[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (М. Розенберг, по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 31.05.2002 n 120/2001)] (Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001-2002 гг., Статут, 2004) К спору по контракту международной купли-продажи, местонахождением коммерческих предприятий сторон которого являлись на момент рассмотрения спора государства - участники Венской конвенции 1980 г., данная Конвенция не применена, поскольку на дату заключения контракта государство, в котором находится коммерческое предприятие продавца, не являлось участником Конвенции.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
1. К спору по контракту международной купли-продажи, местонахождением коммерческих предприятий сторон которого являлись на момент рассмотрения спора государства участники Венской конвенции 1980 г., данная Конвенция не применена, поскольку на дату заключения контракта государство, в котором находится коммерческое предприятие продавца, не являлось участником Конвенции.
2. Признаны необоснованными доводы стороны, ставившей вопрос об определении применимого права на основании норм конкретных международных конвенций, поскольку Россия в этих конвенциях не участвует. Применимое право определено в соответствии с предписаниями ст. 166 ОГЗ 1991 г., и им признано право страны иностранного продавца.
3. Поскольку применимым признано иностранное право, его предписаниями в силу ст. 159 ОГЗ 1991 г. руководствовался состав арбитража по вопросам исковой давности. Соответственно безосновательны ссылки ответчика на пропуск истцом срока исковой давности, установленного российским законодательством.
4. Отклонено ходатайство ответчика о снижении размера договорной неустойки, так как в обоснование своего ходатайства он не представил каких-либо доказательств.
5. Оставлен без рассмотрения встречный иск ответчика, поскольку он не оплачен арбитражным сбором.
Дело N 120/2001. Решение от 31.05.2002
Иск был предъявлен бельгийской фирмой к российской организации в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному 30 октября 1997 г. Требования истца включали: погашение задолженности, уплату договорного штрафа за просрочку платежа и возмещение расходов по оплате арбитражного сбора.
Ответчик, признавая существование своей задолженности, предъявил встречный иск на сумму, превышавшую требования истца, и ходатайствовал о расторжении спорного контракта. Встречный иск содержал требование о договорной неустойке в связи с неполной поставкой истцом предусмотренного контрактом количества (фактически поставлено только 16% договорного количества). Однако арбитражный сбор по встречному иску ответчиком оплачен не был.
По мнению ответчика, к спорным отношениям подлежит применению российское гражданское право, и им было возбуждено ходатайство об оставлении основного иска по существу без рассмотрения в связи с пропуском истцом трехгодичного срока давности. В связи с этим ходатайством истец привел доказательства того, что сумма задолженности ответчиком признавалась и с даты последнего признания ответчиком долга трехгодичный срок давности не истек и на дату арбитражного заседания.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Согласно п. 9 контракта "все споры, возникшие в ходе исполнения настоящего контракта или в связи с ним, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ". Поэтому состав арбитража пришел к выводу, что МКАС обладает компетенцией рассматривать настоящий спор.
2. На основании ст. 166 ОГЗ 1991 г. к отношениям сторон по контракту подлежит применению бельгийское право как право страны продавца. Венская конвенция 1980 г. неприменима к отношениям сторон, так как названная Конвенция вступила в силу для Бельгии с 1 ноября 1997 г., а контракт сторонами был заключен 30 октября 1997 г.
Состав арбитража констатирует, что ссылка ответчика на то, что к отношениям сторон должно применяться российское право как право страны покупателя в соответствии со ст. 3 Гаагской конвенции о законе, применимом к международной купле-продаже, 1955 г., а также с п. 2 ст. 8 Конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г., безосновательны, так как Российская Федерация не участвует в указанных международных конвенциях.
3. Согласно ст. 159 ОГЗ 1991 г. вопросы исковой давности разрешаются по праву страны, применимому для регулирования соответствующего отношения. К отношениям из настоящего контракта подлежит применению бельгийское право. Следовательно, и вопросы исковой давности должны также разрешаться по праву Бельгии. Статья 2262 Гражданского кодекса Бельгии устанавливает общий 30-летний срок исковой давности. Следовательно, согласно бельгийскому праву истец не пропустил срока исковой давности. Поэтому МКАС пришел к выводу, что ходатайство ответчика об оставлении иска без рассмотрения в связи с пропуском истцом срока исковой давности отклоняется.
4. Ответчик дважды письмами от 20 января 1999 г. и от 28 февраля 2001 г. признал свою задолженность по контракту в размере предъявленной истцом к взысканию суммы основного долга. Финансовые затруднения, на которые ссылается ответчик, возникшие в августе 1998 г., не являются основанием для освобождения его от ответственности.
Согласно п. п. 1, 3 контракта ответчик должен уплатить цену за купленный товар. Поэтому с ответчика подлежит взысканию предъявленная истцом сумма основного долга.
5. В соответствии с п. 8 контракта истец просит взыскать с ответчика штраф за просрочку платежа в размере 0,08% от суммы основного долга, начиная с 13 сентября 1998 по 14 мая 2002 г., т.е. за 1268 дней.
Как указано в международной экспедиционной накладной от 15 апреля 1998 г., товар прибыл в Санкт-Петербург 2 апреля 1998 г. Следовательно, предусмотренный п. 3 контракта 180-дневный срок для оплаты товара начинается 3 апреля 1998 г. и заканчивается 29 сентября 1998 г. Поэтому срок для начисления штрафных санкций, установленный контрактом, исчисляется с 30 сентября 1998 г. За период с 30 сентября 1998 г. по 14 мая 2002 г. истекло 1323 дня. Истец же требует взыскания штрафных санкций лишь за 1268 дней. Расчет штрафных санкций ответчиком не оспаривался. Поэтому состав арбитража пришел к выводу, что требование истца о взыскании с ответчика штрафных санкций в предъявленной им сумме подлежит удовлетворению.
Требование истца о взыскании штрафа, предусмотренного контрактом, подлежит удовлетворению в полном объеме, так как оно заявлено в соответствии с контрактом без ограничения суммы штрафных санкций. Ходатайство ответчика о снижении суммы штрафных санкций не подлежит удовлетворению, так как в обоснование своего требования он не представил каких-либо доказательств.
6. Согласно п. 2 параграфа 18 Регламента МКАС до уплаты арбитражного сбора арбитражное разбирательство по иску не ведется и дело остается без движения. Встречный иск, предъявленный ответчиком, не оплачен арбитражным сбором. Поэтому МКАС пришел к выводу, что встречный иск ответчика о взыскании указанной в нем суммы и расторжении спорного контракта подлежит оставлению без рассмотрения.
7. В соответствии с п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение. Поэтому с ответчика подлежит взысканию в возмещение расходов истца по оплате арбитражного сбора сумма арбитражного сбора, уплаченная истцом.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 77-Г02-13 от 30.05.2002 Материал по жалобе на определение судьи об отказе в принятии к рассмотрению заявления на действия (бездействие) председателя суда по истребованию из архива суда гражданского дела направлен для рассмотрения в кассационном порядке в суд другого субъекта РФ, поскольку обжалуются действия (бездействие) председателя областного суда, которому подсудно данное дело.  »
Общая судебная практика »
Читайте также