[ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 14-П от 22.07.2002] О проверке конституционности ряда положений Федерального закона О реструктуризации кредитных организаций, пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона О несостоятельности (банкротстве).

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 июля 2002 г. N 14-П
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ КРЕДИТНЫХ
ОРГАНИЗАЦИЙ", ПУНКТОВ 5 И 6 СТАТЬИ 120 ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)" В СВЯЗИ
С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН, ЖАЛОБОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ
ОРГАНИЗАЦИИ "АССОЦИАЦИЯ ЗАЩИТЫ ПРАВ АКЦИОНЕРОВ
И ВКЛАДЧИКОВ" И ЖАЛОБОЙ ОАО "ВОРОНЕЖСКОЕ
КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО АНТЕННО - ФИДЕРНЫХ
УСТРОЙСТВ"
Именем Российской Федерации
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего А.Л. Кононова, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
с участием ряда граждан, обратившихся с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации, и их представителей, а также представителей Государственной Думы - постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева и депутата П.А. Медведева, представителя Совета Федерации - председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Ю.А. Шарандина,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 8 июля 1999 года "О реструктуризации кредитных организаций", а также пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона от 8 января 1998 года "О несостоятельности (банкротстве)".
Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан А.Я. Аванова, А.В. Аверкина, Г.М. Авешникова, Г.К. Авксентюк, А.М. Аксенова, А.Б. Александрова, С.Н. Алексухина, Б.П. Алленова, В.А. Ананьева, С.С. Ананьевой, В.Б. Ардаева, В.В. Асиповой, Ю.Л. Бакалиной, В.Б. Белицкого, Л.Л. Беляевой, Е.М. Белогуровой, И.И. Бирюкова, О.В. Бирюковой, Е.А. Борисовой, С.И. Борисовой, Г.Н. Бурлаковой, В.И. Бутко, В.Н. Бутко, М.Г. Бутко, Л.В. Васильевой, Л.А. Василькина, Л.А. Виноградовой, Е.Н. Войтовой, А.Ю. Воловикова, Е.И. Воробьевой, И.И. Воробьевой, Л.Г. Воронцовой, А.Л. Вотинцева, Л.Н. Галаты, В.А. Генералова, И.В. Годиной, Г.Д. Гончаровой, В.К. Горбаня, Ф.В. Горбачева, А.И. Горского, С.И. Грачевой, В.М. Гудкова, М.П. Гусевой, В.Г. Давыдова, Г.А. Давыдова, Н.И. Данковой, С.П. Долговой, Э.В. Дунаева, П.И. Дюжего, Т.А. Елисеевой, Д.М. Епифанова, Б.С. Журавлева, Г.Е. Зайцева, И.С. Зайцевой, С.Б. Загородникова, М.Б. Зака, Ю.А. Захарова, А.Я. Зенушкина, В.И. Зерницкого, М.Е. Зыскович, А.Г. Иванова, В.С. Ильинчик, Ю.В. Ишукова, Т.В. Казанцевой, Л.Р. Каменской, С.А. Квасовой, С.Ю. Кибизова, Ю.С. Кибизова, А.К. Кибизовой, А.Н. Клементьевой, Г.П. Клементьевой, В.Ф. Клисенко, С.Н. Кожевникова, Л.Ф. Колковской, Ю.В. Колковского, Т.А. Корнеевой, А.Л. Котлярова, А.М. Котова, И.Г. Коюшевой, В.М. Кузько, И.А. Кузько, А.Д. Крыловой, В.Д. Кузнецова, Л.П. Кузнецовой, А.С. Кулешовой, А.А. Лагутиной, А.Ф. Лаптева, В.В. Леонович, В.И. Листопада, С.И. Логвина, Е.Л. Майорчук, В.В. Макарчука, А.Н. Мамончука, К.В. Макеева, Г.Н. Мантуровой, С.В. Маркина, В.М. Марголина, В.И. Мариничевой, И.В. Матвеевой, Н.В. Мельниковой, Л.М. Митюниной, М.С. Митюниной, В.П. Михайлова, В.М. Мурашкина, С.М. Мухаметова, И.Л. Немкова, П.А. Нефедова, Н.К. Николаенко, А.Н. Образцова, Л.Ф. Оболенской, С.И. Орловой, Ю.П. Оскардова, Д.И. Петриченко, К.Г. Пискуновой, Л.Ю. Пьянковой, В.А. Радина, И.С. Ревеса, И.М. Родионовой, А.П. Рощина, Р.Д. Савельева, И.И. Савельевой, А.А. Садыгова, А.Х. Саркисяна, Н.А. Сашевской, А.И. Семенова, Е.Т. Серебряной, М.К. Сиваш, В.И. Сидоровой, Л.В. Скворцовой, А.И. Скрябина, И.Г. Скрябиной, Т.В. Скобелевой, Е.А. Славинской, А.В. Сорокиной, Л.В. Сорокиной, Е.В. Сурковой, Л.И. Сурова, О.Л. Суровой, В.М. Тельнова, Л.Т. Тельновой, Н.И. Тимофеева, Л.Д. Титовой, Н.П. Ткача, Г.В. Ткаченко, Я.Л. Тудоровского, О.В. Тымчука, Н.В. Успенской, Е.П. Федосюк, В.А. Филиппова, С.Н. Фомина, Н.И. Фоминой, Н.И. Фомичевой, А.Е. Фролова, Г.Е. Фроловой, С.Ф. Хлебникова, Т.А. Хлебниковой, В.Т. Хлыстова, Л.И. Цедилина, А.Н. Чекова, А.Н. Чернова, Ю.В. Черного, А.С. Чернышевой, Л.М. Чувашовой, Ю.Ф. Шамрая, Е.М. Шаровой, Р.Ш. Шералиева, Л.А. Шералиевой, М.Н. Шестопалова, С.И. Шеховцова, Е.А. Шеховцовой, И.Н. Шинкаревой, Д.А. Шинкарева, В.В. Шумовой, И.В. Языниной, а также жалобы региональной общественной организации "Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков" и ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно - фидерных устройств" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Федеральных законов "О реструктуризации кредитных организаций", "О несостоятельности (банкротстве)" и "Об исполнительном производстве", касающихся порядка и условий заключения и утверждения мирового соглашения при реструктуризации кредитных организаций, а также положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", устанавливающих порядок и условия уменьшения уставного капитала кредитной организации при ее реструктуризации.
Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Г. Ярославцева, объяснения сторон и их представителей, заключение эксперта - доктора юридических наук О.М. Олейник, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также представителей: от Центрального банка Российской Федерации - А.Г. Гузнова, от государственной корпорации "Агентство по реструктуризации кредитных организаций" - А.Г. Мельникова и П.Д. Баренбойма, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
установил:
1. На основании статьи 23 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" между открытым акционерным обществом "Банк Российский кредит" и акционерным коммерческим банком "СбС-АГРО" - кредитными организациями, перешедшими под управление Агентства по реструктуризации кредитных организаций, и объединениями их кредиторов были заключены мировые соглашения. В соответствии с условиями этих мировых соглашений, утвержденных Арбитражным судом города Москвы, неисполненные названными банками обязательства по договорам банковского вклада были преобразованы в новые обязательства.
В жалобах граждан - вкладчиков ОАО "Банк Российский кредит" и АКБ "СбС-АГРО", а также региональной общественной организации "Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков" оспаривается конституционность следующих положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций": статьи 10, предоставляющей Агентству по реструктуризации кредитных организаций право принять решение о переходе кредитной организации под управление Агентства или отказаться от принятия кредитной организации под свое управление; подпунктов 1 и 3 пункта 2 статьи 13, устанавливающих последствия перехода кредитной организации под управление Агентства; пункта 3 статьи 14, указывающего, что при осуществлении мероприятий по реструктуризации кредитной организации Агентство удовлетворяет требования кредиторов в порядке и очередности, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации; пункта 1 и подпункта 1 пункта 2 статьи 15, устанавливающих, что Агентство осуществляет мероприятия по реструктуризации кредитной организации на основе плана реструктуризации кредитной организации, срок реализации которого не должен превышать три года с момента перехода кредитной организации под управление Агентства и который должен включать в себя мероприятия по реструктуризации обязательств кредитной организации; статьи 22, предоставляющей Агентству право через органы управления кредитной организации принять решение о ликвидации кредитной организации и на этом основании обратиться в Банк России с ходатайством об аннулировании (отзыве) у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций; статей 23 - 27, устанавливающих порядок и условия заключения и утверждения мирового соглашения при реструктуризации обязательств кредитной организации, а также пункта 3 статьи 46, закрепляющего за Банком России право давать официальные разъяснения по вопросам применения Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций".
Граждане В.Б. Ардаев, С.Б. Загородников, И.С. Зайцева, К.В. Макеев, А.А. Садыгов, Н.В. Успенская и И.В. Язынина просят также проверить конституционность отдельных положений пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", устанавливающих обязательность мирового соглашения для всех лиц, участвующих в нем, и не допускающих односторонний отказ от его исполнения, а гражданин К.В. Макеев, кроме того, - конституционность пункта 2 статьи 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве", закрепляющего в качестве основания прекращения исполнительного производства утверждение судом мирового соглашения между взыскателем и должником.
Заявители утверждают, что оспариваемые ими нормы Федеральных законов "О реструктуризации кредитных организаций", "О несостоятельности (банкротстве)" и "Об исполнительном производстве" нарушают конституционные права и свободы, гарантируемые статьями 1, 2, 3 (часть 4), 6 (часть 2), 7, 8, 10, 11 (части 1 и 3), 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21 (часть 1), 22, 23, 28, 29, 30, 32, 34, 35, 38, 40 (часть 1), 45, 46, 47 (часть 1), 53, 54, 55, 56, 57, 76, 108 (часть 1), 114 (пункты "а" и "г" части 1), 118, 120, 123 (часть 3), 132 (часть 1) Конституции Российской Федерации, и противоречат ее преамбуле.
1.1. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемый закон применен или подлежит применению в деле заявителя и если этим законом затрагиваются его конституционные права и свободы. Несоблюдение этих условий является основанием к отказу в принятии жалобы к рассмотрению. Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, если по предмету обращения ранее им было вынесено постановление, сохраняющее свою силу. Если же основания к отказу будут выявлены в ходе заседания Конституционного Суда Российской Федерации, то производство по делу прекращается в соответствии со статьей 68 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исследовав приложенные к жалобам документы и заслушав доводы заявителей по настоящему делу, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что положения статьи 10, подпункта 1 пункта 2 статьи 13, пункта 1 и подпункта 1 пункта 2 статьи 15, статьи 22, пункта 4 статьи 23 и пункта 3 статьи 46 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" в делах заявителей не применялись, а потому в части, касающейся проверки их конституционности, производство по делу подлежит прекращению.
Положения подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" о введении и продлении моратория на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации, находящейся в процессе реструктуризации, уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 3 июля 2001 года по делу о проверке конституционности отдельных положений подпункта 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"), а потому и в этой части производство по настоящему делу подлежит прекращению.
Норма пункта 3 статьи 14 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", устанавливающая, что при осуществлении мероприятий по реструктуризации кредитной организации Агентство по реструктуризации кредитных организаций удовлетворяет требования кредиторов в порядке и очередности, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации, будучи отсылочной по своему характеру, сама по себе не может рассматриваться как нарушающая права и свободы граждан, а потому производство по настоящему делу в этой части также подлежит прекращению.
Пункт 2 статьи 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве", предусматривающий прекращение исполнительного производства в случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником, как полагает заявитель К.В. Макеев, был применен при реструктуризации банка, вкладчиком которого он является. Между тем регламентация порядка заключения мирового соглашения для реструктуризации обязательств кредитной организации осуществляется по нормам главы IV Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций". Разрешение же вопроса о возможности применения норм Федерального закона "Об исполнительном производстве" к отношениям, возникающим в процессе заключения такого мирового соглашения, Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно, а относится к компетенции иных судов, которые при рассмотрении конкретного дела осуществляют выбор подлежащей применению нормы. Следовательно, производство по делу в части, касающейся проверки конституционности пункта 2 статьи 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве", подлежит прекращению.
В жалобе ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно - фидерных устройств" оспаривается конституционность пункта 2 статьи 6, пункта 1 статьи 7, пункта 2 статьи 8, пунктов 1, 2 и 3 статьи 10, статей 11 и 12 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", устанавливающих порядок и условия уменьшения (увеличения) уставного капитала кредитной организации при реструктуризации кредитной организации. По мнению заявителя, указанные нормы не соответствуют статьям 3 (часть 1), 35 (части 1, 2 и 3), 55 (часть 2) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той части, в какой они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают внесудебное отстранение собственников от владения и распоряжения принадлежащим им имуществом с одновременной передачей соответствующих полномочий в пользу Агентства по реструктуризации кредитных организаций. Между тем, как следует из пункта 1 статьи 66 и пункта 3 статьи 213 ГК Российской Федерации, акционеры, хотя и не являются собственниками имущества банка, имущественное право требования к нему не утрачивают, в связи с чем их права, закрепленные статьей 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оспариваемыми

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 91-Г02-12 от 22.07.2002] Субъекты Российской Федерации вправе регулировать порядок выдачи лицензий на розничную продажу алкогольной продукции на платной основе.  »
Общая судебная практика »
Читайте также