[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 12.08.2002 n 76/2001)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001-2002 гг., Статут, 2004) Использование при транспортировке грузов иного подвижного состава, чем это предусмотрено в договоре сторон об оказании транспортно-экспедиторских услуг, и неправильное оформление ответчиком железнодорожных накладных, что привело к уплате истцом дополнительных сборов перевозчику, повлекло возложение на ответчика возмещения дополнительных расходов, понесенных истцом.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. В силу соглашения сторон (латвийской и узбекской транспортно-экспедиторских организаций) к отношениям по договору об оказании транспортно-экспедиторских услуг применены нормы СМГС (Соглашения о международном грузовом сообщении) и законодательство Латвийской Республики (ГЗ ЛР).
2. Использование при транспортировке грузов иного подвижного состава, чем это предусмотрено в договоре сторон, и неправильное оформление ответчиком железнодорожных накладных, что привело к уплате истцом дополнительных сборов перевозчику, повлекло возложение на ответчика возмещения дополнительных расходов, понесенных истцом.
3. Установив, что начисленная истцом неустойка не превышает суммы основного долга, МКАС отклонил ходатайство ответчика о снижении суммы неустойки, поскольку ГК ЛР предусматривает возможность снижения неустойки лишь в случаях, когда ее размер превышает сумму основного долга.
4. На основании норм ГК ЛР удовлетворено требование истца о взыскании наряду с неустойкой за просрочку платежа также процентов годовых на сумму денежного долга и процентов с суммы процентов за просрочку в оплате, превышающую один год. При этом учтено экспертное заключение латвийской юридической фирмы.
Дело N 76/2001. Решение от 12.08.2002
Иск был предъявлен латвийской транспортно-экспедиторской фирмой к узбекской транспортно-экспедиторской фирме о взыскании задолженности, возникшей при исполнении договора об оказании транспортно-экспедиторских услуг, заключенного сторонами 20 мая 1997 г. и пролонгированного на 1998 и 1999 гг.
Требования истца включали: погашение суммы основного долга, взыскание договорной неустойки за просрочку платежа и процентов годовых на сумму просроченного платежа.
В представленном отзыве на иск ответчик возражал против удовлетворения исковых требований. Однако после сверки сторонами расчетов в заседании арбитража он признал часть суммы основного долга, продолжая возражать против требований истца о взыскании остальных предъявленных требований. Ответчик оспаривал действительность изменения к договору, на основании которого были истцом начислены пени за просрочку платежа, сославшись на подписание этого документа неуполномоченным лицом. Возражал он и против возложения на него дополнительных расходов, понесенных истцом из-за неправильного оформления железнодорожных накладных, заявив, что он не получал от истца соответствующих инструкций. Поставил ответчик и вопрос о несоразмерности начисленной пени сумме основного долга. По мнению ответчика, наличие условий о взыскании пени исключает возможность требования процентов годовых.
Истец представил объяснения по всем возражениям ответчика, в частности справку нотариуса о наличии надлежаще зарегистрированной доверенности у лица, подписавшего от имени ответчика Изменение к договору.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС на рассмотрение спора, возникшего между сторонами, основана на п. 5.1 договора от 20 мая 1997 г., согласно которому споры, не урегулированные по взаимному согласию контрагентов, разрешаются "в Международном Коммерческом арбитраже при ТПП РФ г. Москвы, решение которого окончательно и обязательно для обеих сторон". Некоторая неточность в обозначении МКАС устраняется действиями сторон по направлению в МКАС искового заявления, возражений на иск, а также участием представителей сторон в заседаниях МКАС.
2. По вопросу о материальном праве, применимом к спору из договора между сторонами, арбитражный суд установил, что в силу п. 5.3 договора "стороны в своих отношениях при исполнении договора и приемке груза руководствуются нормами СМГС (Соглашением о международном грузовом сообщении) и законодательством Латвийской Республики". Этим же применимым правом стороны руководствовались в своих взаимоотношениях и в своих объяснениях перед арбитражем.
3. По существу требований МКАС установил следующее. Истец выполнил свои договорные обязательства, и это ответчиком не оспаривается. Следовательно, в силу ст. 2223 ГЗ ЛР истец вправе рассчитывать на оплату произведенных услуг. На 23 мая 2002 г. день судебного заседания согласно согласованному акту сверки расчетов от 09.01.2002, подписанному сторонами во исполнение постановления МКАС от 30.11.2001, разногласия в расчетах между истцом и ответчиком остаются по счетам N 7/246 от 19.08.1998; N 8/296 от 17.09.1998; N 8/295 от 17.09.1998; N 908/539 от 29.09.1999; N 908/547 от 30.08.1999.
4. Арбитраж констатировал, что ответчик признает задолженность перед истцом по счету N 7/246 от 19.08.1998 в части уплаты основной суммы долга. Следовательно, эта сумма подлежит взысканию с ответчика.
5. Счета N 8/296 и N 8/295 от 17.09.1998 включают оплату расходов истца за дополнительные сборы, взысканные железной дорогой, вследствие использования ответчиком рефрижераторных секций вместо крытых вагонов и отсутствия в ж/д накладных отметки "взамен крытого". Суд установил, что в соответствии с параграфом 1 ст. 12 СМГС отправитель несет ответственность за правильность сведений и заявлений, указанных им в накладной. Он несет ответственность за все последствия неправильного, неточного или неполного указания этих сведений и заявлений, а также оттого, что они внесены в несоответствующую графу накладной. Пунктом 8.11 Тарифов на грузовые железнодорожные перевозки (Прейскурант N 10-01) и ст. 4.2.1 Тарифной политики железных дорог государств участников СНГ на перевозки грузов в международном сообщении с оплатой в свободно конвертируемой валюте на 1998 фрахтовый год предусмотрено, что, если рефрижераторный вагон подан взамен крытого вагона и перевозка осуществляется без поддержания температурного режима, плата исчисляется по правилам для универсального подвижного состава за расчетную массу для повагонной отправки в специализированном подвижном составе, но не менее чем за 40 тонн. В этом случае станция отправления должна сделать отметку в перевозочных документах о подаче рефрижераторного вагона взамен крытого. Если рефрижераторный вагон подан по заявке грузовладельца для перевозки нескоропортящегося груза, провозная плата исчисляется как за перевозку скоропортящегося груза. Арбитраж констатирует, что стороны не только в рамках своих договорных отношений определили порядок внесения отметок "взамен крытого" в случае подачи рефсекций, но такой порядок определен нормами применимого права, включая международные соглашения и договоры. Применимыми нормами права определен и размер взимаемого тарифа в случае отсутствия таких отметок. Суд отмечает, что и в заседании арбитража стороны ссылались на указанные нормы применимого права. Договором предусмотрена и соответственно подлежала оплате стоимость перевозки груза по территории Латвии только в крытых вагонах, поэтому ответчику не следовало использовать другой подвижной состав. Истец представил суду доказательства оплаты дополнительных сборов по провозным платежам в изотермическом подвижном составе Латвийской железной дороге. Суд не признал убедительными доводы ответчика о том, что истец направил инструкцию о порядке заполнения ж/д накладных и проставлении отметки "взамен крытого" ненадлежащему сотруднику предприятия ответчика. Указанный сотрудник вел переписку с истцом, и инструкция фактически поступила на предприятие ответчика. Кроме того, аналогичные инструкции истец направлял ответчику для заполнения ж/д накладных и по другим отгрузкам. Стороны признали в заседании арбитража, что никакими особенностями отправки товаров в рамках счетов N 8/296 и N 8/295 от 17.09.1998 не отличались. Поэтому ответчик не мог не знать о необходимости сделать отметку в перевозочных документах о подаче рефрижераторного вагона взамен крытого. Поскольку истец понес расходы, оплатив дополнительные сборы железной дороге по вине ответчика, ответчик должен возместить эти расходы истцу.
6. Рассмотрев требование истца о начислении пени за просрочку платежа, МКАС установил следующее. При просрочке платежа согласно п. 3.3 договора ответчик уплачивает истцу пеню в размере 0,01% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки. Поскольку суд установил обязанность ответчика удовлетворить требования истца по возмещению основной суммы долга, ответчик также обязан к возмещению пени в установленном договором размере в отношении перечисленных счетов.
7. В отношении счетов N 908/539 от 29.09.1999 и N 908/547 от 30.08.1999 установлено, что после предъявления истцом 28.02.2001 претензии N RG-07/0653 указанные счета были ответчиком оплачены п/п N 56 от 14.03.2001, и тем самым долг погашен. Суд не согласился с доводами ответчика о задержке в предъявлении ему претензии, поскольку счета были выставлены своевременно и у ответчика имелась обязанность по договору оплатить их в установленный в договоре срок. В этой ситуации ст. 1760 ГЗ ЛР дает право истцу требовать уплаты штрафа (пени). Размер штрафа по этим счетам определен из расчета 0,2% за каждый день просрочки на основании Изменения N 1 к договору от 22.01.1999. Изучив доводы ответчика о недействительности этого Изменения ввиду подписания его неуполномоченным доверенностью лицом, суд установил, что истцом представлены доказательства о наличии надлежащей доверенности у представителя истца на момент подписания документа. Согласно ч. 2 ст. 1410 ГЗ ЛР юридические лица совершают юридические сделки через своих представителей. Пункт 6.3 договора от 20 мая 1997 г. предусматривает, что все эти изменения и дополнения к договору имеют юридическую силу, если они совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными на то лицами. Изменение N 1 к договору, как установлено, было совершено в письменной форме и подписано уполномоченным лицом. Следовательно, истец вправе начислить пени в размере, установленном в Изменении N 1, а ответчик обязан оплатить сумму пени.
8. Суд рассмотрел возражения ответчика, касающиеся начисления суммы штрафа, которую ответчик считает несоразмерной сумме основного долга, имеющегося у ответчика на момент рассмотрения спора, и признал их не основанными на законе и не соответствующими нормам применимого права. Статья 1760 ГЗ ЛР не предусматривает возможности снижения неустойки (штрафа) по этому основанию. Нормой этой статьи устанавливается, что размер неустойки (штрафа) не должен превышать сумму основного долга. Суд согласился с выводами истца о том, что сумма штрафа по всем счетам не превышает общей суммы задолженности, имевшейся у ответчика, включая сумму долга по счетам N 908/539 и N 908/547, оплаченным с просрочкой.
9. Обратившись к требованию истца о начислении процентов годовых на сумму денежного долга, суд установил, что ст. 1765 ГЗ ЛР предусматривает начисление законных процентов в размере 6% годовых на накопленную и просроченную сумму долга, если иной размер процентов не определен в самом договоре. При расчете суммы процентов истец руководствовался нормами применимого права (ст. ст. 1756, 1765 ГЗ ЛР), правильность взыскания процентов с суммы процентов при просрочке в оплате более чем за один год подтверждается доказательствами, имеющимися в деле, экспертным заключением юридической фирмы Baltikums. Основываясь на нормах применимого права (ст. ст. 1756, 1765 ГЗ ЛР), суд считает требования обоснованными и подлежащими удовлетворению в заявленной сумме.
10. Поскольку истец в ходе рассмотрения дела уменьшил размер исковых требований, в части, на которую истец отказался от своих требований, дело подлежит прекращению в соответствии с п. 2 "а" параграфа 45 Регламента МКАС.
11. В соответствии с п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах арбитражный сбор возлагается на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 4-Г02-23 от 12.08.2002] В удовлетворении заявления о признании результатов выборов недействительными и об отмене решения избирательной комиссии о результатах выборов отказано правомерно, так как при их проведении не было допущено нарушений избирательного законодательства, влекущих признание выборов недействительными.  »
Общая судебная практика »
Читайте также