Любовь, зачем ты мучаешь его?

Поразительные сообщения СМИ о том, как в США граждане получают реальный срок лишения свободы за убийство ящерицы, выглядят особенно невероятными на фоне российских реалий. В очередной раз мы вынуждены выслушивать историю наших читателей о публичном и жестоком убийстве собаки, за которое в очередной раз никто не понес ответа. Впрочем, однозначной эту историю все равно не назовешь — ведь к владельцу убитой собаки у нас возникло не меньше вопросов, чем к убийце.

Евгений Гильд, профессиональный музыкант, а ныне предприниматель, принес нам в редакцию фотографии с места убийства и рассказал о событии, которое потрясло целый жилой дом, расположенный на 8-й Красноармейской улице:

— Это случилось вечером 22 ноября. Я находился в своей квартире, когда услышал истошный собачий визг, практически крик о помощи. Выглянул в окно, увидел освещенные окна соседнего подъезда, а внутри силуэт мужчины, который пинал собаку и тащил ее наверх по лестнице. Потом распахнулось окно 5-го этажа и оттуда вылетела собака. Я эту собаку узнал — ее звали Чарли, ее весь дом кормил. Это была очень веселая, безобидная собака, хотя не породистая, обычная дворняжка. Чарли упала на тротуар во дворе, а из подъезда выскочил мужчина, который схватил уже парализованную собаку за лапы и начал бить ее об стену дома. Собака визжала из последних сил, а этот мерзавец добил ее и выбросил труп на помойку. Весь дом смотрел на это — люди стояли в окнах, оторопев от ужаса.

— Как вы отреагировали на это?

— Позвонил соседям, и мы вызвали милицию. Но милиция ничего не сделала — приехали сотрудники 38 о/м, нашли убийцу, даже отвезли его в отдел. Но потом этот молодой человек быстро вернулся, и мы узнали, что он, оказывается, вовсе не убивал собаку, а, напротив, отбивался от нее. Поэтому дело возбуждать не стали, а наше заявление не приняли.

— Но ведь собаки действительно нападают на людей.

— Это был не тот случай. Чарли — небольшая добрая дворняга, она даже пинки сносила абсолютно покорно, никогда никого не кусала. И потом, если вы защищаетесь от собаки, вы ее не тащите потом с 3-го этажа на пятый и не выбрасываете в окно. А, выбросив, не возвращаетесь к телу и не добиваете его ударами об стену. Самооборона выглядит несколько иначе, не находите?

— А действительно, зачем надо было тащить собаку на 5-й этаж?

— Потому что на 3-м этаже подъезда и на 4-м находятся решетки. А вот на 5-м решеток нет, поэтому оттуда вполне можно выбросить собаку.

— Откуда вообще взялась эта собака в подъезде жилого дома?

— У этой собаки есть хозяин. Он живет на 6-м этаже «черной лестницы». Но этот человек с некоторыми странностями и не может постоять за себя и своих питомцев. Хотя это очень добрый человек, который искренне, до слез, любит животных. К сожалению, он небогат и не может обеспечить зверям необходимое содержание.

Собака бывает живучей

Приехав на место происшествия, я сначала поднялся к владельцу убитой собаки, некоему Вячеславу Раснеру. Но его на месте не оказалось — в коммунальной квартире с несчастливым № 13 на месте была лишь очень старая бабушка, которая не пустила меня внутрь. Впрочем, побеседовав с ней на пороге квартиры, я узнал, что сосед причиняет бабушке немало беспокойства, поскольку держит в коммунальной квартире несколько собак и кошек. Сколько именно, бабушка назвать не смогла.

Более подробно удалось побеседовать с обитателями квартир, расположенных на так называемой парадной лестнице дома — там, в отличие от «черного входа» (где произошло убийство и проживают все участники конфликта), живут собственники квартир, а не арендаторы.

Людмила Зайцева рассказала, что также слышала крики умирающей Чарли, а также сообщила немало важных подробностей про хозяина собаки:

— Убийство Чарли — это подлость какая-то. Чарли была самой доброй, веселой собакой в нашем дворе. Но убийство должно было случиться, это закономерный результат конфликта между Вяче-славом и соседями по подъезду. Дело в том, что Вячеслав тащит в квартиру с улицы всех собак и кошек, которых считает несчастными. В результате у него сейчас 6 собак и 4 кошки, за которыми надо убирать, которых надо кормить. К сожалению, он слишком плохо относится к этим своим обязанностям.

— Это доставляет беспокойство соседям?

— Беспокойство — не то слово. Два раза в сутки, в 5 утра и в 8 вечера, Вяче-слав выводит свой зверинец на прогулку. Соответственно, в 5 утра в нашем доме просыпаются все, потому что и собаки шумят, когда спускаются с 6-го этажа во двор, и сам Вячеслав кричит на них, когда те не слушаются. Это каждый день, включая субботу и воскресенье, кроме дней, когда он находится в командировках. В эти дни за животными вообще ни-кто не смотрит.

— Странно, что вы возмущаетесь убийством собаки, но не возмущаетесь условиями проживания еще живых собак

— Еще как возмущаюсь. Ведь когда Вячеслав уезжает в свои командировки, животные остаются там, где он их бросил, — кто в квартире, кто во дворе. Помню, он как-то уехал, а окна в квартире не за-крыл, и там, на подоконниках, топтались собаки и кошки, гавкали и мяукали, потому что жрать хотели. Им соседи сосиски кидали, потому что жалко было очень зверюшек. И так несколько дней продолжалось.

— А бабушка из коммуналки?

— Бабушке 90 лет, за ней самой присмотр нужен.

— Так, может, пора решить проблему кардинально — вызвать службу отлова бродячих животных?

— Да вы что — они же всех убьют. Даже в частных приютах животных убивают, я знаю, сама сталкивалась — относила новорожденных котяток, даже деньги давала сотрудникам за то, чтобы они их содержали у себя, а потом выяснялось, что они деньги брали, а котят тут же убивали. А уж эти ловцы из «Спецтранса» прямо во дворе устроят расправу. Я этого не хочу, мне животных жалко.

— А людей вам не жалко?

— Мне всех жалко. Но я не знаю, что тут можно сделать.

Властелин сердец

С Вячеславом Раснером мне удалось поговорить практически случайно — он на два дня вернулся из своих командировок и уже собирался в следующую, когда я позвонил ему по телефону. К сожалению, и этот разговор обнадеживающим назвать было трудно:

— Вы написали заявление в милицию по поводу убийства вашей собаки?

— Да, только там не стали этим заниматься. Мне пришлось жаловаться в прокуратуру, но пока неясно, чем все закончится. Это ужасно, что такое вызывающее, публичное убийство собаки останется безнаказанным.

— Как вы думаете, ваши животные не мешают соседям?

— Понимаете, я же беру их в дом не для забавы, а по необходимости. Вот я ехал в троллейбусе, увидел, как машина сбила дворнягу. Я потребовал остановиться, вышел и забрал собаку домой. Она выжила, живет у меня сейчас. Так же и с кошками было, и с другими собаками — я просто не могу проходить мимо страдающих животных.

— Но вы бросаете своих животных, когда уезжаете в командировки.

— Я работаю почтовым служащим на ОЖД, сопровождаю почтовые вагоны. Действительно, командировки случаются часто. Но за животными присматривает друг, который живет у меня в квартире, соседка по коммуналке. Я убираю, если они нагадят, ведро у меня там специальное стоит, большое. Моим животным хорошо, не беспокойтесь.

— А вашим соседям хорошо?

— Соседи у нас очень дружелюбные, они мне очень помогают, весь двор кормит животных. Этот парень, который убил Чарли, он ведь даже не живет у нас — он просто в гости приезжал, вышел курить на лестницу и чем-то ему Чарли не понравилась. Наши бы так не сделали.

Покойник всегда виноват

Замечание Вячеслава о дружелюбных соседях действительно соответствует действительности — граждане из дома 5 по 8-й Красноармейской, с которыми я разговаривал по поводу убийства Чарли и содержания еще живых зверей в 13-й квартире, словом и делом обнаруживали свою невероятную гуманность. Ни при каких вариантах они не соглашались даже предположить решение проблемы путем убийства животных, зато демонстрировали готовность идти на значительные финансовые затраты, чтобы предотвратить новые конфликты.

Но все эти добрые и светлые душой граждане проживают в парадном подъезде дома. Жильцы из соседнего, «черного подъезда», настроены несколько иначе. Мне не удалось лично поговорить с Александром, «убийцей из 11-й квартиры», поскольку этот молодой человек не проживает там постоянно, зато прокомментировать ситуацию согласилась его мать, Таисия Ивановна Н.:

— Мне очень не хочется вообще обсуждать с вами эту тему. Мой сын не убийца, он защищался.

— Соседи говорят, что Чарли была очень добродушной собакой. Что злых псов у Вячеслава вообще не было.

— Соседи? Это, наверное, соседи из парадного подъезда, где все заперто и собак нет? А вы у нас поспрашивайте, где эти собаки живут и гадят. Здесь вам все и расскажут. Как, например, соседского мальчишку 12 лет семья с первого этажа обороняла от этой стаи. Кого и сколько раз кусали эти псы. Как они гадят прямо в подъезде.

— Вы хотите сказать, что собаки кусали жильцов, т. е. они без намордников гуляют?

— Да вы издеваетесь, что ли? Какие намордники? На одну, самую здоровую собаку еле убедили намордник надеть, и то после того, как сосед с первого этажа Славе морду набил за то, что этот пес на его ребенка набросился, потом за ногу другого соседа кусал, а еще раньше соседскую кошку задрал. И, кстати, сами жильцы оплатили покупку этого намордника.

— Но вы сами не видели, как эти собаки бросаются на людей?

— Я это каждый день вижу. Когда утром или вечером они несутся с верхних этажей на улицу, на пути лучше не стоять — люди к стенкам жмутся, детей прячут. Что касается меня лично, нам еще повезло, что мы не под Славиной квартирой живем. Соседи под ним рассказывали, как к ним из Славиных окон опарыши падали. Слава же не убирает за своей живностью. У него тут как-то летом кошки сдохли, так он трупы неделю вынести никак не мог. Представляете, какой там запах стоит?

— Возвращаясь к убийству собаки — если ваш сын ее не убивал, как она могла вылететь из окна 5-го этажа?

— Да сама и вылетела. Саша говорил, что она на него кинулась, пока он на лестнице курил, укусила. Он ее пнул, разумеется, потом стал на улицу выгонять весь этот выводок, но эта собака убежала наверх. Наверное, и выпала случайно.

— Честно говоря, я вам не верю.

— Знаете, я бы сама всех этих собак бы переубивала. У нас тут коммуналки, и так жизнь не сахар, а еще эта напасть. У соседей ребеночек маленький, его спать только уложат, вдруг начинается тявканье до утра. Или, когда Слава в командировках, собаки сидят голодные дома, они же воют, как безумные. Ну какой он защитник животных, он же душегуб самый натуральный, он же мучает своих зверей.

— А он говорил, что жильцы любят его собачек, кормят их.

— Я вот тоже их кормлю — если им куска колбасы или хлеба не дашь, из подъезда можешь не выйти. Так и ходим, будто оброк платим.

— Как можно решить проблему?

— Мы отчаялись ее решать. Некоторые уже съезжают из нашего подъезда. Соседи из 12-й квартиры (на которых опарыши сыпятся) на Вячеслава иск подали, чтобы выселить его, да только слабо верится в наше правосудие.

— Вам Чарли не жалко?

— Саша не убивал собаку! Он до сих пор на уколы от бешенства ходит, у него руки-ноги искусаны были. А если вы про жалость вспомнили, то, может, и нас тоже пожалеете?

А жизнь продолжается

Несмотря на частые недоуменные финалы каждого из этих интервью — дескать, как ни сделаешь, всем будет плохо, — я не вижу причины, мешающей власти решить проблему так, чтобы всем стало хорошо. А надо всего лишь поступить по закону.

Например, провести полноценное расследование инцидента с собакой — если будет доказано, что Александр Н. из 11-й квартиры не защищался, а действительно из садистских побуждений убил добродушную собачонку, он должен понести ответственность согласно статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» .

И если будет доказано, что Вячеслав Раснер нарушает «Ветеринарно-санитарные правила содержания домашних животных» , он тоже должен будет ответить перед судом. И суд должен будет выселить его из муниципального жилья вместе с животными, которым в городской квартире в таком количестве действительно не место, в какой-нибудь пригородный дом с «удобствами на улице». Судя по описанию быта самого Вячеслава, ему к недостатку гигиены не привыкать, а животные так и вовсе будут счастливы. А уж как будут счастливы соседи, и говорить не приходится.

К сожалению, за годы «собачьего конфликта» на 8-й Красноармейской улице эти простые соображения так никем из представителей местной власти не были воплощены в жизнь. Зато, когда номер готовился к печати, мы узнали, что Вячеслав принес домой еще двух щеночков, подобранных на помойке. Кроме того, соседи снизу с тревогой сообщили, что у него ощенилась одна из собак, и, таким образом, число зверей в 13-й квартире удвоилось.

Впрочем, прибавление в семействе не помешало Вячеславу Раснеру отбыть в очередную почтовую командировку на целую неделю, с 8 по 15 декабря. Когда он вернется, одного ведра для собачьего дерьма ему может оказаться маловато.

Евгений Зубарев

В тему

Анатолий Дониях, глава муниципального совета «Измайловское», на территории которого находится 5-й дом по 8-й Красноармейской улице, любезно согласился прокомментировать ситуацию специально для наших читателей:

— С Вячеславом Раснером я впервые познакомился несколько лет назад — это был большой интеллектуал, член международного Клуба знатоков Петербурга, и нам однажды понадобилась его помощь при подготовке издания местной газеты. К сожалению, потом мне пришлось знакомиться с ним в иных обстоятельствах, когда к нам обратились с жалобами жильцы дома, где Вячеслав проживает. И я поразился переменам в его облике — передо мной предстал очень странный гражданин,

Дело Шутова: вся жизнь - тюрьма?  »
Юридические статьи »
Читайте также