[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ] Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 год.

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2001 ГОД
В течение 2001 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке рассмотрела 6362 дела в отношении 11649 лиц.
Это на 2,6% дел больше, чем в 2000 году.
В отношении 7645 человек приговоры оставлены без изменения, и в отношении 617 человек вынесены кассационные определения без отмены или изменения приговоров в части квалификации или меры наказания (исключен эпизод, применен новый закон и др.).
По рассмотренным в 2001 году кассационным делам отменены приговоры в отношении 700 лиц, что составляет 7% от числа всех лиц, обжаловавших приговор, из них: оправдательные приговоры - в отношении 92 лиц (35,7% от всех оправданных), частично отменены приговоры в отношении 58 лиц; изменены приговоры в отношении 1013 лиц; отменены определения и постановления о направлении дел на дополнительное расследование в отношении 679 лиц.
Результаты рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке свидетельствуют о том, что большинство дел разрешается судами в строгом соответствии с действующим законодательством. В то же время остается достаточно много ошибок и нарушений, допускаемых областными и соответствующими им судами при рассмотрении дел по первой инстанции. При этом в большинстве случаев причина такой ситуации - несоблюдение требований уголовно - процессуального закона, предъявляемых к приговору.
Отмена приговоров с прекращением дел производством
В 2001 году отменены приговоры с прекращением дел в отношении 83 осужденных, в том числе в отношении 34 - по всем статьям обвинения.
Статья 301 УПК РСФСР обязывает суды исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Невыполнение этих требований влечет за собой нарушение конституционного положения (ст. 49 Конституции Российской Федерации), согласно которому неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу.
По смыслу закона в пользу обвиняемого толкуются также неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и т.д.
Невыполнение этих требований закона влечет отмену приговора.
Например, приговор Костромского областного суда по делу Бошина, Рытова и др., осужденных за разбой, вымогательство огнестрельного оружия и другие преступления, отменен в части осуждения Рытова по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ, поскольку в процессе вымогательства организованной группой огнестрельного оружия у потерпевших Утюговых в доме последних Рытов не находился, данных о том, что он был осведомлен о намерении других лиц (осужденных по этому эпизоду обвинения) совершить вымогательство у Утюговых оружия, суд не установил, в приговоре доказательств не привел.
Дело в отношении Рытова в этой части прекращено за недоказанностью участия в совершении данного преступления.
В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.
Приговор Верховного Суда Республики Башкортостан отменен в части осуждения Звездиной за подстрекательство Зиновьева к совершению разбоя в отношении семьи Григоряна, а дело в этой части прекращено за недоказанностью.
Звездина осуждена на основании показаний Зиновьева о том, что она под угрозой его отравления требовала избить Григоряна. Как видно из материалов дела, Звездина, не признав себя виновной в подстрекательстве к разбойному нападению на Григоряна, утверждала, что с Зиновьевым у нее был разговор только о том, что ее зятя следовало "побить".
Зиновьев в своих показаниях не утверждал, что Звездина подстрекала его к хищению чужого имущества.
Других доказательств ее причастности к разбойному нападению в приговоре не приведено, не имеется их в материалах дела. Таким образом, вывод суда о виновности Звездиной основан на предположении.
Если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, в приговоре должно быть указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. При этом суду всегда следует исходить из того, что описательная часть приговора является обоснованием решений суда, излагаемых в резолютивной части.
Приговор Тульского областного суда по делу Абросимова, Молодикова, Филатова, Киселева и Ершова, осужденных за разбой по предварительному сговору группой лиц, а Абросимова, Молодикова, Киселева - и за убийство, отменен в части осуждения Молодикова и Киселева по п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью их участия в совершении этого преступления.
Обвинение Молодикову и Киселеву было предъявлено неконкретно, в нарушение ст. ст. 144 и 205 УПК РСФСР не указано, какие действия совершены ими при разбойном нападении на Леонова, а какие - при его убийстве.
Согласно предъявленному обвинению Молодиков, Киселев, Филатов и Абросимов одновременно вступили между собой в сговор на разбой и убийство Леонова.
Из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре, видно, что сначала данные лица вступили в сговор на разбой, применив к Леонову насилие, опасное для жизни и здоровья, выразившееся в том, что Абросимов ударом ноги в спину сбил потерпевшего, а затем он, Молодиков, Киселев и Филатов нанесли Леонову удары руками и ногами по голове и в грудь.
В нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР суд не указал, какие телесные повреждения были причинены Леонову этими действиями виновных.
Далее суд признал, что после разбоя Абросимов, Молодиков и Киселев вступили между собой в сговор на убийство Леонова, однако не привел в приговоре обстоятельств сговора.
Описывая факт убийства Леонова, суд, вопреки установленным им обстоятельствам о том, что сговор на убийство между Молодиковым, Киселевым и Абросимовым состоялся после разбойного нападения, сослался на совершение Молодиковым и Киселевым тех же действий, которые были совершены ими при разбое.
Между тем согласно заключению судебно - медицинского эксперта у Леонова выявлено две группы телесных повреждений: колото - резаные ранения грудной клетки, повлекшие тяжкий вред здоровью и явившиеся непосредственной причиной смерти потерпевшего, и телесные повреждения в области головы в виде ссадин и кровоизлияний в мягкие ткани.
Судом установлено, что удары ножом потерпевшему нанесены Абросимовым и смерть Леонова наступила от колото - резаных ранений.
Из приговора не видно, какие действия, направленные на убийство потерпевшего, совершили Киселев и Молодиков.
Кроме того, в судебном заседании Молодиков и Киселев утверждали, что после нанесения Леонову ударов руками и ногами они отошли от него и более никаких действий не совершали.
Их доводы в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР суд не опроверг.
Более того, сославшись как на доказательство вины осужденных на их показания на предварительном следствии, суд не раскрыл суть показаний относительно причастности Киселева и Молодикова к убийству, не дал им оценки, а лишь сослался на листы дела с протоколами допросов.
Однако в этих протоколах не имеется данных, указывающих на причастность Киселева и Молодикова к убийству Леонова.
Согласно ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать не только полное описание преступного деяния, признанного доказанным, но и всесторонний анализ доказательств, на которых суд основывал свои выводы. Поскольку при разбирательстве дела суд не вправе изменить обвинение на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам дела, а также по собственной инициативе направить дело для производства предварительного следствия, постановленный приговор при подобном изменении обвинения нельзя признать законным.
Приговор Верховного Суда Республики Башкортостан отменен в части осуждения Глазкова и Егорова по ч. 1 ст. 209 УК РФ за недоказанностью, а по п. п. "а", "б" ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 162 УК РФ - за отсутствием состава преступления.
------------------------------------------------------------------

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ; ч. 1 ст. 30 УК РФ не содержит подпунктов.
------------------------------------------------------------------
В нарушение ст. 314 УПК РСФСР суд, признав Глазкова и Егорова виновными в создании банды, не привел в подтверждение этого доказательств, не указал, в чем выразилась их преступная деятельность, расцененная судом как бандитизм. Суд лишь сослался на то, что ими в целях нападения на граждан была создана устойчивая вооруженная группа (банда), в составе которой они совершили ряд преступлений.
Кроме того, имеющиеся в деле доказательства не дают оснований для вывода о стабильности состава группы, сплоченности ее членов, постоянстве форм и методов преступной деятельности.
Как видно из описательной части приговора, по ч. 1 ст. 30, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ Глазков и Егоров осуждены за приготовление к нападению на водителя автомобиля на трассе Уфа - Благовещенск. Однако далее из приговора следует, что умысел на завладение автомобилями не доведен до конца вследствие появления работника милиции, поэтому их действия в этой части квалифицированы как приготовление к разбойному нападению в составе организованной группы в целях завладения имуществом в крупном размере.
Между тем согласно постановлениям о привлечении Глазкова и Егорова в качестве обвиняемых им такое обвинение не предъявлялось.
Действия Глазкова и Егорова квалифицированы как приготовление к разбойному нападению, имея в виду, что все совершенные ими в период с 11 октября 1993 г. по 30 сентября 1994 г. преступления были подготовкой к разбойному нападению на инкассаторов Ново - Уфимского нефтеперерабатывающего завода.
В приговоре же никаких упоминаний о подготовке к разбойному нападению на инкассаторов не содержится.
Таким образом, суд вышел за пределы предъявленного обвинения.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления, когда сам факт деяния, совершенного конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления.
Приговор Астраханского областного суда в части осуждения Арефьева, Алимурадова и Горьковского за укрывательство особо тяжкого преступления (убийства Юрова) отменен, и дело в этой части прекращено за отсутствием состава преступления по следующим основаниям.
Указанные лица осуждены также по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ за действия, связанные с избиением Юрова, послужившие в итоге поводом для убийства потерпевшего другими участниками хулиганства.
Таким образом, скрывая убийство, они фактически скрывали свои преступные действия, тесно связанные с убийством Юрова. Поэтому сокрытие ими следов этого преступления явилось средством собственной защиты от обвинения в совершении хулиганства.
Приговор Волгоградского областного суда по делу Сазонова, осужденного за разбой по предварительному сговору в группе со Стариковым, а также за укрывательство убийства, совершенного Стариковым, отменен в части осуждения Сазонова по ст. 316 УК РФ за отсутствием состава преступления. В описательной части приговора не указывается, какие конкретно действия Сазонов совершил по укрывательству убийства. Ссылка в приговоре на то, что Сазонов и Стариков прятали похищенное имущество в лесопосадке, а затем погрузили его в автомашину, не может рассматриваться как основание для привлечения Сазонова к уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ, поскольку это имущество им было похищено при разбойном нападении.
Приговор Московского городского суда отменен в части осуждения Полевика по ч. 1 ст. 158 УК РФ и Антонова - по ч. 1 ст. 175 УК РФ за отсутствием в их действиях составов преступлений.
Как установил суд, Полевик тайно похитил имущество Вранчану на сумму 130 руб., что на момент совершения преступления не превышало одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации. Такое хищение признается мелким, и Полевик подлежал привлечению к административной, а не к уголовной ответственности.
Поскольку Антонов был признан виновным в заранее не обещанном приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем - похищенного Полевиком, то соответственно и в его действиях отсутствуют признаки состава преступления.
Приговор Московского городского суда по делу Самсонова отменен в части его осуждения по п. "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ, а дело в этой части прекращено по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела и признано судом в приговоре, Самсонов, похитивший несовершеннолетнюю Андрееву, добровольно освободил ее, выпустив из своей автомашины. Согласно же примечанию к ст. 126 УК РФ лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности.
Приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания по делу Кадиева, осужденного за убийство более двух лиц, отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления. Судебная коллегия указала, что при таких обстоятельствах, когда суд признал правдивыми показания Кадиева о совершении потерпевшими разбойного нападения на него с применением оружия и эти показания подтверждены доказательствами, изложенными в приговоре, следует признать, что Кадиев, отражая нападение потерпевших, действовал в состоянии необходимой обороны без превышения ее пределов.
Приговор Московского городского суда отменен в части осуждения Шагеева и Волкова по ч. 1 ст. 167 УК РФ, и дело в этой части прекращено за отсутствием состава преступления.
Суд в приговоре указал, что Шагеев и Волков совершили умышленное повреждение чужого имущества, причинив Сычеву значительный ущерб при следующих обстоятельствах. Шагеев и Волков прибыли на автомобиле "Мерседес-200" (принадлежавшем Сычеву), управляемом Шагеевым, к Джамгаровскому пруду в Москве. Они умышленно нанесли Сычеву множественные телесные повреждения и, желая его убить, столкнули автомобиль с находившимся в нем Сычевым в пруд, отчего вследствие утопления наступила смерть потерпевшего. В результате повреждения автомобиля причинен ущерб на сумму 12 млн. рублей (по ценам на 31 декабря 1997 г.).
По показаниям потерпевшей Бекларян, указанная автомашина была приобретена за 2 тыс. долларов США, т.е. за 12 млн. рублей.
Указанная в приговоре сумма ущерба свидетельствует о том, что автомашина уничтожена. Однако в деле нет данных о ее уничтожении или повреждении. Такие сведения не содержатся и в протоколе

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Поскольку Разъяснение Генеральной прокуратуры РФ не отнесено к актам нормативного характера, к нему не может быть предъявлено требование об обязательном официальном опубликовании.  »
Общая судебная практика »
Читайте также