ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (А. Девликамов, Бизнес-адвокат n 16, 2002 г.) Судебный прецедент в кассационной инстанции.

Кассационное судопроизводство, являясь важнейшей составной частью арбитражного процесса, призвано обеспечить законность судебных решений, а также единство и постоянство правоприменительной практики, которая оказывает все большее влияние на толкование и применение правовых норм судами. Нормы прежнего АПК РФ, регулирующие вопросы преюдиции судебных актов, не были достаточно конкретны и не позволяли однозначно ответить на вопрос о том, охватывает ли преюдициальная сила "констатирующую" часть судебного акта, или же распространяется и на изложенную судом юридическую оценку обстоятельств. К сожалению, и новый вариант АПК РФ не дает на это ответы.
В свете обсуждаемой проблемы следует отметить большую роль и значительный потенциал федеральных окружных арбитражных судов, которые располагают наибольшими возможностями по созданию прецедентов в толковании и применении правовых норм.
В то же время позитивная функция судов кассационной инстанции по скорейшему исправлению судебных ошибок, допущенных судами первой и апелляционной инстанций, формированию единых подходов к применению законодательства в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности реализуется пока не в полной мере. По данным судебной статистики, примерно половина дел из числа рассмотренных судами кассационной инстанции направляются на новое рассмотрение в связи с неполным выяснением нижестоящими судами обстоятельств, имеющих значение для дела (Вестник ВАС РФ N 11, 1997).
С учетом того, что в новом АПК РФ предусмотрено формирование самостоятельных судов апелляционной инстанции, деятельность которых в значительной степени сосредоточена на фактических обстоятельствах, хочется надеяться на повышение качества и беспристрастности при рассмотрении судебных дел. Вряд ли можно считать оправданным продолжение такой практики, когда суды кассационной инстанции, отменяя судебные акты, будут по-прежнему направлять абсолютное большинство дел на новое рассмотрение в связи с тем, что нижестоящие суды недостаточно полно установили фактические обстоятельства. Это не способствует справедливому и законному разрешению судебного спора, ведет к затягиванию судебного разбирательства и грубому нарушению прав и интересов стороны, обратившейся за судебной защитой.
В подтверждение вышесказанному можно привести пример из недавней практики Федерального арбитражного суда МО о рассмотрении судебного спора между иностранным акционером российского общества и Фондом имущества Московской области (ФИМО). Суть коллизии состоит в том, что областная прокуратура, посчитав, что иностранным акционером не полностью выполнены условия коммерческого конкурса с инвестиционными условиями, обратилась в арбитражный суд в интересах ФИМО с иском о расторжении договора купли - продажи акций и возврате их в собственность государства.
В свою очередь, иностранный акционер, будучи уверенным в том, что он выполнил условия этого коммерческого конкурса в полном объеме, также обратился в арбитражный суд с иском к ФИМО с требованием снять обременения с пакета акций.
В первом случае арбитражный суд отказал в удовлетворении иска, во втором - удовлетворил его. В обоих случаях судебные решения были оставлены без изменения апелляционной инстанцией.
В апреле 2001 г. Федеральный арбитражный суд МО рассмотрел кассационную жалобу по первому делу и отменил решение и постановление апелляционной инстанции. Направляя дело на новое рассмотрение, суд фактически переоценил обстоятельства, установленные судом первой инстанции, и предложил нижестоящему суду более полно исследовать финансовые документы, подтверждающие выводы, положенные в основу судебного решения.
Такой подход со стороны ФАС МО представляется достаточно странным, т.к. ранее - 17 января 2001 г. тот же суд, рассмотрев кассационную жалобу по второму делу, пришел к выводу, что суд первой инстанции установил все обстоятельства, имеющие значение для дела, и оснований для их переоценки не имеется. Впоследствии доводы кассационной инстанции были подтверждены правовой позицией председателя ВАС РФ и двух его заместителей, которые отказали в принесении протеста на судебные решения по второму делу.
В результате непоследовательности со стороны суда кассационной инстанции было фактически отказано в признании преюдициального значения не только за вступившим в законную силу решением арбитражного суда, но и за постановлением ФАС МО. Хотя в обоих случаях субъектный состав участников совпадал, а судебный спор возник вокруг одного и того же факта, входящего в предмет доказывания. Этим фактом является выполнение (или невыполнение) условий инвестиционной программы, по результатам которого и был заключен договор купли - продажи акций.
В первом случае суд кассационной инстанции не посчитал нужным согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что инвестиционная программа полностью выполнена, и отменил судебное решение, во втором же случае ФАС МО сделал вывод о том, что судебное решение законно и обоснованно, т.к. основано на полностью исследованных обстоятельствах, свидетельствующих о выполнении инвестиционной программы.
В итоге первое дело, направленное на новое рассмотрение, до настоящего времени по существу так и не рассмотрено, а акции в собственность государства не возвращены. В то же время судебные решения по второму делу, подтвердившие факт выполнения истцом условий инвестиционной программы еще в 1996 г., тем не менее не позволяют ему до настоящего времени распорядиться принадлежащим пакетом акций в установленном законом порядке.
Очевидно, что с учетом изложенных обстоятельств не приходится говорить о том, что в вышеописанных случаях получили судебную защиту права какой-либо из сторон: государства или акционера. Кстати, тот факт, что судебное разбирательство по первому делу на сегодняшний день фактически зашло в тупик, негативно сказывается не только на судебно - арбитражной практике, но и на авторитете России как гаранта зарубежных инвестиций.
Подобная практика становится возможной потому, что ни нормы ст. 58 прежнего АПК РФ, ни ст. 69 нового Кодекса, к сожалению, не содержат четких формулировок понятия преюдиции. Очевидно, этот пробел законодателю следовало бы как можно скорее восполнить. Необходимо также добавить в ст. 135 АПК РФ положение, обязывающее арбитражный суд любой инстанции при подготовке к судебному разбирательству убедиться в отсутствии вступившего в законную силу решения по другому делу с участием тех же лиц и в связи с тем же материальным правоотношением, о чем следует указать в принятом судебном решении.
Нуждаются в уточнении и некоторые положения Постановления Пленума ВАС РФ от 24 сентября 1999 г. N 13, в особенности это касается оснований для отмены состоявшихся судебных актов и передачи дел на новое рассмотрение. Предоставленное судам кассационной инстанции право передавать дела на новое рассмотрение в случае, если она установит, что судом неполно выяснены фактические обстоятельства, открывает перед ними возможность для отмены практически любого судебного акта, принятого нижестоящими судами.
Впрочем, по формальным основаниям Президиум ВАС РФ может отменить практически любой судебный акт, принятый кассационной инстанцией. Вероятно, во многом этим обстоятельством объясняется тот факт, что сама кассационная инстанция крайне неохотно принимает новые судебные акты взамен отмененных, предпочитая направить дело на новое рассмотрение, т.к. принятые ею постановления, в свою очередь, могут быть отменены Высшим Арбитражным Судом.
И дело здесь даже не в допущенных ошибках в применении норм права со стороны нижестоящих судебных инстанций или в de facto существующем в российском арбитражном судопроизводстве дублировании функций кассационной и надзорной инстанций. Увеличение количества контрольных органов открывает дорогу не только для устранения судебной ошибки, но и для отмены законного решения. Разумеется, и та и другая вероятность не слишком велика с учетом пассивности лиц, наделенных правом принесения протеста в порядке надзора (а ныне правом направления дела в Президиум ВАС РФ, т.к. едва ли судьи будут относиться к нарушениям закона строже, чем руководство ВАС РФ).
Заместитель Председателя ВАС РФ отказал в принесении протеста на постановление суда кассационной инстанции, как по первому, так и по второму делу, несмотря на то, что отказ в принесении протеста на судебные решения по второму делу априори предполагает незаконность и необоснованность судебного решения по первому делу, а следовательно, и необходимость принесения по нему протеста.
В ходе обсуждения проекта нового АПК РФ ряд авторов высказывали достаточно крамольное предположение о том, что у проверяющего суда имеется почти такая же перспектива ошибиться в своем решении, как и у суда, решение которого проверяется. В отличие от доказанности фактических обстоятельств, критерием которых являются сами факты, правильность применения той или иной нормы закона находит свое конечное обоснование в доктрине, уходящей корнями в научную проблематику. Это означает, что задача принятия единственно верного судебного решения с точки зрения юридической науки не всегда выполнима.
Учитывая, что речь идет о таком сложном и нередко противоречивом законодательстве, как российское, следует признать, что чем раньше будет поставлена точка в судебном разбирательстве, тем полезнее это будет для формирования постоянной и единой судебной практики.
Адвокат
А.ДЕВЛИКАМОВ

[ВОПРОС-ОТВЕТ] Покупатель передал деньги на покупку жилого дома через своего родственника, который оформил покупку на свое имя. Будет ли сделка признана недействительной?  »
Общая судебная практика »
Читайте также