[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Деликтное обязательство составляет обязанность лица, причинившего вред личности или имуществу гражданина, возместить его в полном объеме и, соответственно, право потерпевшего лица требовать такое возмещение.

На иждивении К. находилась несовершеннолетняя дочь - Т., 1983 г. рождения, в интересах которой прокурором г. Нерюнгри предъявлен иск к П. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца.
Определением Нерюнгринского городского суда производство по делу было приостановлено на основании ч. 3 ст. 214 ГПК в связи с пребыванием ответчика в действующей части Вооруженных Сил РФ.
Впоследствии решением Нерюнгринского городского суда постановлено: взыскивать с П. в пользу Т. по 451 руб. 50 коп. с последующей индексацией ежемесячно в счет возмещения вреда в связи со смертью кормильца, начиная с 5 августа 1999 г., вплоть до совершеннолетия ребенка.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Постановлением президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) протест прокурора Республики Саха (Якутия) на это решение отклонен.
В протесте заместителя Генерального прокурора РФ был поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с неправильным применением судом норм материального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ нашла его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
Согласно ст. 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований. Деликтное обязательство составляет обязанность лица, причинившего вред личности или имуществу гражданина, возместить его в полном объеме и право потерпевшего лица требовать такое возмещение.
К. скончалась от телесных повреждений, полученных при ДТП 29 марта 1995 г. Прокурор г. Нерюнгри обратился в суд с исковыми требованиями в интересах несовершеннолетней Т. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца 18 июня 1997 г. Право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца возникло у Т. с момента гибели К.
Решением суда возмещение вреда в связи со смертью кормильца в пользу несовершеннолетней Т. взыскано со дня рассмотрения дела в суде, т.е. с 5 августа 1999 г.
Надзорная инстанция согласилась с решением суда, оставив его без изменения, и указала, что доводы в протесте о том, что суду следовало взыскать платежи в возмещение вреда с момента смерти кормильца, не могут служить основанием для отмены решения. При этом сослалась на то, что согласно ст. 1092 ГК РФ суд при наличии уважительных причин, с учетом возможностей причинителя вреда, по требованию заявителя вправе присудить платежи единовременно за прошлые 3 года.
Такое толкование закона ошибочно, поскольку ст. 1092 ГК предусматривает возмещение вреда на будущее время единовременно, но не более чем за 3 года.
В соответствии с п. 1 ст. 1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания. Таким образом, условием, при котором может быть признано право на получение возмещения вреда в случае смерти кормильца, является иждивенчество детей, которое предполагается и не требует доказательств. Следовательно, несовершеннолетняя дочь умершей приобретает право на возмещение вреда со дня смерти матери (кормильца).
Взыскивая денежную сумму в счет возмещения вреда со дня вынесения решения, суд нарушил право несовершеннолетней Т. на полное возмещение вреда, предусмотренное законодательством, что является основанием к отмене состоявшихся судебных постановлений.
С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации решение Нерюнгринского городского суда и постановление президиума Верховного суда Республики Саха (Якутия) отменила, дело направила на новое рассмотрение.

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ] Неправильное толкование норм международного права повлекло за собой необоснованное направление дела для производства дополнительного расследования.  »
Общая судебная практика »
Читайте также