Православная Россия - все только начинается

В свое время, читая Николая Бердяева и других отечественных классиков из плеяды религиозных философов, я был поражен: "базисом", фундаментом общества они называли не привычную для нас материальную, физическую жизнь, а прямо противоположное - дух. Потом понял: зря удивлялся. Всё зиждется на состоянии духа. Можно сказать и проще - на состоянии души.

Любая уважающая себя нация заботится не только об индексе деловой активности Доу-Джонса или уровне ВВП. Экономический бум не начнется в стране, где царит моральный и религиозный хаос. Все сегодняшние лидеры мировой экономики - страны с сильно развитым религиозным инстинктом или чувством традиционной морали: США, Япония, Китай. Если этому духовному фундаменту начинает грозить эрозия, то чувство самосохранения заставляет нацию искать средства от страшной опасности.

В 60-е годы прошлого столетия США пережили беспрецедентно тяжелый кризис. Не в экономике и даже не в политике, а на поприще традиционных моральных ценностей. Со скоростью эпидемии распространился культ наркотиков, мистицизма, сексуальной вседозволенности, анархизма и бегства от жизни. Это был не просто моральный кризис нации. Это был подрыв основ цивилизации. Америку тогда спасли политики, опиравшиеся на традиционные христианские ценности. Именно на эту духовную базу сделал ставку президент Р. Рейган и буквально вывел страну из оцепенения и раскола.

Сегодня церковь с тревогой отмечает растущее небрежение европейскими политиками значением христианских добродетелей в повседневной жизни. В Европейском Союзе начался чуть ли не "инквизиционный процесс" против католиков. На смену антисемитизму пришел антикатолицизм. Буквально затравили итальянского кандидата в члены Европейской комиссии - глубоко верующего человека Рокко Буттильоне. Только за то, что гомосексуализм он назвал грехом и уважительно высказался о семейном призвании женщины.

Забвение духовных (в значительной степени религиозных) ценностей мстит за себя. Европейской цивилизации брошен жестокий вызов со стороны целеустремленного и растущего исламского фундаментализма. А Европа, как Нарцисс, демонстрирует признаки культурной изнеженности, духовной мягкотелости и преступного пренебрежения к собственным религиозным корням. Поэтому она не могла противостоять советскому коммунизму. Потребовался зонтик в виде НАТО и американских военных баз. Сегодня американцы критикуют европейцев за то, что те в своем культурном либерализме зашли слишком далеко и полностью разоружились перед вызовами и жесткими реалиями времени. Пусть читатель прочтет сенсационную книгу американского политолога П. Бьюкенена "Смерть Запада" и сам увидит, какую цену приходится платить, когда та ли иная нация игнорирует свой исторический фундамент - традицию, мораль, религию.

Россия испытаний на своем историческом пути пережила немало. Судьба расположила ее на самом бойком месте - между двумя антагонистами, Западом и Востоком. Подсчитано, что на Россию с IX по ХХ век было столько нападений, что на год войны приходилось только два года мира. Но не войны подрывали силу русского общества. Страна подвергалась страшной опасности, когда слабела или искажалась вера. Великой Смуте в начале XVII столетия предшествовало смятение в православных умах, порожденное ужасами правления Ивана Грозного. В ХХ веке Великая Россия и вовсе перестала существовать, потому что дала себя соблазнить атеистическим коммунизмом. Это вывод самой истории: вера - несущая конструкция всякой цивилизации. Православная вера в России - несущая конструкция русской истории и культуры.

Нам есть чем гордиться. Россия привнесла в мир "русскую идею", органическую структуру которой составляют православные ценности. Это - жизнь как гармония, а не диссонанс; благоговение перед всем живым; сострадание; отношение к собственности как средству, а не самоцели; владение в первую очередь собой, а не миром; уступчивость и доброта в делах житейских и одновременно бескомпромиссность в делах веры. Сегодня западный мир на собственном опыте, нелегком и противоречивом, во многом пришел к признанию подобных ценностей. На светском языке они звучат как свод важнейших принципов: экологического отношения к миру, верховенства целого над частями (действуйте локально, мыслите глобально), социальной ответственности богатых (думайте о бедных - это вам обойдется дешевле) и т. д. Если Запад пришел к такой "стратегии" как спасительному рецепту от проблем, которые сам во многом и породил, то восточно-христианская мысль изначально стояла на этом: мир - храм, в котором благоговение самое уместное отношение к действительности.

Только сейчас, когда православие перестало искажаться вторжением со стороны идеологии, власти, политики, у него появилась возможность раскрыть свою природу как никогда полностью. Православие по своей эстетике целомудренно и богато орнаментировано. Но за красотой церковного обряда и церковного пространства людям начинает открываться красота Мира - его гармоничность, соразмерность, благоустроенность. Одним словом, все то, что по-настоящему дарит человеку опору и надежду. Я могу с этим чувством часами смотреть, например, на собор Спаса Покрова на Нерли или на Софийский собор в Киеве. Снаружи православный собор - это художественный образ Мироздания, который порождает трепетное отношение ко всему Миропорядку. Изнутри - это пространство, в котором православный человек чувствует уют, заботу и невраждебность. Это - атмосфера, которая сама по себе порождает самоотдачу, искренность и восторг.

Я верю, что православие как строй мыслей и чувств ждет в наступающую эпоху настоящий ренессанс. Его благоговение перед миром сродни тому, в чем нуждается сегодня мировое сообщество. История православия на Святой Руси однозначно свидетельствует: наша церковь не уходила от решения трудных народных и государственных задач. Под православными хоругвями Русь-Россия возвращала свою независимость на Куликовом поле в 1380 году и при изгнании польских отрядов из Москвы в 1612 году. Даже Сталин понял, что сражаться за коммунизм во время Великой Отечественной войны никто не будет. Народ сражался за Родину. В это время прекратились гонения на православную церковь, и русским вернули человечески прочувствованные обращения "славяне", "братья и сестры".

Но твердость духа нужна не только в экстремальной обстановке войны и разрухи. Она нужна в повседневности. Увы, сегодня массовое искусство, ширпотребное, бульварное чтиво, которое и литературой-то язык не поворачивается назвать, радио, телевидение задают такую низкую моральную планку, что иногда возникает вопрос: а есть ли у нас государство и Конституция? Абсолютно не представляю такой вакханалии пошлости, непотребства вкуса, откровенно наглой коммерциализации эстрады в стране, в которую по-настоящему вернулись христианское достоинство и православное самоуважение. Да, православие - еще не вся культура. Но как всякая настоящая культура оно - противоядие от растления пошлостью, жадностью, алчным любопытством, утробными инстинктами и самодовольной невзыскательностью.

Моя вера в духовную и социальную миссию русского православия не исключает убеждения, что только в единстве с представителями других конфессий мы сможем возродить духовные основы российского самостоянья. Русское православие никогда не видело в других церквях конкурентов и оппонентов, верит в принцип братства и солидарности и в делах межконфессиональных. Православная Россия - не прихоть духовных иерархов или политический капитал властвующей элиты. Это - сама русская жизнь. Жизнь под знаком веры - полной смысла, красоты и внутренней силы.

За веру стоит постоять!

Игорь РИММЕР

От Сатарова до Каспарова  »
Юридические статьи »
Читайте также