ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о05-58 от 14.07.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку суд правильно установил фактические обстоятельства совершенных осужденными преступлений, их вину в совершении этих преступлений, назначил наказание в соответствии с требованиями закона, учел при этом несовершеннолетний возраст осужденных, частичное возмещение материального ущерба.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июля 2005 года
Дело N 66-о05-58
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Фроловой Л.Г.,
Коннова В.С.
рассмотрела в судебном заседании от 14 июля 2005 года дело по кассационным жалобам несовершеннолетнего осужденного Г., адвоката Конева С.В., в интересах несовершеннолетнего осужденного К., и его законного представителя К.Н., на приговор Иркутского областного суда от 14 марта 2005 года, которым К., 17 июня 1984 года рождения, уроженец п. Суворовский Нижнеилимского района Иркутской области, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) - на 3 года 6 месяцев без штрафа, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" - на 4 года.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено К. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 1 месяц без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Г., 11 января 1986 года рождения, уроженец п. Суворовский Нижнеилимского района Иркутской области, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) - на 4 года без штрафа, по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 4 года.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору Г. и К. признаны виновными в нападении на П. в целях хищения принадлежащего ему имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия. К. также в покушении на умышленное причинение смерти П., сопряженном с разбоем, Г. в пособничестве К. в совершении этого преступления.
Преступления совершены 24 февраля 2002 года на участке автодороги п. Суворовский - г. Железногорск Нижнеилимского района Иркутской области, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.
В судебном заседании К. и Г. виновными себя в совершении указанных преступлений признали частично.
В кассационной жалобе осужденный Г., не отрицая своего участия в разбойном нападении на потерпевшего, утверждает, что у него не было умысла и предварительной договоренности с другими участниками преступления на убийство потерпевшего. Утверждает также, что он не совершал действий, способствующих убийству потерпевшего. Находит назначенное ему наказание несправедливым в силу чрезмерной суровости. Просит с учетом всех смягчающих обстоятельств о смягчении назначенного ему наказания.
В кассационной жалобе адвокат Конев С.В., в интересах осужденного К., полагает, что судом без достаточных на то оснований отвергнуты доводы К. о том, что он отказался от договоренности с другими участниками преступлений на разбой и убийство потерпевшего. Стрелял намеренно мимо водителя, чтобы не причинить ему смерть. Считает, что данные осмотра места происшествия и автомашины потерпевшего, в том числе свидетельствующие о направленности выстрела, подтверждают указанные доводы К. Полагает, что показаниям свидетеля Межова об обстоятельствах состоявшейся предварительной договоренности между ним, К. и Г. о совершении разбоя, убийстве при этом водителя и распределении ролей нельзя доверять в силу их противоречивости и данных о личности этого свидетеля. Ссылается на нарушение требований ст. 425 УПК РФ при допросе К. на предварительном следствии. Считает, что К. может нести ответственность только за умышленное повреждение автомобиля потерпевшего. Просит приговор отменить, дело прекратить.
В кассационной жалобе законный представитель несовершеннолетнего осужденного К.Н. ссылается на то, что К. заработал сам деньги и частично возместил потерпевшим причиненный ущерб. Считает, что он раскаивается в содеянном, просит о смягчении назначенного К. наказания.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Васильев Д.А. просит приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных К. и Г. в совершенных ими преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.
Так, вина осужденных в ими содеянном подтверждается их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.
Судом в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям К. и Г., приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других не - правдивыми.
Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях осужденных, а также причины изменения Г. показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.
Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о допросе Г. на предварительном следствии в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением его права на защиту, а также об отсутствии у К. и Г. оснований к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом правдивыми.
С учетом изложенного судом обоснованно признаны несостоятельными доводы Г. о самооговоре и оговоре К. на предварительном следствии под воздействием работников милиции.
Из показаний К. и Г., признанных судом достоверными, судом установлено, что К., Г., а также лицо, в возбуждении дела в отношении которого отказано в связи с недостижением им четырнадцатилетнего возраста, заранее договорились о совершении разбойного нападения на одного из водителей автомобиля с целью хищения автомобиля, денежных средств и другого имущества, а также об убийстве водителя в ходе разбойного нападения, распределили роли, вооружившись двуствольным охотничьим ружьем 16 калибра, поручили произвести выстрел в водителя К. В дальнейшем действовали согласно разработанному плану. Перегородили дорогу снежными комьями с целью остановки автомашины, чтобы К. мог произвести прицельный выстрел. К. произвел прицельный выстрел из ружья в водителя автомашины П., однако в водителя не попал, и тому удалось уехать с места происшествия.
Свидетель Межов в судебном заседании пояснил, что, действуя согласно состоявшейся заранее договоренности о нападении на водителя и его убийстве в целях завладения автомобилем и другим имуществом, он, К. и Г., втроем, перегородили дорогу снежными комьями с тем, чтобы автомобиль остановился и К. было удобнее стрелять в водителя. В дальнейшем К. выстрелил по автомобилю, попал в боковое стекло со стороны водителя. Автомобиль немного проехал и остановился. Они решили, что К. убил водителя, и поэтому втроем выбежали на дорогу, но автомобиль уехал.
Судом обоснованно признаны правдивыми показания свидетеля Межова как последовательные, подтверждающиеся другими доказательствами.
В том числе осужденный К. в суде подтвердил правдивость показаний свидетеля Межова, пояснив, что он, Г. и Межов договаривались не только совершить разбой, но и убить водителя.
Судом не установлено оснований у свидетеля Межова к оговору осужденных, не усматривается таковых и Судебной коллегией.
В обоснование вины К. и Г. суд также правильно сослался в приговоре на показания потерпевших П-ых, свидетеля Калачева, данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, осмотра автомобиля потерпевшего, данные, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.
Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые К. и Г. в свою защиту, в том числе доводы Г. об отсутствии предварительного сговора между участниками преступлений на убийство потерпевшего, доводы К. о том, что он, несмотря на состоявшуюся договоренность об убийстве потерпевшего в ходе разбоя, в действительности отказался от преступных намерений, стрелял мимо водителя, чтобы сохранить ему жизнь, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.
Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденных.
В том числе указанные доводы К., помимо показаний осужденного Г., свидетеля Межова о том, что К. во время совершения преступления действовал согласно ранее разработанному плану, опровергаются показаниями потерпевшего П. о том, что выстрел был произведен с близкого расстояния. В результате выстрела были разбиты переднее боковое и задние боковые стекла, в его шапочку попали дробинки. Дробовой заряд не попал ему в голову из-за того, что у него шаталось сиденье и перед выстрелом он наклонился вперед; данными протокола осмотра автомобиля потерпевшего, согласно которым в автомобиле обнаружены повреждения боковых стекол, корпуса автомобиля. В салоне автомобиля обнаружена дробь, войлочный пыж.
Перечисленными доказательствами опровергаются также доводы К. о том, что он стрелял по колесам автомашины.
С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных осужденными К. и Г. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.
В том числе не усматривается Судебной коллегией нарушений требований ст. 425 УПК РФ при допросе К. на предварительном следствии. В том числе Судебной коллегией учитывается, что оспариваемые стороной защиты показания К. на предварительном следствии не использовались судом для обоснования вины осужденных.
При назначении К. и Г. наказания судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства, в том числе перечисленные в кассационных жалобах: несовершеннолетний возраст осужденных, частичное возмещение К. материального ущерба, положения ст. 88 ч. 6.1 УК РФ.
Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям закона, в том числе требованиям справедливости, оснований к его смягчению Судебной коллегией не усматривается.
По изложенным основаниям приговор в отношении К. и Г., оставляется Судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Конева С.В., в интересах несовершеннолетнего осужденного К., и его законного представителя К.Н., - без удовлетворения.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Иркутского областного суда от 14 марта 2005 года в отношении К. и Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Конева С.В., и законного представителя несовершеннолетнего осужденного К.Н. - без удовлетворения.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (подготовлен ЗАО Юринформ В) Судебные споры по крупным сделкам и сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность (применение статей 78 - 79, 81 - 84 Федерального закона Об акционерных обществах), за июнь 2004 - май 2005 г., часть iii  »
Общая судебная практика »
Читайте также