ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 12.07.2005 n А65-21250/2003-СГ4-16 Заявление о признании несостоятельным (банкротом) удовлетворено правомерно в связи с доказанностью материалами дела фактов наличия внешних признаков несостоятельности с учетом специальных требований о банкротстве стратегических предприятий, поскольку установленные требования Банка не удовлетворены должником.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
кассационной инстанции по проверке законности и
обоснованности решений (определений, постановлений)
арбитражных судов, вступивших в законную силу
от 12 июля 2005 года Дело N А65-21250/2003-СГ4-16

(извлечение)
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Открытого акционерного общества "Коммерческий инвестиционно-трастовый банк "Казанский", г. Казань,
на Постановление апелляционной инстанции от 23.05.2005 Арбитражного суда Республики Татарстан по делу N А65-21250/2003-СГ4-16
по заявлению Открытого акционерного общества "Коммерческий инвестиционно-трастовый банк "Казанский", г. Казань, о признании несостоятельным (банкротом) Федерального государственного унитарного предприятия "Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов", г. Казань, (лица, участвующие в деле: Федеральное агентство по промышленности (правопреемник функций Федерального агентства по боеприпасам), г. Москва, Министерство имущественных отношений Российской Федерации, г. Москва, территориальное управление Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Республике Татарстан, г. Казань, Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом Российской Федерации, г. Москва, территориальное управление по Республике Татарстан Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, г. Казань, Некоммерческое партнерство "Приволжская саморегулируемая организация арбитражных управляющих", г. Нижний Новгород),
УСТАНОВИЛ:
Общество с ограниченной ответственностью "Коммерческий инвестиционный трастовый банк "Казанский" (правопреемник Открытого акционерного общества "Коммерческий инвестиционно-трастовый банк "Казанский") обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) Федерального государственного унитарного предприятия "Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов", г. Казань.
Заявление с учетом предъявленных дополнительных требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обусловлено наличием внешних признаков несостоятельности, поскольку общая сумма денежных обязательств перед заявителем - 36215674 руб. 71 коп., из них по исполнительному листу от 13.08.2002 N 066455 Арбитражного суда Республики Татарстан на сумму 6259479 руб. 71 коп. и по исполнительному листу от 13.08.2002 N 066480 Арбитражного суда Республики Татарстан на сумму 29956177 руб., составляющая в совокупности более чем 500000 руб., в течение шести месяцев перед Банком не исполнены.
Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 12.11.2003 заявление о признании должника банкротом принято к производству, а определением суда от 20.02.2004 требования Банка "Казанский" признаны обоснованными и в отношении Федерального государственного унитарного предприятия "Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов" введена процедура наблюдения.
При этом суд исходил из доказанности материалами дела фактов наличия внешних признаков несостоятельности с учетом специальных требований о банкротстве стратегических предприятий, поскольку установленные требования Банка не удовлетворены должником и на дату заседания арбитражного суда.
Постановлением апелляционной инстанции от 10.11.2004 определение суда от 20.02.2004 отменено и принят новый судебный акт об отказе во введении наблюдения и прекращении производства по делу о банкротстве.
Отказывая во введении наблюдения, суд апелляционной инстанции исходил из нарушения требований ст. 39 Федерального закона "О несостоятельности", поскольку заявление не содержит доказательства вручения должнику копии исполнительного листа.
Отмечается также на рассмотрение судом заявления без извещения лица, участвующего в деле о банкротстве, - Федерального агентства промышленности.
Кроме того, без учета требований ст. 36 Федерального закона "О несостоятельности" суд удовлетворил ходатайство об увеличении требований, которое заявлено неуполномоченным лицом Банка.
Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 07.02.2005 Постановление апелляционной инстанции от 10.11.2004 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию в ином судебном составе.
При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции 23.05.2005 принято Постановление, которым вынесен новый судебный акт об отмене определения от 20.02.2004; отказе во введении наблюдения в отношении Федерального государственного унитарного предприятия "Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов") и прекращении производства по делу о банкротстве.
Суд апелляционной инстанции не принял во внимание в качестве надлежащего доказательства получения должником копии исполнительного листа, указав, что должностная инструкция на заместителя директора от 15.12.2002 не содержит соответствующих прав и обязанностей расписавшегося на копии исполнительного листа замдиректора.
Отмечается также, что представитель Банка, действующий по доверенности от 31.12.2003 N 163/052, а именно заместитель председателя правления Банка, не наделался правом от имени кредитора участвовать в деле о несостоятельности в силу специальных требований, предусмотренных ст. 36 Закона о банкротстве, при подаче ходатайства в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, об увеличении требований на сумму 29956177 руб.
Кроме того, Федеральное агентство по промышленности не участвовало в судебном заседании по вопросу введения процедуры наблюдения, принятой, в свою очередь, судом без учета нормы ст. 191 Закона о банкротстве, касающейся стратегических предприятий.
Законность Постановления апелляционной инстанции от 23.05.2005 проверена в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационной инстанцией, которая считает обжалуемый судебный акт подлежащим отмене и оставлению в силе определения суда первой инстанции от 20.02.2004 о введении наблюдения в отношении Федерального государственного унитарного предприятия "Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов" по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 190 Федерального закона "О несостоятельности" (2002) распоряжением Правительства Российской Федерации от 09.01.2004 N 22-р утвержден Перечень стратегических предприятий и организаций (далее - Перечень).
Согласно п. 99 Перечня Государственный научно-исследовательский институт химических продуктов отнесен к стратегическим федеральным государственным унитарным предприятиям. Таким образом, для определения внешних признаков несостоятельности стратегических организаций необходимо руководствоваться гл. 8 (параграфом 5) Федерального закона "О несостоятельности".
------------------------------------------------------------------

Вероятно, имелся в виду параграф 5 главы 9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
------------------------------------------------------------------
Поскольку специальные правила, регулирующие общие положения банкротства стратегических предприятий, не устанавливают дополнительных требований к форме и содержанию заявления конкурсного кредитора о несостоятельности должника, данные вопросы регулируются ст. ст. 39, 40, 42 - 44 Федерального закона "О несостоятельности".
При несоответствии заявления кредитора требованиям названных норм оно подлежит возвращению (ст. 44 Федерального закона "О несостоятельности").
Таким образом, Закон о банкротстве предусмотрел специальные правовые последствия несоблюдения кредитором порядка обращения с заявлением о несостоятельности.
Между тем суд апелляционной инстанции, установив, что Банк не представил доказательств направления копии исполнительного документа должнику, что увеличение требований Банка в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведено неуполномоченным лицом и Федеральное агентство по промышленности не получало судебное извещение, ошибочно отказал во введении наблюдения и прекратил производство по делу о банкротстве, поскольку п. 3 ст. 48 Федерального закона "О несостоятельности" применяется только по результатам рассмотрения обоснованности требований заявителя к должнику по существу на наличие условий, предусмотренных п. 2 ст. 133 Закона о банкротстве.
------------------------------------------------------------------

Вероятно, вместо пункта 2 статьи 133 Закона о банкротстве имелся в виду пункт 2 статьи 33 указанного Закона.
------------------------------------------------------------------
Далее, положения ст. 192 Федерального закона "О несостоятельности" во взаимосвязи с требованиями ст. 34 того же Закона устанавливают особенности порядка рассмотрения дел о банкротстве стратегической организации, который состоит в расширении круга лиц, участвующих в деле о несостоятельности.
В данном конкретном случае лицом, участвующим в деле о банкротстве, которое регулирует и обеспечивает реализацию единой государственной политики, являлось Федеральное агентство промышленности.
Между тем неизвещение данного агентства в данном конкретном случае о месте и времени судебного разбирательства по вопросу о введении процедуры наблюдения также не могло служить основанием для прекращения производства по делу о несостоятельности.
Кроме этого, выводы апелляционной инстанции о проведении судебного заседания без извещения федерального органа не основаны на материалах арбитражного дела.
Так, в деле имеется уведомление N 21250/16 от 07.02.2004, свидетельствующее о направлении Федеральному агентству промышленности определения суда о проведении заседания по проверке обоснованности требований Банка к должнику.
Следовательно, в порядке ст. 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Федеральное агентство по промышленности является лицом, надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного заседания, тем более, что из 26 заседаний по данному делу представитель агентства присутствовал лишь трижды из них.
Подобные действия Федерального агентства свидетельствуют о нежелании участвовать при рассмотрении дела и направлены на затягивание процесса.
С учетом изложенного противоречит материалам дела вывод суда апелляционной инстанции о введении судом первой инстанции наблюдения без учета ст. 191 Закона о банкротстве.
Также не основан на материалах арбитражного дела вывод суда апелляционной инстанции о непредставлении Банком доказательств направления копии исполнительного документа должнику, как того требует ч. 2 ст. 39 Закона о банкротстве.
Сторонами подтверждается и судом апелляционной инстанции установлено, что копия исполнительного листа вручена должнику в лице заместителя директора по экономике и финансам.
Пункт 2.7 Должностной инструкции от 15.12.2002 относит к компетенции заместителя директора по экономике и финансам обеспечение своевременного погашения займов, выплату процентов (т. 3, л. д. 84).
Следовательно, является неправомерным вывод суда апелляционной инстанции о том, что вышеназванная должностная инструкция не содержит соответствующих права и обязанностей расписавшегося.
Учитывая, что положения ст. 36 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предъявляют специальные требования к полномочиям представителя, участвующего в деле о банкротстве, суд апелляционной инстанции сделал неправильный вывод о том, что представитель кредитора, действующий по доверенности от 31.12.2003 N 163/052, не наделен правом от имени кредитора участвовать в деле о банкротстве.
В деле имеется доверенность на Пащенко С.А., в которой предусмотрены все полномочия на ведение дел о банкротстве (т. 3, л. д. 96). Доверенность была представлена незамедлительно, как только у должника возникли сомнения в наличии полномочий.
Заявление в арбитражный суд подписано председателем правления Банка Гайнутдиновым Т.Г. Дополнение к заявлению, направленное в суд в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, об увеличении требований на 29956177 руб. подписано первым заместителем председателя правления Банка Пащенко С.А. (т. 2, л. д. 82).
Поскольку первый заместитель председателя правления Банка Пащенко С.А. является полномочным лицом в деле о банкротстве, так как наделан правом от имени кредитора - Банка - участвовать в деле о банкротстве, нарушение ст. 36 Закона о банкротстве в данном случае не установлено.
Более того, в суде первой инстанции при разрешении ходатайства в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должник не подвергал сомнениям полномочия кредитора в лице первого заместителя правления Банка - Пащенко С.А - по оспариваемой доверенности.
Следовательно, внешние признаки несостоятельности, установленные п. п. 3 и 4 ст. 190 Федерального закона "О несостоятельности", должны определяться из размера 36215674 руб. 71 коп. с учетом принятых судом первой инстанции дополнительных требований Банка, заявленных в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о чем верно указано в определении от 20.02.2004.
Согласно ч. 2 ст. 49 Закона о банкротстве в определении арбитражного суда о введении наблюдения должны содержаться:
- указания на признание требований заявителя обоснованными и введение наблюдения;
- утверждение временного управляющего;
- размер вознаграждения временного управляющего и источник его выплаты.
Таким образом, законодатель определил содержание определения о введении наблюдения.
В определении арбитражного суда от 20.02.2004 о введении наблюдения содержатся указания на признание требований Банка обоснованными и их размер 36215674 руб. 71 коп.
То обстоятельство, что в определении о введении наблюдения не указана очередность их удовлетворения, не является не соблюдением требований п. 2 ст. 49 Закона о банкротстве, а равно основанием для отмены определения от 20.02.2004.
Заявители-кредиторы имеют право повторно направлять свои требования в порядке, предусмотренном ст. 71 Закона о банкротстве, после введения наблюдения.
При таких обстоятельствах дела определение от 20.02.2004 о введении процедуры наблюдения является законным, принятым в соответствии с нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствовали правовые основания для его отмены и прекращении производства по делу о банкротстве.
С учетом изложенного Постановление апелляционной инстанции от 23.05.2005 подлежит отмене как принятое с нарушением норм ст. ст. 34, 36, 39, 40, 42 - 44, 190 - 192 Закона о банкротстве.
Руководствуясь ст. ст. 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции
ПОСТАНОВИЛ:
Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.05.2005 по делу N А65-21250/03-СГ4-16 отменить, оставить в силе определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20.02.2004.
Настоящее Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 12.07.2005 n А65-2120/05-СА1-36 Деятельность по приему металлолома от населения не является деятельностью, осуществление которой возможно без применения контрольно-кассовой техники.  »
Судебная практика (Поволжье) »
Читайте также