ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗА 2004 ГОД
Количество уголовных дел, поступивших на рассмотрение в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ в 2004 году, по сравнению с количеством дел за аналогичный период 2003 года, сократилось на 8,2%.
В 2004 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке рассмотрела 5123 дела в отношении 8953 человек по жалобам и представлениям на решения республиканских, краевых, областных и окружных судов, а также судов Москвы и Санкт-Петербурга, что на 14,2% меньше, чем за 2003 год.
По кассационным жалобам и представлениям прокурора на приговоры и определения о прекращении дела и о применении мер медицинского характера к невменяемым рассмотрено 4307 дел в отношении 7880 человек.
По жалобам и представлениям на иные определения, вынесенные на стадии судебного производства, в порядке судебного контроля, в порядке исполнения приговора рассмотрено 816 дел на 1073 лица, что на 12,4% меньше, чем в 2003 году.
Отменены приговоры в отношении 461 человека (5,9%), изменены - в отношении 948 (12%).
В отношении 4665 человек приговоры оставлены без изменения.
По 1798 лицам вынесены другие кассационные определения с удовлетворением жалобы или представления без отмены или изменения приговора в части квалификации или меры наказания, из них в отношении 1302 человек приговоры приведены в соответствие с новыми законами.
Судебная коллегия отменила обвинительные приговоры в отношении 304 человек - 3,9% всех осужденных, обжаловавших приговоры.
С направлением дел на новое судебное рассмотрение отменены в полном объеме приговоры в отношении 237 лиц, обжаловавших приговор. В отношении 36 человек обвинительные приговоры отменены ввиду мягкости наказания.
Отменены приговоры в отношении 12 осужденных с прекращением дела по реабилитирующим основаниям и в отношении 14 лиц - по иным основаниям.
Оправдательные приговоры отменены в отношении 151 человека - это 45,8% всех оправданных, приговоры в отношении которых были обжалованы в Верховный Суд РФ.
Изменены приговоры в кассационном порядке в отношении 948 человек - 12,0%.
Судебная коллегия рассмотрела в кассационном порядке 549 дел в отношении 1017 человек, приговоры по которым вынесены судами с участием присяжных заседателей. Отменены обвинительные приговоры в отношении 67 осужденных и оправдательные приговоры в отношении 84 человек. Приговоры, вынесенные 83 лицам, изменены. За отчетный период рассмотрены жалобы и представления на определения о возвращении дел прокурору в отношении 99 человек, из них в отношении 53 человек (53,5%) определения отменены.
Отмена приговоров с прекращением уголовных дел
или направлением дел на новое судебное разбирательство
В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.
Согласно приговору Воронежского областного суда Панков и Попадинец признаны виновными в том, что 11 января 2003 г. в ходе возникшего при употреблении спиртных напитков конфликта из неприязни причинили Никулину множественные телесные повреждения, действуя совместно и с прямым умыслом, направленным на причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.
В приговоре суд сослался на отсутствие достоверных доказательств направленности умысла на причинение смерти другому человеку и необходимость толкования всех сомнений в виновности Панкова и Попадинца в их пользу.
Однако такой вывод суд сделал без должной оценки заключения судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений, без учета способа и орудий преступления.
Из материалов дела видно, что телесные повреждения Никулину причинены руками, ногами, сковородой и ножом.
Согласно данным медицинского эксперта по голове потерпевшему нанесено не менее 20 ударов, в грудь и в живот - по одному, по конечностям - не менее 30, а также - ножом два удара в грудь и четыре удара в другие части тела.
Смерть Никулина наступила на месте преступления от причиненных осужденными телесных повреждений, что ими и не оспаривалось.
Таким образом, вывод об отсутствии у Панкова и Попадинца умысла на причинение смерти потерпевшему сделан судом без надлежащей оценки совокупности имеющихся в деле доказательств, в связи с чем приговор отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.
По приговору Тульского областного суда Чуев признан виновным в убийстве Киселева из корыстных побуждений, а также в пособничестве в убийстве Киселевой из корыстных побуждений.
Судом установлено, что Чуев, получив от Киселевых доверенность на продажу их квартиры, договорился с Гадюченко (также осужденным за это преступление) об убийстве потерпевших и завладении вырученными от продажи квартиры деньгами. Во исполнение преступного замысла Чуев веревкой сдавил шею Киселева, от чего наступила его смерть. Аналогичным способом Гадюченко задушил Киселеву. После этого Чуев и Гадюченко захоронили трупы.
Признавая Чуева виновным в пособничестве в убийстве Киселевой, суд не указал, в чем конкретно оно выразилось, не усматривалось это и из установленных судом обстоятельств дела.
Указанное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло отмену приговора в части осуждения Чуева по ст. 17, п. п. "а", "з" ст. 102 УК РСФСР и прекращение уголовного дела за непричастностью его к совершению этого преступления.
Кировским областным судом Баюнов и Чигарских признаны виновными в убийстве Ивонина группой лиц, сопряженном с разбоем.
В обоснование доказанности вины Баюнова в качестве соисполнителя по данному эпизоду обвинения суд сослался на показания самого осужденного, данные в ходе предварительного следствия, а именно: "Удавку на шее водителя я держал и в тот момент, когда Чигарских стал наносить удары".
Однако таких показаний в указанном судом протоколе допроса не содержится. Напротив, из протокола видно, что нанесение Чигарских ударов ножом потерпевшему для Баюнова явилось неожиданным, поэтому он сразу "отпустил удавку", так как намерений лишить жизни Ивонина у него не было.
Других доказательств участия Баюнова в убийстве Ивонина в материалах дела не имелось, к тому же, как установил суд, предварительный сговор на убийство между осужденными отсутствовал.
Поэтому приговор в части осуждения Баюнова по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменен, а дело прекращено за непричастностью его к совершению преступления.
По приговору Нижегородского областного суда Сухарев признан виновным в умышленном причинении Савченко и Безпалову тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности их смерть.
Обосновывая квалификацию содеянного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд указал в приговоре, что действия осужденного были направлены на причинение потерпевшим тяжкого вреда здоровью, смерть же последних наступила в больнице спустя несколько дней после получения телесных повреждений.
Суд также сослался на то, что об отсутствии умысла на убийство свидетельствуют и действия Сухарева после причинения потерпевшим телесных повреждений: будучи убежденным, что они оба живы, и при наличии умысла на умышленное лишение жизни, имея реальную возможность довести его до конца, он этого не сделал, напротив, обратился к Маслову с просьбой вызвать медицинскую "скорую помощь".
Между тем, делая такой вывод, суд не дал оценки способу и орудию преступления (удары нанесены металлической гантелью по головам потерпевших), а также характеру полученных повреждений, а именно: по травмам в виде переломов костей свода и основания черепа.
Не оценены и показания свидетеля Волковой, согласно которым Сухарев угрожал Савченко и Безпалову убийством, а после нанесения ударов заявил, что убил их.
Судебная коллегия признала необходимым, чтобы при новом судебном разбирательстве областной суд, решая вопрос о направленности умысла Сухарева, учел все обстоятельства содеянного, в частности способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений у потерпевших, предшествовавшее преступлению и последующее поведение Сухарева.
Согласно ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора должны быть изложены основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.
Кемеровский областной суд, оправдывая Кулагина по обвинению в покушении на убийство двух лиц, совершенном общеопасным способом, по найму, указал, что его вина не доказана ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании; не установлено каких-либо доказательств, свидетельствующих об умысле на убийство.
Однако, как видно из приговора, в описательно-мотивировочной части суд признал, что Кулагин произвел два выстрела из пистолета "ТТ" в потерпевших Пучкова и Елистратова, пугая их, при этом ранил Лешихина, случайно оказавшегося рядом.
Кулагин не оспаривал, что стрелял в общественном месте, потерпевшие и свидетели подтвердили его показания. Объективно данные сведения подтверждены выводами судебно-медицинского эксперта о причинении Лешихину огнестрельного ранения.
Не оценены показания Кулагина о том, что он действительно стрелял в потерпевших, желая их попугать, исполняя полученный по телефону "заказ".
Не отражены в приговоре и не получили оценки суда иные данные, имеющие существенное значение по делу: производство выстрелов с близкого расстояния в группу людей в парке в день массовых гуляний, причинение огнестрельного ранения одному из потерпевших, попадание пули в квартиру жилого дома.
Несмотря на эти обстоятельства, суд не указал в приговоре, по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие, поэтому приговор признан незаконным и необоснованным.
Верховным Судом Республики Бурятия Назаров, Бельгаев и Мирошниченко признаны невиновными и оправданы по обвинению в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору.
Органы предварительного расследования в обоснование виновности названных лиц в убийстве Котова ссылались на показания Мирошниченко и Бельгаева, на акты судебно-медицинской, биологической и криминалистических экспертиз, показания ряда свидетелей.
Суд в приговоре указал, что показания Мирошниченко и Бельгаева получены с нарушением закона, даны под физическим и психологическим давлением со стороны сотрудников милиции.
Однако этот вывод не согласуется с решением о проверке доводов Мирошниченко и Бельгаева о применении к ним незаконных методов ведения следствия, которое имеется в материалах дела и никем не отменено.
Протокол следственного эксперимента, содержащий показания Мирошниченко о том, что он вместе с Бельгаевым и Назаровым избивал потерпевшего, исключен из числа доказательств, поскольку в качестве специалиста в нем участвовал следователь, возбудивший уголовное дело и производивший ряд следственных действий.
В то же время следователь утверждал, что в ходе следственного эксперимента лишь производил видеосъемку.
Согласно ст. 58 УПК РФ специалистом является лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.
По данным фактам суд не указал, возможно ли в таком случае признать следователя специалистом, а видеосъемку считать "применением технического средства в исследовании материалов уголовного дела".
Поскольку все доказательства по делу не проанализированы и полной, всесторонней, объективной оценки суда не получили, приговор отменен.
Нарушения уголовно-процессуального закона,
повлекшие отмену приговоров
В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен приговор Волгоградского областного суда в отношении Исрапилова, Бицадзе, Гаджиева и Кахаева, осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
В соответствии со ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.
Согласно ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, должны быть переведены на его родной язык.
Органы следствия признали, что обвиняемый Гаджиев недостаточно владеет русским языком, поэтому все основные следственные действия, в том числе ознакомление с материалами уголовного дела, были проведены с участием переводчика.
Но прокурор не вручил Гаджиеву копию обвинительного заключения в переводе на азербайджанский язык.
Судебная коллегия признала, что перевод существа обвинения на азербайджанский язык в начале судебного заседания не может заменить необходимость вручения обвиняемому копии обвинительного заключения на родном языке, как того требует закон, поэтому приговор отменила.
Воронежским областным судом Селихина признана виновной в убийстве своей свекрови, заведомо находившейся в беспомощном состоянии.
В приговоре указано, что в судебном заседании Селихина виновной себя признала полностью и дала подробные показания об обстоятельствах совершения убийства.
Однако это не соответствует протоколу судебного заседания, из которого видно, что в последнем слове, изложенном в письменном виде, Селихина заявила о своей невиновности.
Как видно из протокола судебного заседания, из-за плохого состояния здоровья Селихина с последним словом не выступала, а ее письменное сообщение оглашено защитником.
В соответствии со ст. 294 УПК РФ, если подсудимый в последнем слове сообщит о новых

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 19-В05-17 от 15.07.2005 Судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в судах первой и надзорной инстанций.  »
Общая судебная практика »
Читайте также