"Наши противники -- это система привычек и культура чиновников"

Сейчас в стадии активной подготовки находится документ под названием "Программа реформирования государственной службы в Российской Федерации".

Один из участников разработки этой программы, первый заместитель министра экономического развития и торговли Михаил Дмитриев, ответил на вопросы "ДП".

-- Какова степень готовности программы и ее основные положения?

-- С точки зрения технического исполнения реформы государственной службы у нас готов первый из законов, который, скажем так, создает основы для последующей реформы. Это рамочный Закон о системе госслужбы в России. Он очень короткий, но определяет, какие существуют виды государственной службы, и указывает на целый ряд существенных моментов, которые потом нужно будет реализовать в других законах. В частности, предполагается ввести принципиально новые понятия -- такие, как конфликт интересов и служебное поведение. До сих пор они отсутствовали в принципе в самой терминологии правовых актов. Это один из важнейших антикоррупционных механизмов.

Ведется активная работа над законом о государственной гражданской службе, и в этом законе реализуются очень многие новые принципиальные подходы, которые абсолютно немыслимы в рамках нашей старой системы государственного управления, и прежде всего -- сориентированные на механизмы обратной связи между государством и обществом.

-- Появятся ли служебные контракты?

-- Да. Более того, заключение контракта станет обязательным для большинства государственных служащих. В законе последовательно проводится принцип, который был совершенно немыслим при старой бюрократической системе, -- о найме государственного служащего посредством открытого конкурса.

В самой работе госслужащих будут введены механизмы оценки деятельности в зависимости от результатов. Такого рода механизмы в современной системе не применяются в принципе, и это крайне негативно сказывается на мотивации чиновников. Они, по сути дела, несут ответственность только за соблюдение формальных требований -- о своевременном появлении на работе и соблюдении сроков исполнения поручений. Теперь же, с учетом результатов, будут вводиться и новые критерии оплаты труда.

-- Каким образом?

-- Предполагается существенно увеличить долю переменной составляющей в заработной плате госслужащих. На сегодня эта переменная составляющая очень незначительна и на практике никак не связана с реальными результатами деятельности конкретного человека. Мы планируем увеличить долю таких выплат. Она может варьироваться от 30 до 70% от общего уровня денежного содержания и будет напрямую увязана с вновь вводимыми оценками работы государственного служащего. То есть будет большая дифференциация в оплате, но она будет справедливой исходя из того, кто как работает.

Кроме того, предполагается существенно повысить прозрачность государственной службы, и для этого готовятся два закона, один из которых должен быть направлен в Правительство уже в ноябре. Это закон об информации, которая подлежит обязательному опубликованию органами государственной власти.

Кроме того, планируется в действующий Закон "Об информации" внести изменения, которые позволят гражданам и организациям обеспечить доступ к той информации, которая в обязательном порядке не публикуется, но при этом не является секретной. Здесь мы внимательно изучаем опыт развитых стран, в том числе Швеции, где государство славится своей прозрачностью. Например, в Швеции механизм доступа к информации устроен таким образом, что почту премьер-министра гражданин может прочесть раньше, чем сам премьер-министр. Мы пока не готовы заходить так далеко, но этот пример показывает, что возможности для повышения прозрачности у нас колоссальные.

-- Прозрачность государства связана напрямую с контролем над коррупцией?

-- Да, и здесь у нас все пока плохо. По оценкам Всемирного банка, Россия занимает одно из последних мест в мире по способности сдерживать коррупцию. Весьма отстаем от стран с аналогичным нам уровнем развития.

В целях предотвращения коррупции мы предполагаем ввести принципиально новые процедуры, основы которых уже заложены Указом Президента о нормах этического поведения госслужащих, и они будут далее более детально реализованы в Законе о государственной гражданской службе и в последующих нормативных актах. Смысл состоит в том, чтобы создать четкую, постоянно работающую систему отслеживания любых ситуаций, когда интересы чиновника вступают в противоречие с интересами государства, с теми интересами, которые на своем рабочем посту чиновник обязан реализовывать. Во всех подобных ситуациях необходимо ограничивать свободу действий чиновника или отстранять его от исполнения обязанностей.

-- Эти функции будет выполнять какая-то новая структура безопасности?

-- Это будет система, при которой каждый государственный служащий и его руководитель будут обязаны регистрировать любую ситуацию конфликта интересов. Будет разработан свод правил, по которому в зависимости от степени остроты конфликта будут накладываться определенные ограничения на действия государственного служащего.

Фактически это позволяет любые заведомо потенциально коррупциогенные ситуации переводить в открытые и подконтрольные, что делает коррупционные действия невозможными или крайне рискованными для коррупционера. На Западе такая система себя очень хорошо проявила, мы ее реализуем с учетом нашей, российской специфики, адаптируем к особенностям нашего чиновничества.

-- Конкретный пример можно?

-- Представьте себе абсолютно нормальную ситуацию. Чиновник в системе образования отвечает за то, чтобы выделять ассигнования тому учебному заведению, где учится или работает дочка этого чиновника. Это типичный конфликт интересов. В такой ситуации у чиновника есть два выбора: либо его дочка не поступает в это учебное заведение, либо она поступает, но полномочия по принятию решения о выделении средств он должен делегировать другому чиновнику, у которого нет такого конфликта. Причем он должен написать заявление, в котором отражена эта ситуация.

Или другой пример: финансист из бизнеса перешел в госорган, регулирующий этот бизнес, и принимает решения в пользу компании, где он раньше работал.

-- В России это общее место.

-- Система отслеживания конфликта интересов устроена таким образом, что при назначении на должность уже будут наложены ограничения на его действия в отношении такого рода организаций, которые будут прописаны в его личном деле.

-- Это же большие жертвы для чиновников! Получается, что должны быть какие-то компенсации.

-- Главная компенсация в том, что мы привязываем оплату труда к результатам. Чем лучше работает чиновник, тем выше его вознаграждение. Расширяется самостоятельность органов власти в определении штатного расписания и размера оплаты труда.

Учитывая то, что резервы более эффективного использования ресурсов в исполнительной власти на сегодня очень велики, мы только за счет мобилизации этих резервов, более рационального использования всех видов ресурсов можем добиться значительного повышения оплаты труда наиболее квалифицированным работникам.

-- Это и есть тот самый упомянутый в концепции программы переход со сметного на программный способ финансирования?

-- Совершенно верно. В частности, этот способ позволяет, как показывает опыт развитых стран, гораздо эффективнее использовать недвижимость. Для федеральных органов власти, которые расположены в центре Москвы, это один из основных факторов потерь на сегодняшний день. Безумно дорогие здания используются крайне нерационально, очень часто впустую. Создание в рамках нового механизма финансирования большей заинтересованности в рациональном использовании недвижимости позволит высвободить средства, которые можно направить на оплату квалифицированных работников.

-- Руководитель проектной группы, назовем его так, вправе будет распоряжаться дополнительными средствами, которые позволят варьировать премиальные выплаты?

-- Совершенно верно. В наиболее продвинутых формах такой принцип формирования бюджета предполагает, что экономию от более рачительного использования офисных помещений можно направить на повышение оплаты труда.

-- То есть через какое-то время не стоит удивляться, если какое-то из административно-управленческих решений будет приниматься на окраине?

-- Это можно только приветствовать. Во многих случаях на окраине это можно делать и дешевле, и эффективнее.

-- Все равно сомневаюсь, что кто-то захочет выезжать из центра города...

-- Захотят, если резервы экономии можно будет потратить, например, на приобретение современного оборудования -- компьютеров, налаживание Интернет-связи, привлечение квалифицированных кадров с более высокой оплатой. Я Вам скажу, что первые из стран, которые стали внедрять эти механизмы, сами убедились в том, что это способно революционным образом изменить психологию чиновничества.

Например, после аналогичной реформы министерство иностранных дел Новой Зеландии через некоторое время оказалось в маленьком здании, достаточно компактном, которое оно брало в аренду у сингапурской компании. Это было первое здание МИДа в развитых странах, которое оказалось не принадлежащим национальному собственнику. Сделано это было потому, что это оказалось выгодно самим чиновникам, и при этом ни в коей мере не помешало МИДу успешно выполнять свои функции.

-- Новая система позволит легально привлекать светлые головы из бизнеса?

-- На самом деле просто привлекать на работу светлые головы из бизнеса -- только одно из направлений доступа к интеллектуальному потенциалу общества, которым власть сегодня не в состоянии воспользоваться. Да, надо больше использовать людей, имеющих опыт корпоративного менеджмента, специалистов среднего возраста от 35 до 45 лет, которые находятся в расцвете сил. Это будет сделать легко, когда изменим принципы оплаты труда.

Но есть и другое направление. Оно связано с тем, что государство практически не использует внешнюю независимую экспертизу на стадии выработки любых политических решений.

В США, например, до того как определенные типы законопроектов начинают разрабатываться, власти сперва обязаны опубликовать их предварительную концепцию и сделать паузу на 3 месяца. В течение 3 месяцев эту концепцию обсуждает общественность. После этого проводится обсуждение концепции по заранее оговоренным правилам, и только после составления специального реестра начинается работа. Все эти процедуры, включая и независимую экспертизу проектов, у нас в стране либо начисто отсутствуют, либо применяются от случая к случаю по большим праздникам.

В действительности это еще один способ усилить профессиональный потенциал госслужбы, делегировав часть содержательных функций сторонним специалистам. Сейчас государство не хочет этого делать, и не только потому, что нет денег, а потому, что существует барьер недоверия к институтам гражданского общества.

-- Сейчас это делается факультативно. Охотников предложить свои услуги чиновникам достаточно, особенно среди тех, кто лоббирует свои интересы.

-- Обычно это делается непрозрачно, в угоду специальным интересам, что не позволяет сделать такие процедуры объективными. Это, как правило, следствие случайных решений и случайных личных связей. От подобной практики надо уйти и внедрить прозрачные процедуры, обеспечивающие профессионализм и объективность внешней экспертизы.

-- У реформы есть явные противники?

-- Наши противники -- это, скорее, вся система привычек и культуры чиновников. Это противник неявный. Никогда в лоб он не станет бороться против таких решений, но это противник очень серьезный, потому что самое мощное его оружие -- это саботаж и неисполнение принятых законов или симуляция их исполнения.

-- Во сколько обойдется реформа государственой службы?

-- Сама программа реформы государственной службы тянет на 0,5 млрд рублей и на 3 года -- с 2003 по 2005 год. Я должен сказать, что это весьма небольшие деньги в масштабах нынешних расходов на госслужбу. Мы в год на содержание только федеральных органов власти тратим по одной статье 56 млрд рублей и несем немалые расходы по другим статьям.

Валентина Шестакова

Правительство готовит реформу системы оплаты труда в социальной сфере  »
Юридические статьи »
Читайте также