[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЛАДИМИРСКОГО ОБЛСУДА от 03.06.2002] Отрицательная оценка лицом производственной деятельности работника не содержит состава преступления - публичного оскорбления (ч. 2 ст. 130 УК РФ).

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 июня 2002 года
(извлечение)
Кузнецова обратилась в суд с частной жалобой на действия П., просила привлечь ее к уголовной ответственности за оскорбление.
Радужным городским судом Владимирской области П. осуждена по ч. 2 ст. 130 УК РФ.
Она признана виновной в оскорблении, т.е. унижении чести и достоинства Кузнецовой, выраженном в неприличной форме, содержащемся в публичном выступлении.
Выступая на собрании трудового коллектива гостиничного комплекса - муниципального унитарного предприятия, директор предприятия П. просила коллектив тайным голосованием выразить заведующей производством Кузнецовой свое "доверие" или "недоверие", поскольку последняя не выполняла приказы директора, нарушала трудовую дисциплину, организовывала выпивки в рабочее время, злоупотребляла своим должностным положением "через калькуляцию, по отчетам, нарушала технологию" и поэтому ей нельзя было доверить материальные ценности. Кроме того, П. заявила, что Кузнецова "использует предприятие в личных целях, как сутенер проститутку".
После выступления директора работники предприятия провели тайное голосование и выразили недоверие заведующей производством.
Судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда приговор оставила без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора суда и определения судебной коллегии с прекращением дела за отсутствием в действиях П. состава преступления.
Президиум Владимирского областного суда 3 июня 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Собранные по делу доказательства не дают оснований сделать вывод о наличии в действиях П. уголовно наказуемого деяния.
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 25 сентября 1979 г. N 4 "О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР" (в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11, с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 25 октября 1996 г. N 10) разъяснил, что оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.
П. в судебном заседании пояснила, что на собрании трудового коллектива она, отрицательно характеризуя работу Кузнецовой, употребила как сравнение слова "сутенер" и "проститутка", которые являются литературными (словари русского языка, например Ожегова и Шведовой, не относят их ни к бранным, ни к нецензурным), они не могут быть признаны неприличными.
Она (П.) никогда не интересовалась личной жизнью Кузнецовой, а пыталась лишь прекратить ее злоупотребления по работе и на собрании рассказала о них и доказала это на фактах, сама не принимала участия в голосовании, ушла с собрания, чтобы не мешать коллективу в принятии решения. Все голосовали против Кузнецовой, у нее же была возможность высказать свое мнение о происходящем на собрании, но никаких претензий в своем выступлении она не заявляла, говорила о своих заслугах. Как считала П., ее слова не были неприличными, она не имела намерения оскорбить честь и достоинство потерпевшей.
Как видно из показаний свидетелей Семеновича, Антоновой, Кондратенко, Шеменевой, Панфиловой, П. не оскорбляла Кузнецову, она рассказала о ее плохой работе с приведением конкретных фактов, о развале производства, при этом отрицательную характеристику работы Кузнецовой, содержащую упомянутое сравнение, никто из собравшихся не воспринял как ее оскорбление.
Высказанная П. фраза - сравнение, не относилась именно к личности Кузнецовой, а представляла собой оценку ее производственной деятельности.
При таких обстоятельствах в действиях П. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 130 УК РФ.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 34-Г02-10 от 03.06.2002] В удовлетворении жалобы на действия избирательной комиссии отказано правомерно, так как материалами дела подтверждается, что размещенные избирательной комиссией на избирательном стенде информационные сведения биографического характера на зарегистрированного кандидата в депутаты соответствуют по тексту предъявляемым законом требованиям.  »
Общая судебная практика »
Читайте также