[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 05.06.2002 n 132/2001)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001-2002 гг., Статут, 2004) МКАС отказал в удовлетворении требований о взыскании задолженности и процентов годовых за пользование чужими денежными средствами в связи с предъявлением иска по истечении срока исковой давности; не признан факт перерыва срока исковой давности путем признания долга (на что ссылается истец), поскольку документ, представленный истцом в обоснование своего утверждения, подписан со стороны ответчика лицом, полномочия которого не подтверждены материалами дела.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. Установив, что к контракту строительного подряда применимо в силу коллизионной нормы ОГЗ 1991 г. российское гражданское право, состав арбитража рассмотрел заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности на основании норм ГК РФ.
2. Не признан факт перерыва срока исковой давности путем признания долга (на что ссылается истец), поскольку документ, представленный истцом в обоснование своего утверждения, подписан со стороны ответчика лицом, полномочия которого не подтверждены материалами дела. Соответственно истцу отказано в удовлетворении его требования в связи с предъявлением иска по истечении срока исковой давности.
Дело N 132/2001. Решение от 05.06.2002
Иск был предъявлен итальянской фирмой (подрядчик) к российской организации (заказчик) в связи с неполной оплатой работ, принятых заказчиком по акту приема-передачи строительной площадки от 30 марта 1995 г. Основанием для выполнения работ служил аддендум, подписанный сторонами 14 октября 1995 г. Истец утверждал, что свою задолженность ответчик признал в Протоколе о сверке расчетов, подписанном 29 июня 1998 г. Иск был предъявлен истцом 29 июня 2001 г. Требования истца включали: погашение суммы задолженности, уплату процентов годовых за пользование чужими денежными средствами и возмещение расходов по уплате арбитражного сбора.
Ответчик, возражая против обоснованности требования по существу, заявил о пропуске истцом срока исковой давности, который, по его мнению, следует исчислять с даты последнего произведенного им платежа (с 1 марта 1996 г.). Оспаривалось ответчиком утверждение истца о том, что долг был признан Протоколом о сверке расчетов от 29 июня 1998 г. Указанный Протокол, подписанный со стороны ответчика лицом, не имевшим соответствующих полномочий, и не скрепленный печатью организации-ответчика, содержал лишь указание на то, что сумма, требуемая истцом, перечислена в налоговые органы.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС рассматривать настоящий спор вытекает из арбитражной оговорки заключенного между сторонами аддендума N 9 от 14 октября 1993 г. к контракту N 1125997-1105/50-0316404-14 (ст. 6) и не оспаривается сторонами.
2. Рассмотрев вопрос об отсутствии представителей ответчика в заседании, МКАС установил, что повестка от 11 апреля 2002 г. о назначении слушания дела на 5 июня 2002 г. была направлена ответчику своевременно, т.е. с соблюдением требований п. 1 параграфа 23 Регламента МКАС, и, как свидетельствует имеющееся в деле уведомление почтового ведомства, была ему вручена 15 апреля 2002 г.
Согласно п. 2 параграфа 28 Регламента МКАС неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только неявившаяся сторона не заявила в письменной форме ходатайство об отложении слушания дела по уважительной причине. Поскольку подобное ходатайство от ответчика не поступало, а истец настаивал на рассмотрении дела в отсутствие ответчика, МКАС, считая представленные сторонами материалы достаточными для вынесения решения по делу, счел возможным провести разбирательство в отсутствие представителя ответчика.
3. Обратившись к вопросу о применимом праве, МКАС констатировал, что аддендум от 14 октября 1993 г. представляет собой внешнеэкономическую сделку, предметом которой являлись строительно-реконструкционные здания, проводившиеся на территории РФ. Отношения сторон по данному контракту имели место в 1993 1995 гг., поэтому применимое право в данном случае подлежит определению в соответствии с разд. VII ОГЗ 1991 г., применявшимся на территории РФ с 3 августа 1992 г. до 1 марта 2002 г. (Вводный закон к ч. 3 ГК РФ). На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 166 ОГЗ 1991 г., МКАС пришел к выводу, что к отношениям сторон должно применяться право Российской Федерации.
4. При рассмотрении по заявлению ответчика вопроса о пропуске истцом срока исковой давности в отношении требования о взыскании основного долга МКАС исходил из следующего.
Как следует из материалов дела и объяснений представителя истца в заседании, ответчик был обязан в соответствии с аддендумом от 14 октября 1993 г. уплатить за выполненные работы сумму, указанную в аддендуме. Однако ответчик не доплатил истцу сумму, предъявленную в качестве требования по настоящему иску. Указанная сумма была уплачена ответчиком в бюджет как НДС и спецналог в соответствии с пп. 2 п. 4 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О налоге на добавленную стоимость" от 25 апреля 1995 г., возложившим на российские организации данную обязанность при реализации товаров (работ, услуг) на территории РФ иностранными предприятиями, не состоящими на учете в налоговом органе.
Таким образом, истец в результате исполнения ответчиком указанной выше обязанности по уплате НДС и спецналога получил меньшую сумму, чем было установлено аддендумом от 14 октября 1993 г. Истец узнал о данной недоплате после перечисления ответчиком последнего платежа по аддендуму, который согласно имеющимся в деле документам был произведен 1 марта 1996 г. МКАС пришел к выводу, что Протокол от 29 июня 1998 г., в п. 1 "А" которого говорится о недоплате истцу по аддендуму от 14 октября 1993 г. указанной суммы в связи с ее перечислением в бюджет в качестве НДС и спецналога, не прервал течение исковой давности, так как был подписан от имени ответчика лицом, полномочия которого на подписание такого документа не подтверждены материалами дела. Истец не представил составу арбитража доказательства, подтверждающие, что подписание представителем ответчика данного Протокола входило в круг его служебных обязанностей либо основывалось на доверенности. В Протоколе отсутствует и печать ответчика. Отсутствовали также доказательства, которые подтверждали действия представителя ответчика. Таким образом, МКАС пришел к выводу, что Протокол от 29 июня 1998 г. не служит доказательством совершения ответчиком действий, свидетельствующих о признании долга, и, следовательно, данный Протокол не подтверждает наличия условия, которое согласно ст. 203 ГК РФ признается прерывающим течение срока исковой давности. МКАС учел также, что аналогичная позиция была высказана Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ в п. 21 Постановления от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности".
Как свидетельствует регистрационная печать Торгово-промышленной палаты РФ на исковом заявлении, иск был предъявлен истцом 29 июня 2001 г. Учитывая, что на данное требование истца распространяется общий трехлетний срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, и его течение, как следует из изложенного выше, не прерывалось, МКАС пришел к выводу, что срок исковой давности в отношении требования истца о взыскании суммы основного долга к моменту подачи искового заявления истек.
В отзыве на иск ответчик сделал заявление об истечении срока исковой давности в отношении этого требования истца.
Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 196, п. 2 ст. 199, п. 1 ст. 200 и ст. 203 ГК РФ, МКАС принял решение об отказе в иске.
5. При решении вопроса о распределении между сторонами арбитражного сбора МКАС руководствовался п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, согласно которому, если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС02-251 от 04.06.2002 В принятии заявления о признании незаконными действий судей правомерно отказано в связи с неподведомственностью, поскольку вопрос об ответственности судей за действия, совершенные при осуществлении правосудия, может быть рассмотрен только в установленном законом порядке.  »
Общая судебная практика »
Читайте также