[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 20-Г02-4 от 16.05.2002] Дело по заявлению о признании противоречащим федеральному законодательству постановления Избирательной комиссии Республики Дагестан от 19.03.1999 Об определении итогов выборов депутатов Народного Собрания Республики Дагестан в части регистрации в качестве депутата начальника Управления охраны рыбных запасов МВД Республики Дагестан направлено на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием судом обстоятельств дела.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 мая 2002 года
Дело N 20-Г02-4
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Манохиной Г.В.,
судей Пирожкова В.Н.,
Еременко Т.И.
рассмотрела в судебном заседании от 16 мая 2002 г. дело по кассационному протесту заместителя прокурора Республики Дагестан на решение Верховного суда Республики Дагестан от 28 декабря 2001 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., поддержавшей протест, Судебная коллегия
установила:
первый заместитель прокурора Республики Дагестан обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству постановления Избирательной комиссии Республики Дагестан от 19 марта 1999 года "Об определении итогов выборов депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" в части регистрации в качестве депутата начальника Управления охраны рыбных запасов МВД Республики Дагестан Гаджибалаева К.А. В обоснование заявленного требования прокурор ссылался на то, что совмещение Гаджибалаевым указанной должности с должностью депутата Народного Собрания Республики Дагестан противоречит Федеральным законам "Об основах государственной службы Российской Федерации", "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".
Указанным выше решением Верховного суда Республики Дагестан заявление прокурора оставлено без удовлетворения.
В кассационном протесте первого заместителя прокурора Республики Дагестан ставится вопрос об отмене решения и вынесении по делу нового решения об удовлетворении заявления.
Судебная коллегия полагает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Отказывая в удовлетворении заявления прокурора, суд исходил из того, что ко времени принятия постановления о регистрации Гаджибалаева депутатом Народного Собрания Республики Дагестан федеральное и республиканское законодательство не предусматривало указанных прокурором ограничений, связанных с депутатской деятельностью.
Между тем такой вывод основан на неправильном применении норм материального права.
Как следует из материалов дела, Гаджибалаев, занимавший должность начальника Управления охраны рыбных запасов МВД Республики Дагестан, постановлением Избирательной комиссии Республики Дагестан от 19 марта 1999 года (само постановление отсутствует в материалах дела) был зарегистрирован депутатом Народного Собрания Республики Дагестан.
В соответствии с п. 4 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" избирательная комиссия отменяет свое решение о признании избранным кандидата, если он не представит в установленный, в том числе законом субъекта Российской Федерации, срок документы об освобождении его от обязанностей, несовместимых со статусом выборного должностного лица.
Как следует из заявления прокурора, согласно республиканскому Закону "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан" кандидат, избранный депутатом Народного Собрания, обязан в трехдневный срок сообщить в избирательную комиссию о сложении с себя всех обязанностей или полномочий, несовместимых со статусом депутата, депутат Народного Собрания не может быть государственным служащим (нормы республиканского закона, на который ссылается прокурор, также не приобщены к материалам дела). Согласно утверждению прокурора, должность начальника Управления охраны рыбных запасов МВД РД, которую занимал Гаджибалаев, относится к государственной должности государственной службы.
Таким образом, с учетом приведенных выше обстоятельств суду следовало сделать вывод о том, что Гаджибалаев не мог быть депутатом Народного Собрания, не представив избирательной комиссии сведений об освобождении от обязанностей, несовместимых со статусом депутата, а избирательная комиссия должна была отменить свое решение о признании Гаджибалаева депутатом Народного Собрания Республики Дагестан.
При рассмотрении заявленного требования суду следовало иметь в виду, что Конституцией Российской Федерации предусмотрен принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10). Разделение властей, закрепленное в Конституции в качестве одной из основ конституционного строя, обязательно и для организации государственной власти в субъектах Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 29 мая 1998 г. по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 28 Закона Республики Коми "О государственной службе Республики Коми" обратил внимание на то, что принцип разделения властей предполагает не только распределение властных полномочий между органами различных ветвей государственной власти, но и их взаимное уравновешивание, невозможность ни для одной из них подчинить себе другие. В том виде, как он закреплен в Конституции Российской Федерации, данный принцип не допускает сосредоточения функций различных ветвей власти в одной органе, а следовательно, и совмещение депутатского мандата с занятием должности на государственной службе.
Отказывая в удовлетворении заявления, суд указал в решении также на то, что Гаджибалаев не работает в Народном Собрании на постоянной профессиональной основе и его деятельность не оплачивается. Между тем это обстоятельство не имеет правового значения, поскольку недопустимо вообще совмещение депутатского мандата с занятием должности на государственной службе.
Суд оставил без внимания и то обстоятельство, что Избирательная комиссия Республики после избрания депутатов Народного Собрания также полагала, что депутаты, являющиеся государственными и муниципальными служащими, обязаны были представить в избирательную комиссию документы, подтверждающие сложение с себя обязанностей и полномочий, несовместимых со статусом депутата.
Более того, Избирательная комиссия Республики Дагестан обращалась в Государственный Совет Республики Дагестан за оказанием содействия в реализации указанных выше положений Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов Народного Собрания Республики Дагестан". В судебном заседании представитель Избирательной комиссии возражал против удовлетворения заявления прокурора.
При этом суд не выяснил, по каким причинам Избирательная комиссия изменила свое отношение к рассматриваемому вопросу.
С учетом этого решение не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение с целью проверки указанных выше обстоятельств.
Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Верховного суда Республики Дагестан от 28 декабря 2001 года отменить и дело направить на новое рассмотрение в этот же суд.
Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА
Судьи
В.Н.ПИРОЖКОВ
Т.И.ЕРЕМЕНКО

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС02-199 от 16.05.2002] В удовлетворении заявления о признании незаконными отдельных положений нормативных правовых актов Правительства РФ и ФСФО РФ отказано правомерно, так как они правильно истолкованы судом как указание о возможности назначения арбитражных управляющих из числа сотрудников ФСФО России и лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом О несостоятельности (банкротстве).  »
Общая судебная практика »
Читайте также