Бесконечные претензии

На прошлой неделе Конституционный суд приступил к изучению дела, результат которого может круто изменить судьбу налогоплательщиков. Речь идет о конституционности статьи 113 Налогового кодекса, которая формально должна была спасти «ЮКОС» от многомиллиардных налоговых претензий – поскольку пока еще гарантирует гражданам и компаниям трехлетний срок давности по налоговым нарушениям.

За месяц до того, как президент РФ в своем послании призвал избавить бизнес от террора со стороны налоговиков, в Конституционный суд поступил запрос Федерального арбитражного суда Московского округа, в котором фактически предлагается узаконить этот террор. Запрос, который юристы иначе как политическим заказом не называют, был спровоцирован процессом над «ЮКОСом». Налоговики предъявили компании претензии на сумму более 40 млрд. руб. за неуплату налогов за январь-июль 2001 года. Решение о привлечении к ответственности было вынесено в сентябре 2004 года. К этому моменту трехлетний срок давности, снимающий ответственность за нарушения, прошел. Однако желание взыскать с компании круглую сумму осталось.

С подачи налоговиков московский арбитраж, в котором рассматривалось дело, «засомневался» в конституционности статьи 113 НК. Арбитражные судьи попытались убедить конституционных судей в том, что срок исковой давности должен различаться для законопослушных налогоплательщиков и стойких нарушителей. Лучшим вариантом, по мнению судей московского суда, будет возврат действовавшей до 1999 года редакции статьи, которая позволяла прерывать срок давности, если налогоплательщик совершает в это время другое нарушение.

Одновременно с запросом московского арбитража в Конституционном суде заслушали еще одно дело по статье 113 НК. На этот раз заявитель – певица Галина Полякова (ее обвиняют в неуплате в 1999 году 145 тыс. руб. налога с дохода от продажи недвижимости) – просит растолковать понятие «момент привлечения к ответственности», которым заканчивается трехлетний срок давности. По мнению адвоката заявительницы Олега Никуленко, практика определения этого момента датой вынесения налогового решения о привлечении к ответственности нарушает принцип презумпции невиновности, гласящий, что ответственности без вины не бывает, а виновность определяет только суд.

Непривычная оперативность, с которой Конституционный суд приступил к рассмотрению запросов, позволяет предположить, что не затянется и вынесение вердикта. Через несколько недель позиция суда будет известна. Вариантов развития событий может быть несколько.

Самый плохой. Конституционный суд возвращает старую редакцию статьи 113 НК. Фактически это означает, что срок исковой давности отдается на откуп фискальным органам. Учитывая запутанность законодательства и умение налоговиков повернуть его в свою пользу, нетрудно предположить, что компании могут оказаться в «подвешенном» состоянии на десятки лет. Ведь достаточно будет найти в работе предприятия любую ошибку, и срок давности по интересующему налоговиков нарушению будет отсчитываться заново.

Тоже плохой. Суд признает действующую редакцию статьи 113 НК соответствующей Конституции, но с полюбившейся за последнее время оговоркой о возможности ущемления прав «недобросовестных» налогоплательщиков. В этой ситуации вопрос опять отдается на усмотрение налоговикам и арбитражным судьям, которые сегодня ничем не ограничены в навешивании ярлыков недобросовестности.

Лучший. Вопрос конституционности срока исковой давности остается в стороне, и суд ограничивается уточнением моментов начала и окончания этого срока. Какой бы способ отсчета при этом ни был выбран, этот вариант представляется в данной ситуации наиболее приемлемым. Ведь неопределенность хуже любых четко установленных правил.

Маловероятный. Нынешняя редакция статьи 113 НК признается конституционной без всяких оговорок. Правда, политическая составляющая процесса и прошлогодние решения Конституционного суда, который сделал все от него зависящее, чтобы помочь налоговикам в пополнении бюджета, заставляют усомниться в таком исходе дела.

Оценка инициативы

Руслан Григорьев, генеральный директор ЗАО «Роспечать»:

«Любое подобное ужесточение для бизнеса я оцениваю со знаком «минус». Учитывая запутанность системы налогового учета, вовсе не факт, что компания совершила преднамеренные нарушения. Возможно, это была просто ошибка бухгалтера, который ко времени проверки уже уволился».

Денис Беляев, генеральный директор компании «Эдванс»:

«Конечно, для бизнеса эта инициатива отрицательная. Для крупных компаний со сложным налоговым учетом это будет серьезным ударом. Наше предприятие, к счастью, никогда не сталкивалось с налоговиками по вопросам истечения исковой давности. Надеюсь, не столкнется».

Что Конституционный суд сделал для бизнеса в 2004 году

Бессрочные проверки

Ситуация: выездная проверка, формально ограниченная двумя месяцами, затягивается на полгода и более. Налоговики пользуются оговоркой о том, что в срок проверки включается только время фактического нахождения инспектора на территории проверяемого.

Слово суда: оговорка о «фактическом нахождении» соответствует Конституции.

Последствия: у налоговиков развязаны руки в затягивании проверок до бесконечности. Проблема отчасти будет снята после принятия поправок в НК.

Невозможное возмещение

Ситуация: компании оплачивают товары или услуги из заемных средств, получают возмещение по НДС, которое идет на расчет с кредиторами.

Слово суда: вычет по НДС при расчете заемными средствами положен налогоплательщикам, которые не злоупотребляют правами и не строят незаконные схемы. «Недобросовестные» компании не могут принять к вычету НДС, пока не вернут займ.

Последствия: налоговики стали запрашивать сведения о привлеченных средствах и отказывать компаниям в возмещении НДС.

Рисковая оптимизация

Ситуация: используя возможности налогового законодательства, компании применяют различные схемы, позволяющие минимизировать налоги.

Слово суда: сделки, направленные на уход от налогообложения, являются антисоциальными. Налоговые органы вправе обращаться в суды с исками о взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, а также доначислять налоги, взыскивать пени и штрафы.

Последствия: серьезно увеличены риски законной оптимизации.

Елизавета Миронова

Проверьте главбуха  »
Юридические статьи »
Читайте также