[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n КАС02-199 от 16.05.2002] В удовлетворении заявления о признании незаконными отдельных положений нормативных правовых актов Правительства РФ и ФСФО РФ отказано правомерно, так как они правильно истолкованы судом как указание о возможности назначения арбитражных управляющих из числа сотрудников ФСФО России и лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом О несостоятельности (банкротстве).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 мая 2002 г. N КАС02-199
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии Кебы Ю.Г.,
Пелевина Н.П.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 16 мая 2002 г. гражданское дело по заявлению Муниципального унитарного предприятия "Волжскводоканал" о признании незаконными абзаца 2 пункта 3 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 года N 1544, пункта 3 распоряжения Правительства РФ от 10 июля 1999 года N 1100-р и абзаца 7 Приложения к распоряжению ФСФО России от 11 ноября 1999 года N 40-р "О вопросах, связанных с применением процедур банкротства" по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда РФ от 13 февраля 2002 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителей Правительства РФ и ФСФО России Черемискина В.И. и Сатаевой Б.Х., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия
установила:
Муниципальное унитарное предприятие "Волжскводоканал" оспорило в Верховном Суде РФ приведенные выше положения нормативных правовых актов, сославшись на несоответствие их закону и нарушение прав и законных интересов заявителя как кредитора по отношению к предприятию, к которому применяется процедура банкротства.
Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.
В кассационной жалобе муниципальное унитарное предприятие ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на ошибочность выводов суда о соответствии оспоренных положений актов закону и об отсутствии нарушения прав и законных интересов заявителя действием этих актов.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.
Согласно оспоренному абзацу 2 пункта 3 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих" (утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 года N 1544) сотрудники Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению назначаются арбитражными управляющими при наступлении обстоятельств, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", в силу занимаемой ими должности.
Аналогичное положение содержится и в пункте 3 оспариваемого распоряжения Правительства РФ от 10 июля 1999 г. N 1100-р, которым предусмотрено, что при проведении процедур банкротства в случае отсутствия возможности назначения арбитражным управляющим лица, имеющего соответствующую лицензию, ФСФО России необходимо обеспечивать в соответствии с п. 4 ст. 185 вышеназванного Федерального закона представление арбитражным судом сотрудников Службы для их назначения арбитражными управляющими.
Такой же порядок назначения арбитражного управляющего из числа сотрудников ФСФО России со ссылкой на п. 4 ст. 185 указанного Федерального закона предусмотрен и абзацем 7 оспариваемого Приложения (разъяснения) к распоряжению ФСФО России от 11 ноября 1999 г. N 40-р.
Приведенные положения нормативных правовых актов судом первой инстанции правильно истолкованы, как указание о возможности назначения арбитражных управляющих из числа сотрудников ФСФО России и лишь в случаях, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".
Как правомерно указал Верховный Суд РФ в своем решении, каких-либо других случаев (не предусмотренных законом) назначения арбитражных управляющих из числа сотрудников ФСФО России этими положениями нормативных актов не предусматривается, в связи с чем требование заявителя о признании данных положений недействительными (незаконными) не может быть признано обоснованным.
Довод в кассационной жалобе о том, что суд первой инстанции не учел наличие вступившего в законную силу решения Верховного Суда РФ, которым признаны незаконными пункты 4, 5, 6, 7, 11 и 12 Положения, предусматривавшие для осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего необходимость получения лицензии трех категорий в зависимости от особенностей процедуры банкротства отдельных предприятий и организаций, нельзя признать обоснованным.
Как указано выше, оспоренные положения нормативного правового акта случаи назначения арбитражными управляющими из числа сотрудников ФСФО России обуславливают регламентацией таких случаев нормами Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В самом Законе не содержится норм о необходимости получения лицензии на занятие деятельности в качестве арбитражных управляющих трех категорий.
Более того, при наличии приведенного выше решения Верховного Суда РФ от 7 сентября 2001 года содержащееся в пункте 3 распоряжения Правительства РФ от 10 июля 1999 года указание на лицензию арбитражного управляющего третьей категории само по себе не может действовать.
Кроме того, в оспоренных положениях нормативных правовых актов не содержится указание на обязательность назначения арбитражным судом арбитражными управляющими лиц именно из состава работников ФСФО России, в связи с чем довод в кассационной жалобе о предрешенности вопроса об обязательном назначении арбитражными управляющими таких лиц несостоятелен.
По изложенным основаниям кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия
определила:
решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2002 года оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 44-Г02-19 от 16.05.2002] Из резолютивной части решения о признании недействующими отдельных положений Закона Пермской области О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления в Пермской области исключено указание о том, что оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, поскольку требование о проверке соответствия нормативного акта субъекта РФ Конституции РФ не относится к компетенции судов общей юрисдикции.  »
Общая судебная практика »
Читайте также