[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 1пв02пр от 22.05.2002] Субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам, не отнесенным к ведению Российской Федерации, совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 мая 2002 г. N 1пв02пр
(извлечение)
Прокурор Красноярского края обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению Законов Красноярского края от 25 сентября 2000 г. N 12-925 "О порядке согласования назначения (освобождения) представителей Красноярского края в органы управления хозяйственных обществ и товариществ, акции (доли, паи) которых закреплены в государственной собственности Красноярского края" и от 25 сентября 2000 г. N 12-924 "О внесении изменений и дополнений в Закон Красноярского края "Об управлении государственной собственностью Красноярского края". Требования мотивированы тем, что оспариваемые Законы противоречат принципу разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, закрепленному в подп. "д" п. 1 ст. 1 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Возложенные на Законодательное Собрание края полномочия должны осуществляться администрацией края как исполнительным органом власти края.
Решением Красноярского краевого суда от 9 января 2001 г. в удовлетворении требований отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 6 марта 2001 г. решение оставила без изменения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Президиум Верховного Суда РФ 22 мая 2002 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее.
Законом Красноярского края от 25 сентября 2000 г. N 12-924 внесены изменения и дополнения в Закон Красноярского края от 7 января 1996 г. N 8-220 "Об управлении государственной собственностью Красноярского края" в части расширения полномочий Законодательного Собрания края, которое наделено правом согласования: учреждения, реорганизации и ликвидации краевых государственных унитарных предприятий и учреждений; назначения и освобождения руководителей краевых государственных унитарных предприятий; принятия решения о передаче в доверительное управление объектов краевой собственности; назначения представителей края в работе собраний и комитетов конкурсных кредиторов от имени Красноярского края; принятия решения об использовании специального права ("золотой акции") при приватизации краевых унитарных предприятий и т.д.
Законом Красноярского края от 25 сентября 2000 г. N 12-925 "О порядке согласования назначения (освобождения) представителей Красноярского края в органы управления хозяйственных обществ и товариществ, акции (доли, паи) которых закреплены в государственной собственности Красноярского края" предусмотрен механизм реализации полномочий Законодательного Собрания края, закрепленных в Законе от 25 сентября 2000 г. N 12-924.
Как указано в протесте, принятием упомянутых Законов перераспределены полномочия между Законодательным Собранием края и администрацией края по управлению краевой собственностью. В подп. "ж" п. 2 ст. 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям представительного органа отнесено установление порядка управления и распоряжения собственностью субъекта Российской Федерации.
Согласно подп. "д" п. 2 ст. 21 того же Федерального закона управление и распоряжение собственностью субъекта Российской Федерации являются полномочиями исполнительного органа. По мнению прокурора, оспариваемые Законы Красноярского края противоречат изложенным положениям.
С этими доводами протеста согласиться нельзя.
В соответствии с конституционным разграничением предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации (ст. ст. 71 - 73 Конституции Российской Федерации) вопросы управления объектами краевой собственности не отнесены ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов и, следовательно, находятся в собственном ведении субъектов Российской Федерации. Согласно ч. 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения, имеют приоритет перед федеральными законами.
Упомянутые Законы края регулируют исключительно те вопросы, которые относятся к управлению краевой собственностью, т.е. приняты вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения, поэтому установленные ч. 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации положения полностью распространяются на эти Законы края.
Даже если согласиться с протестом в том, что Законы края перераспределили полномочия Законодательного Собрания края и администрации края, следует иметь в виду, что такое перераспределение касается только полномочий, установленных краевыми законами, и не затрагивает полномочий этих органов, определенных федеральными законами, и, следовательно, федеральным законам не противоречит.
Ссылка в протесте на противоречие упомянутых Законов края ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с нарушением принципа разделения властей и изменением места и роли исполнительного органа в системе разделения властей не может быть признана обоснованной, так как данные Законы края не устанавливают и не изменяют систему органов государственной власти края, они посвящены исключительно вопросам управления краевой собственностью. Поэтому нормы этих Законов не влияют на баланс властей и не препятствуют администрации края в осуществлении функций исполнительной власти.
Довод, изложенный в протесте, о том, что упомянутые Законы края повлекут бесконтрольность в управлении имуществом, необоснован.
Предварительное рассмотрение Законодательным Собранием кандидатур представителей края, назначаемых в органы управления хозяйственных обществ и товариществ, не только не снижает уровня контроля за управлением краевой собственностью, но, напротив, ограничивает исполнительную власть в решении этих вопросов и выступает действенной формой контроля представительного органа края за использованием государственной собственности края.
Неосновательна и ссылка в протесте на то, что Закон Красноярского края N 12-925 противоречит положениям Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (действовавшего до 26 апреля 2002 г.) в части требований к лицам, назначаемым в органы управления акционерных обществ, в отношении которых использовано специальное право ("золотая акция"), поскольку Закон края допускает назначение на указанную должность граждан, прошедших аттестацию при Красноярском краевом комитете по управлению государственным имуществом, в то время как названный Федеральный закон предусматривает, что представителями субъектов Российской Федерации в органах управления таких акционерных обществ могут быть только государственные служащие. Как следует из п. п. 3 и 4 ст. 5 данного Федерального закона, эти положения не распространяются на акционерные общества, акции которых закреплены в государственной собственности края и порядок назначения представителей края в которые являлся предметом регулирования Закона края N 12-925.
При таком положении нет оснований считать, что судебные инстанции по данному делу неправильно применили нормы материального права.
Президиум Верховного Суда РФ решение Красноярского краевого суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставил без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения.

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 272п02 от 22.05.2002] Убийство не может быть квалифицировано по п. и ст. 102 УК РСФСР, если судимость за ранее совершенное умышленное убийство или покушение на умышленное убийство погашена.  »
Общая судебная практика »
Читайте также