На морские суда посадят команды самообороны

Как считают специалисты, высокотехнологичный терроризм стремится вызвать системный кризис стран с развитой информационной инфраструктурой, которая определяет состояние обороны, эффективность работы органов внутренних дел, банков, системы перевозок, науки и торговли.

Криминальные круги объединяют силы и средства. Происходит интеграция террористов, организованной преступности и наркобизнеса. Это почти не учитывает российское законодательство (см., например, Законы РФ «О борьбе с терроризмом» и «Об органах ФСБ РФ», формулировки ст. 205-208, 277 и 360 УК РФ). Потому нет и критериев для оценки рисков взаимодействия террористических групп с криминальными структурами, с коррумпированными чиновниками, сотрудниками МВД.

Терроризм вырастает там, где есть глубинные противоречия в экономике, где часть населения сопротивляется реформам, где высока социальная дифференциация, где не создано эффективных механизмов правовой защиты граждан. В этом смысле российские реалии - благоприятная среда для роста терроризма.

Терроризм в РФ, как и в ряде стран СНГ, становится своего рода индустрией: налаживаются связи между террористическими группами по обмену опытом в оперативно-боевой подготовке, поставкам спецсредств и вооружений, использованию новых технологий.

Все реже заказчиками, разработчиками и исполнителями преступления являются одни и те же люди. Исходя из этого и должна выстраиваться концепция борьбы с терроризмом в каждой сфере экономики, в том числе на транспорте.

Эта работа должна координироваться с военно-морскими и авиационными силами, с госструктурами, регулирующими деятельность морских портов и управляющими использованием госсобственности в них.

Филиалы ФГУП «Росморпорт» и администрации морских портов способны влиять на создание в пределах портов условий, затрудняющих совершение актов терроризма на море.

Разумеется, проблеме терроризма уделяют большое внимание в IMO (Международная морская организация). Однако IMO не определяет формы координации с другими госструктурами, которые борются с актами насилия на морском транспорте.

Заметим, что и в концепции Генерального плана развития Петербурга нет раздела, где говорилось бы о мерах предупреждения терактов, которые могут принести ущерб не менее существенный, чем экологические катастрофы. Не учитываются факторы безопасности с точки зрения терроризма и в Генсхеме развития морского порта Санкт-Петербург.

Фактически в прибрежной зоне, где интенсивно развивается портостроительство, нет согласованной программы по предупреждению и борьбе с актами терроризма, совершаемыми на море, нет и четкого разграничения компетенции в данной области между правоохранительными структурами и госорганами.

Невнимание к этим проблемам может дорого обойтись судовладельцам, потому что в IMO накапливается все больше данных, свидетельствующих о низкой эффективности береговых систем безопасности в сфере предупреждения терроризма. Все чаще говорят о необходимости принятия договорно-правовой базы в отношении организации самообороны судов и защиты морского судоходства от вооруженных нападений.

В качестве примеров фигурируют захваты террористами в 1985 году итальянского пассажирского судна «Акилле Лауро», совершавшего круиз по Средиземному морю, и в 1996 году пассажирского парома «Аврасия» в порту Трабзон (Турция). Участились случаи нападения террористов на торговые суда с применением оружия без каких-либо видимых причин. Нередкими становятся расстрелы морских судов из автоматов и гранатометов.

Сейчас предстоит определить, что можно предпринять для противодействия таким актам на берегу, а что - во время рейса судов. Статистика неумолима: большинство противоправных актов совершают именно в пределах морских портов. Так было в случаях захвата и лайнера «Акилле Лауро», и парома «Аврасия»: террористам оказалось несложно проникнуть на них.

Потому поправка в конвенции IMO, принятая в Лондоне в декабре 2002 года, по обеспечению противодействия актам терроризма против объектов морского транспорта, - только начало процесса усиления требований к уровню защиты судов, совершающих международные рейсы, морских буровых установок и портовых средств, обслуживающих их.

Когда террористы захватывают судно, то срочные меры по его освобождению не всегда приемлемы. Ведь целью террористов все чаще становятся не вымогательство, а политические требования или акции устрашения. В таком случае под угрозой оказываются жизни пассажиров и экипажа, возникает риск экологической катастрофы.

Все настойчивее звучат предложения о формировании на судах специальных команд самообороны. Пока, правда, международный статус такой команды не определен. А затраты на ее содержание во многом будут зависеть от того, насколько эффективно организована защита от терроризма в морских портах.

Александр Воеводин

Лоцман нужен и в электронный век  »
Юридические статьи »
Читайте также