ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 21.09.2004 n А72-8453/03И548 Дело по иску в части отказа в применении последствий недействительности сделки направлено на новое рассмотрение, поскольку судом не исследовалось, имеется ли у ответчика в наличии имущество, переданное ему по недействительной сделке, производилась ли им оплата по сделке и в какой сумме.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
кассационной инстанции по проверке законности и
обоснованности решений (определений, постановлений)
арбитражных судов, вступивших в законную силу
от 21 сентября 2004 года Дело N А 72-8453/03И548

(извлечение)
Конкурсный управляющий Сельскохозяйственного производственного кооператива им. Я.М.Свердлова Шакиров Р.З. обратился с иском к Сельскохозяйственному производственному кооперативу им. В.И.Ульянова о признании недействительным договора купли-продажи N 7 от 12.03.2002 и применении последствий недействительности сделки в виде обязания СПК им. В.И.Ульянова возвратить СПК им. Я.М.Свердлова переданное по договору имущество (два комбайна Дон-1500, 1990 г. и 1992 г. выпуска, разбрасыватель МВУ-8, 1998 г. выпуска.)
До принятия решения истец уточнил исковые требования в части применения последствий недействительности сделки и просил взыскать с СПК им. В.И.Ульянова в пользу СПК им. Я.М.Свердлова 522750 руб. в качестве возмещения стоимости реализованного ответчиком имущества.
В обоснование иска указывалось, что сделка совершена с нарушением требований Закона - ст. 20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" и п. 5.2.6 Устава СПК им. Я.М.Свердлова - в отсутствие решения общего собрания пайщиков об отчуждении указанного имущества, относящегося к основным фондам.
Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 04.06.2004 сделка купли-продажи от 12.03.2002 по договору N 7 признана недействительной, ничтожной. В применении последствий ничтожности сделки отказано. Решение мотивировано тем, что сделка противоречит ст. 20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" и п. 5.2.6 Устава СПК им. Я.М.Свердлова, а потому ничтожна. Однако Сельскохозяйственный производственный кооператив им. В.И.Ульянова по сути является добросовестным приобретателем и в силу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 N 6П полученное им по ничтожной сделке имущество не может быть у него изъято в порядке реституции.
В апелляционном порядке дело не рассматривалось.
В кассационной жалобе заявитель - конкурсный управляющий Сельскохозяйственного производственного кооператива им. Я.М.Свердлова Шакиров Р.З., с. Новый Урень Ульяновской области, - просит решение в части отказа в применении последствий ничтожности сделки отменить, требования истца в этой части удовлетворить, указывая на неправомерность вывода суда о том, что ответчик является добросовестным приобретателем.
Проверив решение в соответствии со ст. ст. 274, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в оспариваемой части, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости его отмены в части отказа о применении последствий недействительности сделки и передачи дела в этой части исковых требований на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Как видно из материалов дела, между сторонами был заключен договор купли-продажи N 7 от 12.03.2002, согласно которому Сельскохозяйственный производственный кооператив им. Я.М.Свердлова обязуется поставить Сельскохозяйственному производственному кооперативу им. В.И.Ульянова два комбайна Дон-1500, 1990 г. и 1992 г. выпуска, разбрасыватель МВУ-8, 1998 г. выпуска, на общую сумму 150675 руб., а СПК им. В.И.Ульянова - принять их и оплатить. Указанное имущество передано истцом ответчику по акту приема-передачи. В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденным Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 в редакции от 18.05.2002, здания, рабочие и силовые машины и оборудование, транспортные средства относятся к основным фондам.
В соответствии со ст. 20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива относится отчуждение земли и основных фондов, их приобретение. Вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего собрания, не могут быть переданы на решение иным органам управления СПК. Пункт 5.2.6 Устава Сельскохозяйственного производственного кооператива им. Я.М.Свердлова воспроизводит указанное положение Закона.
Ответчиком была представлена выписка из протокола N 2 от 26.01.2002 общего собрания членов Сельскохозяйственного производственного кооператива им. Я.М.Свердлова, согласно которой собрание решило продать основные средства - автомобили, трактора и сельхозмашины - Сельскохозяйственному производственному кооперативу им. В.И.Ульянова в счет погашения долга (л. д. 50, т. 1).
Однако надлежащим образом оформленный протокол N 2 от 26.01.2002 общего собрания Сельскохозяйственного производственного кооператива им. Я.М.Свердлова с соответствующим указанной выписке текстом решения ответчиком представлен не был. Также не были представлены документы, подтверждающие факт созыва указанного общего собрания.
При таких обстоятельствах сделка обоснованно была признана судом ничтожной, противоречащей ст. 20 Федерального закона " О сельскохозяйственной кооперации", в соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Вместе с тем вывод суда о том, что СПК им. В.И.Ульянова является добросовестным приобретателем и имущество у него не может быть изъято в порядке реституции является ошибочным.
В соответствии с абзацами 4, 6 п. 3.1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 N 6П применение последствий недействительности сделки в форме двусторонней реституции по общему правилу не ставится в зависимость от добросовестности сторон, а добросовестность приобретения в смысле ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации возможна только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество.
В данном случае имущество было приобретено у собственника, в связи с чем по смыслу указанного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации должна применяться не виндикация, предусмотренная ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, а реституция, применение которой не зависит от добросовестности приобретателя.
В этой связи решение в части отказа в применении последствия недействительности ничтожной сделки подлежит отмене, а дело - передаче в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судом не исследовалось, имеется ли у ответчика в наличии имущество, переданное ему по недействительной сделке, производилась ли им оплата по сделке и в какой сумме.
На основании изложенного, руководствуясь п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 287, ч. 1 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции
ПОСТАНОВИЛ:
решение от 04.06.2004 Арбитражного суда Ульяновской области по делу N А 72-8453/03И548 в части отказа в иске о применении последствий недействительности ничтожной сделки отменить, дело в этой части иска передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.
В остальной части решение оставить без изменения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 21.09.2004 n А72-6293/03-Т14 Заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не подлежит удовлетворению, если лицом, подавшим заявление, не доказано, что ему не было известно о существовании таких обстоятельств, и не подтверждено существование объективных и непреодолимых для него препятствий для получения соответствующих сведений до вынесения судебного акта.  »
Судебная практика (Поволжье) »
Читайте также