ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 19.10.2004 n А06-718У/4-21/04 Исковые требования о признании решения налогового органа незаконным удовлетворены правомерно, поскольку налогоплательщик исчислял ЕНВД в полном соответствии с требованиями норм Закона, применение понижающих коэффициентов, соответствующих оказываемым истцом услугам, было обоснованным.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
кассационной инстанции по проверке законности и
обоснованности решений (определений, постановлений)
арбитражных судов, вступивших в законную силу
от 19 октября 2004 года Дело N А06-718У/4-21/04

(извлечение)
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Предпринимателя Нугманова Альберта Хамед-Харисовича
на Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Астраханской области от 12.08.2004
по иску Предпринимателя Нугманова Альберта Хамед-Харисовича о признании незаконным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Трусовскому району г. Астрахани от 31.12.2003 N 120 в части доначисления единого налога на вмененный доход (ЕНВД) в сумме 81137 руб., начисления пени - 19311 руб. и штрафных санкций - 16227 руб. на основании п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (с учетом уточнения иска),
УСТАНОВИЛ:
Обжалованным Постановлением апелляционной инстанции судебное решение от 02.06.2004, которым указанный выше иск был удовлетворен, изменено: в иске о признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Трусовскому району г. Астрахани N 120 от 31.12.2003 в части доначисления ЕНВД в сумме 81137 руб., пени - 19311 руб. и штрафных санкций - 16227 руб. отказано, в остальной части решение оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция исходила из того, что Предприниматель неправильно исчислял ЕНВД, не в соответствии с имеющимися у него документами.
В кассационной жалобе истец просит об отмене судебного акта, оставлении в силе судебного решения, указывая на то, что фактически его предприятие относится к разряду столовая, а не буфет, как это указано в выданном ему сертификате на услуги общественного питания, а также приводя доводы, изложенные в апелляционной жалобе и явившиеся предметом рассмотрения апелляционной инстанцией.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившегося представителя истца, суд кассационной инстанции находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Из приобщенных к делу материалов усматривается, что ответчиком у истца была проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2001 по 30.09.2003 и было установлено неправильное исчисление единого налога на вмененный доход, в результате чего не полностью уплачен данный налог в сумме 81137 руб. Оспоренное Предпринимателем решение налогового органа вынесено на основании акта проверки N 37 от 04.12.2003, которым зафиксированы допущенные налогоплательщиком налогового правонарушения.
Истец привлечен к налоговой ответственности, ему доначислена сумма налога, указанная выше, и начислены пени - 19311 руб.
Вместе с тем и акт, и решение налогового органа содержат указание на то, что в ходе обследования предпринимательской деятельности истца было установлено оказание истцом услуг общественного питания путем приготовления горячих блюд и реализации соков, кондитерских изделий, обслуживание посетителей поварами и продавцами.
На момент проверки у истца имелся сертификат соответствия N 0560498 с установлением кода оказываемой им услуги 12106 (ГОСТ Р50762-95) и наименованием услуги "питание буфета" на все помещения, в которых он осуществлял предпринимательскую деятельность.
Исходя из данного документа, по мнению налогового органа, истец должен был, рассчитывая ЕНВД, применять физический показатель - численность работающих и не вправе был применять понижающие коэффициенты 0,3 и 0,17, характеризующие услуги столовых.
Истец, кроме применения данных коэффициентов, применял и такой физический показатель, как количество посадочных мест, который также подлежит применению при расчете налога при оказании услуг столовой, как это предусмотрено приложениями N N 5 и 6 к Закону Астраханской области N 39 от 17.09.98 и N 5 к Закону Астраханской области N 54/2002-03 от 26.11.2002 "О едином налоге на вмененный доход".
Однако истец в ходе рассмотрения дела представил суду документальное подтверждение фактически оказываемой им услуги столовой с самого начала (2000 г.) своей деятельности.
В подтверждение оказания услуги столовой в материалах дела имеются копии меню за 2001 - 2002 гг., из которых видно, что Предпринимателем осуществлялись приготовление и реализация блюд в соответствии с разнообразием по дням недели, что соответствует понятию столовой, данному в ГОСТе РФ 50647-94 "Общественное питание. Термины и определения". Данным ГОСТом дано понятие и буфета, как структурного подразделения предприятия, предназначенного для реализации мучных кондитерских и булочных изделий, покупных товаров и ограниченного ассортимента блюд несложного приготовления, что не соответствует фактически действующим предприятиям истца.
Из имеющихся в деле договоров аренды, заключенных истцом с Федеральным государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования "Астраханский государственный технический университет", актов приема-передачи и технического состояния нежилых помещений видно, что университет передал истцу помещения буфетов учебных корпусов и общежитий университета для организации студенческих столовых (т. 1, л. д. 26 - 41).
Письмом Комитета по торговле и общественному питанию и бытовому обслуживанию Администрации г. Астрахани от 05.12.2003 N 01-07-605 (л. д. 24, т. 1) подтверждается получение истцом в 2000 г. разрешения на организацию питания студентов в соответствии с договором на аренду помещения под буфет с Астраханским университетом. Однако фактически предприятия истца всегда относились к типу столовой, где осуществляется приготовление и реализация блюд в соответствии с разнообразием меню по дням недели, работали самостоятельно, будучи обеспеченными оборудованием и инвентарем. Данные обстоятельства подтверждаются и справками университета (л. д. 25, т. 1).
Ошибочность оценки предприятий истца, указанной в сертификате соответствия, усматривается и из санитарных паспортов на предприятия, выданных 06.09.2002, и относящих проверяемые объекты к столовым (л. д. 101 - 103, т. 1), и из актов санитарного обследования столовых истца от 05.04.2004 (л. д. 104 - 106).
Кроме ссылки на сертификат соответствия, налоговым органом не представлено других доказательств, опровергающих доводы истца и фактическое выполнение им услуги общественного питания столовой.
Апелляционной инстанцией не учтено, что в соответствии с Федеральным законом от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" услуги не являются объектом обязательного подтверждения соответствия, такое подтверждение осуществляется только в отношении продукции (п. 2 ст. 46). Работы и услуги являются объектами добровольного подтверждения соответствия (п. 1 ст. 21). Согласно п. 8 ст. 46 названного Закона документы, подтверждающие соответствие и выданные до вступления в силу данного Закона, считаются действительными до окончания срока, установленного в них. При этом согласно информационному письму Госстандарта РФ от 11.07.2003 N ВК-110-28/2522 "О сертификации услуг в Системе сертификации ГОСТ Р" применительно к обязательной сертификации услуг это означает следующее:
- если в договоре на сертификацию услуг заявителя с органом по сертификации проведение инспекционного контроля не было предусмотрено, то его проведение для подтверждения действия сертификата соответствия не предполагается;
- если в договоре на сертификацию услуг проведение инспекционного контроля было предусмотрено, то возможны две ситуации:
1-ая: заявитель отказывается от проведения инспекционного контроля. Это означает нарушение условий договора, что регулируется на основании Гражданского кодекса;
2-ая: заявитель согласен на проведение инспекционного контроля. В этом случае инспекционный контроль подтверждает, что сертификационная услуга продолжает соответствовать требованиям, на соответствие которым она была сертифицирована.
Арбитражным судом в первой инстанции изложенные выше обстоятельства были установлены и выводы суда были основаны на фактическом исполнении истцом услуги общественного питания столовой; его расчет ЕНВД был правильно признан судом соответствующим приложениям N N 5 и 6 к Закону Астраханской области N 39 от 17.09.98 "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" и N 5 к Закону Астраханской области от 26.11.2002 N 54/2002-03. Тем более, что в 2004 г. истец получил от санитарной службы района и области соответственно санитарный паспорт и санитарно-эпидемиологическое заключение на объекты в статусе "столовая", как это явствует из письма заместителя Главного государственного санитарного врача г. Астрахани по Ленинскому району от 02.06.2004 (л. д. 15, т. 2). В письме также указывается на модернизацию и реконструкцию, произведенные истцом. Но касались они санитарно-эпидемиологических требований к организации общественного питания, а не выполнения самой услуги общественного питания столовой, которую выполнял истец. Обратного налоговым органом не доказано при том, что в соответствии со ст. ст. 65 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации именно на налоговый орган возлагается обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия им оспоренного ненормативного акта.
В соответствии со ст. 54 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учета доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством Российской Федерации и Министерством по налогам и сборам Российской Федерации. При этом не могут не учитываться иные документально подтвержденные данные об объектах, подлежащих налогообложению или связанных с налогообложением.
Налогоплательщик (истец) исчислял ЕНВД в полном соответствии с требованиями перечисленных выше норм и добросовестно уплачивал его, в связи с чем у налогового органа отсутствовали правовые основания для привлечения истца к налоговой ответственности, и вывод арбитражного суда первой инстанции о недействительности решения налогового органа в оспоренной части является законным и обоснованным.
При таких обстоятельствах Постановление апелляционной инстанции подлежит отмене, поскольку выводы, содержащиеся в нем, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам и обстоятельствам дела.
На основании изложенного, и руководствуясь п/п. 5 п. 1 ст. 287, п. 1 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд
ПОСТАНОВИЛ:
Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Астраханской области от 12.08.2004 по делу N А06-718У/4-21/04 отменить, удовлетворив кассационную жалобу, решение Арбитражного суда Астраханской области от 02.06.2004 оставить в силе.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 19.10.2004 n А06-316-3/04 Оспорить решение общего собрания участников может лицо, являющееся участником общества на момент проведения собрания.  »
Судебная практика (Поволжье) »
Читайте также