Отпущение грехов

Радость вам, налогов не платившие, ликуйте, соотечественников обобравшие, веселитесь, обманом деньги добывшие, — вышла вам милость великая! Заступилось за вас правительство, и намерено оно не только капиталы ваши амнистировать (видно, знает, что все равно вы ничего не вернете в страну), но и особняки ваши рублево-успенские, квартиры ваши элитные, машины заграничные простить, признать и никогда на них не покушаться.

Эпический слог первого абзаца сложился непроизвольно, ибо грядущая налоговая амнистия имеет глубокие исторические традиции. Татей нощных, разбойничков и иных душегубцев миловали по случаю рождения наследника престола, юбилеев и иных торжественных дат, благо вырванные ноздри или клеймо не позволяли окружающим забыть об их грехах. Или же в случаях, когда лихие люди брались послужить отчизне, например покорить Сибирь.

Судя по тому, что ни у кого из влиятельных политиков наследников в последнее время не рождалось, повод для амнистии — желание заставить владельцев «черных» капиталов послужить Отечеству на манер ватаги Ермака, но не саблями, а деньгами. В тексте, подготовленном Минфином, примерно так и было сказано: кто свои нелегальные деньги, хранящиеся хоть в тайнике на даче, хоть в офф-шоре, положит на счет в российском банке и уплатит с них 13 процентов подоходного налога, тот будет прощен за то, что в трудное для страны время, когда честных тружеников душили налогами, он эти деньги украл и спрятал.

Понятно, что минфиновские чиновники придумали амнистию не по доброте душевной, а разочаровавшись в других способах вернуть застрявшие за границей 400 миллиардов долларов, вывезенных туда за время реформ. Да и в стране у многих кое-что припрятано. Повод для радикальных действий правительства, как всегда, один: нужно же что-то делать! Публичные выяснения отношений Грефа с Кудриным по известной схеме: «Ты кто такой?» — «А ты кто такой?!» — зрелище, конечно, увлекательное, но не в условиях, когда инфляция за полгода составляет 8 процентов, а об удвоении ВВП министры давно уже стеснительно умалчивают. Поэтому в августе, который, по традиции, месяц судьбоносный, принято сразу два глобальных проекта.

Первый: доказав двухгодичным бездействием, что оно на самом деле не знает, как распорядиться средствами Стабилизационного фонда, в четверг правительство решило часть дополнительных (нефтяных) доходов не хоронить в этом фонде, а направить в реальный сектор. Речь идет о 22 миллиардах долларов. Половина пойдет на федеральные целевые и федеральные инвестиционные программы. Правда, готовых инвестиционных программ еще нет, так что пока никакой конкретики.

(К слову: можно представить, с какими «коробками из-под ксерокса» побегут сейчас к министерским столоначальникам и клеркам представители бизнеса, желающие послужить стране на ниве освоения бюджетных денег.)

Ну а вторым глобальным проектом на том же заседании правительства была амнистия капиталов. Вообще-то это мера разумная и не у нас выдуманная. Даже в США, где с налогами строго, время от времени такие амнистии в масштабах отдельных штатов проводятся.

Но вот большинству наших министров «классический» вариант амнистии показался, судя по всему, недостаточно радикальным. Мол, если уж мы прощаем деньги, то почему бы заодно не простить и имущество?

В этом-то и кроется соль налоговой амнистии по-русски. Можно не сомневаться, что этот вариант горячо поддержит не только бизнес, но и вся многочисленная армия оборотней в милицейских и армейских погонах, чиновничьих и депутатских костюмах, судейских мантиях и таможенных мундирах. Ведь всем им амнистия капиталов по большому счету не слишком-то нужна. Ну, понятно, был бы в России инвестиционный бум, куча проектов, на которых можно хорошо заработать, а вот не поучаствуешь в них, потому что легальных денег у тебя нет. Тогда, конечно же, на амнистию в очередь бы стояли. Но сегодня денежная амнистия для «подпольных миллионеров» не актуальна.

Другое дело — имущество. Особняк на Валдае, на Рублево-Успенском шоссе, на берегу подмосковного водохранилища или Финского залива в оффшорной зоне не спрячешь. Предприниматель, пусть даже не вполне легальный миллионер, сумеет что-нибудь наврать на тему, откуда у него деньги. А как быть тем, у кого особняк за миллион долларов, машина — за сто тысяч евро, а зарплата с премией — триста долларов в месяц? Никто им пока неудобных вопросов не задает, но вдруг? Вдруг после показательной порки олигарха захотят столь же показательно осудить сотню-другую чиновников-коррупционеров?

Некомфортно так жить. Хочется — с чистой совестью, открыто глядя людям в глаза. А где взять чистую совесть (или хоть какую), ничего при этом не теряя? Получить — за небольшую плату в 13 процентов — отпущение грехов.

Столь масштабное расширение рамок амнистии вызывает подозрение, что некоторые сторонники этих предложений лично в них заинтересованы. И, боюсь, скоро иные наши реформаторы придут к новому выводу: для полной легализации всех доходов нужно легализовать коррупцию — при условии, что со всех взяток будет уплачиваться подоходный налог.

Владимир Новиков

Капиталы амнистируют Выйти из тени захотят единицы  »
Юридические статьи »
Читайте также