценку доказательств, на которых основаны выводы суда.
При постановлении приговора по данному делу эти требования не соблюдены.
В описательной части приговора отсутствует четкое описание преступных деяний, признанных судом доказанными, не сказано о том, какие конкретно действия совершены Кузнецовым, в чем он признан виновным и какими доказательствами это подтверждено, не мотивирована квалификация совершенного им преступления.
Квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 228, п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 228 и ч. 4 ст. 228 УК РФ, суд не указал, в чем конкретно он признан судом виновным и за совершение каких именно действий осужден.
Между тем перечисленные части ст. 228 УК РФ содержат разные составы преступлений, отличающиеся между собой правовыми последствиями.
Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия в качестве свидетелей допрошены также понятые (присутствовавшие при осмотре дома Кузнецова, в котором обнаружены наркотические средства) - Гонтарев и Ивлев, а также брат осужденного, пояснившие, что часть наркотиков осужденный выдал добровольно. Однако в судебном заседании эти свидетели не допрошены, возможность их явки в суд не выяснялась, их показания не получили оценки, что свидетельствует о неполноте судебного следствия.
С учетом изложенного Судебная коллегия признала приговор незаконным и необоснованным.
Нарушение требований, предъявляемых к протоколу судебного заседания, является существенным нарушением уголовно - процессуального закона и влечет отмену приговора.
По делу, рассмотренному Курским районным судом Курской области, в отношении Рыкова, осужденного по п. "д" ч. 2 ст. 112, ч. 3 ст. 213 УК РФ, вопреки требованиям ст. 264 УПК РСФСР протокол судебного заседания не подписан секретарем судебного заседания. Кроме того, во вводной части приговора не была указана фамилия секретаря судебного заседания.
Это обстоятельство в соответствии с ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР Судебной коллегией признано существенным нарушением уголовно - процессуального закона.
За отсутствием события, состава преступления и недоказанностью участия в совершении преступления Судебная коллегия отменила приговоры с прекращением дела в отношении 27 лиц.
За отсутствием в действиях лица состава преступления отменен приговор Новоусманского районного суда Воронежской области в отношении П., осужденного по ч. 1 ст. 293 УК РФ.
П. признан виновным в том, что, работая директором учебно - научного центра Воронежского государственного университета (ВГУ), в марте 1999 г. ненадлежаще отнесся к исполнению своих обязанностей, в результате чего были утрачены 104 комплекта постельного белья на сумму 5200 руб.
Отменяя приговор суда и прекращая дело, Судебная коллегия указала следующее. Диспозиция ст. 293 УК РФ в качестве обязательного признака состава преступления предусматривает существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС02-513 от 19.09.2002 В принятии к рассмотрению жалобы о признании незаконным и недействующим постановления Госстроя РФ от 31.05.2001 n 55, признании незаконными действий Госстроя, Главного управления военного бюджета и финансирования Минобороны РФ, обязании произвести расчет размера положенной субсидии, возмещении убытков, связанных с оплатой государственной пошлины, отказано правомерно в связи с ее неподсудностью Верховному Суду РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также