ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 15.04.2002 n 26/2001) МКАС удовлетворил требования о расторжении контракта и взыскании задолженности и убытков, так как ответчик не поставил своевременно оборудование и документацию и не предоставил истцу актов выполненных по контракту работ.

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате
Российской Федерации
от 15 августа 2002 года N 26/2001)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), о взыскании с Компании, имеющей местонахождение на территории США (далее - Ответчик), суммы долга и штрафа, а также о расторжении Контракта.
Между Истцом в качестве заказчика и Ответчиком в качестве исполнителя 10 июня 1997 года был заключен Контракт, предметом которого является выполнение проектных работ и поставка на условиях DDP (в редакции ИНКОТЕРМС-90) новой технологической линии, включая специализированное здание, а также выполнение монтажных и пусконаладочных работ.
Контрактом предусмотрена оплата Истцом (заказчиком) 15% стоимости Контракта за предпроектные работы, инженерно - подготовительный этап, разработку и поставку проекта на согласование. Истец 16 октября 1997 г. осуществил платеж, что подтверждается платежным поручением.
В соответствии с Контрактом поставка оборудования и документации должна быть произведена не позднее 150 дней с даты совершения платежа, т.е. проект должен был быть представлен не позднее 16 марта 1998 г. В случае невозможности соблюдения этого срока Ответчик (исполнитель) в соответствии с Контрактом в течение 5 банковских дней, но не позднее 155 календарных дней со дня платежа, должен был произвести возврат денежных средств Истцу на его расчетный счет, т.е. не позднее 23 марта 1998 г. сумма должна была быть возвращена Истцу. Однако указанный возврат Ответчиком не был произведен.
Документация была поставлена 14 мая 1998 г. и помещена в таможенный режим "Импорт 74" - "Таможенный склад" вместо режима "Импорт 40" - "Выпуск в свободное обращение" по условиям DDP. С этого момента вся документация находилась на таможенном складе Истца. Средства для проведения таможенных платежей были перечислены Ответчиком таможне только 10 и 15 декабря 1999 г.
Контрактом за просрочку в исполнении предусмотрен штраф в размере 0,1% от стоимости Контракта за каждую неделю просрочки в течение первых четырех недель и в размере 0,5% за каждую последующую неделю, но не более 10% стоимости Контракта, поскольку до настоящего времени обязательства по поставке технической документации на условиях DDP не исполнены, с Ответчика подлежит взысканию штраф в размере 10% стоимости Контракта.
Представленный Ответчиком 14 мая 1998 г. проект технологической линии не соответствует требованиям технического задания (приложение 1 к Контракту). Проектная документация Ответчиком не согласована с компетентными государственными органами. Экспертная комиссия в заключении установила, что проектную документацию возможно использовать только для дальнейшей "... разработки проектной документации с предварительным представлением на экологическую экспертизу Технического регламента...".
В соответствии с условиями Контракта 15 ноября 2000 г. Ответчику направлена претензия с предложением о расторжении Контракта, возврате ранее уплаченной суммы и уплате штрафа. Ответчик сообщил, что не согласен с требованиями Истца.
В связи с изложенным Истец обратился в МКАС при ТПП РФ с просьбой о взыскании задолженности и штрафа, а также о расторжении Контракта от 10 июня 1997 г.
В МКАС от Ответчика поступили возражения на иск. Имущественные требования Истца Ответчик считает необоснованными, ссылаясь на нарушение Истцом договорных обязательств. В соответствии с Контрактом Истец обязан был оплатить предпроектные работы, инженерно - подготовительный этап, разработку и поставку проекта на согласование в размере 15% от стоимости Контракта не позднее 10 августа 1997 г. Платеж Истцом был осуществлен 16 октября 1997 г., после чего Ответчик приступил к выполнению обязательств.
Предпроектные разработки инженерно - подготовительного этапа были выполнены 20 декабря 1997 г. и получены Истцом 29 декабря 1997 г., что подтверждается актом.
Технологическая часть проекта была передана Истцу 14 мая 1998 г. 12 ноября 1997 г. Ответчик заключил с Институтом договор на разработку обоснования инвестиций и рабочей документации. В нарушение Контракта исходные данные для составления проектной документации были представлены в конце 1998 г. Протоколом технического совещания от 2 - 5 мая 1998 г. стороны согласовали новые сроки разработки проекта, а в протоколе от 17 августа 1998 г. еще раз перенесены сроки разработки проекта.
При участии Института Ответчик завершил разработку обоснований инвестиций и 6 марта 1999 г. передал Истцу для представления на экспертизу.
Истец отказался подписать акт окончательной приемки выполненных работ по первому этапу, хотя Ответчик выполнил все предусмотренные работы: изготовил и поставил проект на согласование. Сроки проведения экспертизы не входят в срок выполнения первого этапа работ.
Ответчик в отзыве также пояснил, что в Контракте нигде не говорится об условиях поставки DDP применительно к поставке проектной документации. Контракт упоминает DDP применительно к цене оборудования, и что все налоги, таможенные пошлины и прочие сборы взимаются с оборудования при его поставке. При заключении Контракта стороны исходили из действующего на тот момент законодательства, согласно которому технологическое оборудование не облагалось НДС. Таможенные платежи оплачены Ответчиком в целях продолжения исполнения Контракта. Ответчик возражает против того, что проект технологической линии не соответствует требованиям Технического задания, т.к. в нем указано, что после проведения экспериментальных работ по согласованию с Истцом и Институтом возможны уточнения. Протоколом от 10 - 13 марта 1998 г. были приняты за основу предложенные Ответчиком технические решения.
В протоколе от 17 декабря 1999 г. стороны отметили необходимость корректировки технического задания и внесения изменений в календарный план.
Исходя из изложенного Ответчик считает имущественные требования Истца необоснованными и согласен на расторжение Контракта только при условии полной оплаты выполненных им работ и понесенных расходов.
В заседании Истец поддержал свои исковые требования и сообщил, что документация, хранившаяся на складе в течение 3-х лет, возвращена Ответчику в соответствии с грузовой таможенной декларацией. В государственных органах имел хождение "черновик", доставленный Ответчиком с нарочным. По мнению Истца, Ответчик должен был подготовить обоснование инвестиций в объеме проекта и после получения заключения экспертизы по нему должен быть сделан рабочий проект. Первый этап работ должен завершаться получением готового проекта. Кроме того, представители Истца подтвердили свое требование о расторжении контракта и заявили, что арбитражный сбор в этой части будет оплачен.
Представители Ответчика, повторив свои возражения, изложенные в отзыве, дополнительно пояснили, что затягивание подготовки проекта было вызвано тем, что, помимо Технического задания, стороны должны были согласовать технические условия и Истец должен был оказывать содействие при согласовании проекта в государственных органах, поэтому обвинения со стороны Истца в недобросовестности считают неправомерными.
Обсудив доводы сторон, состав арбитража вынес постановление об отложении слушания дела, обязав Истца представить письменный отзыв на возражения Ответчика с приложением документов в обоснование своих требований, а Ответчика - документально обосновать свои доводы о надлежащем исполнении контрактных обязательств.
Во исполнение постановления МКАС Истец представил дополнительное обоснование исковых требований с учетом возражений Ответчика, сославшись на условия Контракта, ИНКОТЕРМС-90, Таможенный кодекс РФ и строительные нормы и правила (СНиП). Истец считает, что Ответчик до настоящего времени не выполнил свои договорные обязательства по разработке и подготовке всего комплекса предпроектной и проектной работы, включая и рабочую документацию, и не представил акт о выполнении первого этапа работ. В обоснование базиса поставки на проектную документацию Истец сослался на счет Ответчика от 13 мая 1998 г., в котором указан базис поставки DDP, код ТНВЭД СНГ на перемещенный через таможенную границу товар - проект технологической линии и накладную от 13 мая 1998 г., где указано, что товар доставлен нарочным представителем Ответчика. Далее Истец пояснил, что Ответчиком в нарушение Контракта своевременно не были произведены таможенные платежи и какие-либо действия по изменению таможенного режима товара не производились. Таможенные платежи осуществлены Ответчиком 10 и 15 декабря 1999 г. Без завершения Ответчиком таможенной очистки товара государственные органы не могли дать официальное заключение по проектной документации. В связи с истечением трехлетнего срока хранения товара на складе согласно требованию Таможенного кодекса РФ товар был помещен в таможенный режим "Временный ввоз" и 1 июня 2001 г. выслан в адрес Ответчика.
Истец также отметил, что ссылка Ответчика на Приказ ГТК РФ N 248 от 13 апреля 1995 г. неосновательна, т.к. на момент заключения Контракта действовал Приказ ГТК РФ N 43 от 31 января 1997 г., поэтому на проектную документацию не могли распространяться льготы, предусмотренные Приказом ГТК РФ N 248 от 13 апреля 1995 г. Поскольку оригинал проекта технологической линии находился на таможенном складе с 14 мая 1998 г. до 7 мая 2001 г., то по нему не могли производиться какие-либо экспертизы и согласования. Те документы, которые в целях содействия выполнению Контракта направлялись на экспертизы и согласования, Истец квалифицирует как предварительные разработки, незаверенные копии и промежуточные эскизы проекта технологической линии. Таким же образом Истец квалифицирует документацию, переданную Ответчиком в марте 1999 г. работнику управления капитального строительства, который не является уполномоченным лицом по Контракту. Истец считает, что если та документация, находившаяся на таможенном складе 3 года, фактически не являлась проектом технологической линии, а само обоснование инвестиций, представленное Ответчиком на согласование, было разработано и ввезено Ответчиком в Россию в 1998 - 1999 гг., то это нарушение контрактных обязательств по срокам и таможенных процедур. Истец подчеркнул, что Ответчик в своем возражении на иск признал, что технологическая часть проекта передана Истцу 14 мая 1998 г., но указывает номер ГТД, по которой оформлен проект технологической линии, т.е. в мае 1998 г. им фактически под титулом "Проект технологической линии" была поставлена только документация в виде технологических чертежей КИПиА проекта на английском языке. По условиям Контракта это должно было быть на русском языке. Ответчик сам сообщает, что в марте 1999 г. завершил разработку обоснований инвестиций и 25 марта 1999 г. передал их на экспертизу, но они были ему возвращены из-за неоплаты счета. 29 сентября 1999 г. эти материалы были возвращены на доработку с выводами, что "...обоснования инвестиций в представленном виде не могут быть рекомендованы к реализации...".
15 декабря 1999 г. обоснования инвестиций переданы для проведения повторной экспертизы, но приняты на экспертизу только 19 января 2000 г. после оплаты ее стоимости. Приказом от 15 августа 2000 г. было утверждено заключение экспертной комиссии, которая рекомендовала Ответчику до начала проектных работ выполнить разработку Технологического регламента. Вывод комиссии: "... считаем возможным использование их (материалов обоснования) для разработки проектной документации с предварительным представлением на экологическую экспертизу Технологического регламента, разработанного с учетом приведенных в заключении экспертной комиссии рекомендаций...".
Согласно СН 11-101-95 "Порядок разработки, согласования, утверждения и состава обоснования инвестиций в строительстве предприятий, зданий и сооружений" разработка, согласование, экспертиза и утверждение проектной документации осуществляются после разработки обоснования инвестиций. Ответчик до настоящего времени не выполнил рекомендации госэкспертизы, в связи с чем обоснование инвестиций считается несогласованным.
Ссылаясь на Контракт, техническое задание и календарный план, Истец утверждает, что Ответчик должен разработать и поставить весь комплекс предпроектной и проектной документации, включая рабочую документацию. Перечень этих работ Ответчиком не выполнен, в чем представители Ответчика признались в ходе арбитражного разбирательства, имея в виду отсутствие рабочей документации. Согласно Контракту Ответчику необходимо было еще разработать и поставить на условиях DDP Технологический регламент, проект и рабочую документацию.
В МКАС поступили дополнительные пояснения Ответчика по иску. Выполнение им контрактных обязательств осуществлялось в соответствии с нормативными документами по строительству, действующими в Российской Федерации. По мнению Ответчика, в Контракте определено, что первый этап работ заканчивается на стадии передачи проекта на согласование Истцу (заказчику), это подтверждается и Протоколом технического совещания от 17 августа 1998 г., которым были утверждены новые сроки разработки проекта. 20 декабря 1997 г. Ответчик передал по акту предпроектные разработки на рассмотрение Истцу (заказчику) и Институту для рассмотрения и согласования. Ответчик отметил, что по результатам согласования предпроектных материалов был разработан только проект технологической линии и по накладной передан Истцу согласно спецификации и техническому заданию, без привязки к условиям промышленной площадки и т.п. Проект по требованию Истца был помещен на таможенный склад. Ответчик считает, что письмом от 6 мая 1998 г. Истец "вынудил" его согласиться на условия DDP по поставке проекта и подписать соответствующие документы. В процессе подготовительных работ был заключен договор на проведение научно - исследовательских работ.
В связи с тем, что проект по российскому законодательству должен разрабатываться после утверждения обоснования инвестиций, Институт на основании заключенного 12 ноября 1997 г. договора с Ответчиком совместил стадии "разработки обоснования инвестиций" и "проекта", поэтому было принято наименование проекта "Обоснование инвестиций в строительство (в объеме проекта)", которое разработано в соответствии с требованиями СН 11-101-95 и Инструкцией СНиП 11-01-95. Письмом от 14 декабря 2001 г. Институт подтвердил, что им разработана проектная документация в объеме проекта.
В марте 1999 г. после получения окончательных исходных данных Истца была завершена разработка обоснования инвестиций в объеме проекта, которое 23 марта 1999 г. было передано Истцу. 25 марта 1999 г. эти материалы Истец направил на экологическую экспертизу. Однако Акт приемки обоснования инвестиций не подписан Истцом (заказчиком), т.к. не было согласования с Государственным комитетом по охране окружающей среды.

[ИНФОРМАЦИЯ] Об утверждении арбитражных заседателей арбитражных судов субъектов Российской Федерации.  »
Общая судебная практика »
Читайте также