Лечение, доступное не всем

«На первой полосе эпидемии: освещение темы ВИЧ/СПИДа в России» — необычный тренинг под таким названием был организован для журналистов и представителей государственных и негосударственных СПИД-сервисных организаций накануне Всемирного дня борьбы со СПИДом в подмосковном Голицино.

На первой полосе эпидемии

Основные задачи, стоящие перед журналистами, пишущими о развитии эпидемии ВИЧ и возможных способах борьбы с ней, кажется, просты: информация, точно так же, как комментарии специалистов, должна быть максимально объективной, а истории о людях, живущих с ВИЧ, и их проблемах, правдивыми.

Специалисты утверждают: выражения, которые мы употребляем, говоря о проблемах, связанных с ВИЧ/СПИДом, отражают наши знания и представления об эпидемии, отношение к ВИЧ-положительным людям. Чтобы остались в прошлом дискриминация, невежество и истерия, а в обществе постепенно сформировалось объективное, гуманное отношение к разным аспектам, связанным с эпидемией ВИЧ/СПИДа, язык СМИ должен быть точным, свободным от дискриминации и предрассудков. Важно информировать людей о реально существующих проблемах и по мере сил добиваться их решения.

Известно, что свободный доступ к бесплатной высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) приводит к радикальному снижению смертности от СПИДа. Скажем, в Бразилии, благодаря государственной программе стопроцентного доступа к бесплатной ВААРТ с 1994 по 2000 год удалось предотвратить более 100 тысяч смертей.

Между тем в мире только 10% ВИЧ-положительных имеют доступ к антиретровирусным препаратам.

В целом отсутствие доступа к лечению явно сказывается на уровне смертности в разных частях света. В странах со средним и низким уровнем доходов населения смертность в возрастной группе 15—49 лет ныне почти в 20 раз выше, чем среди людей, живущих с ВИЧ, в промышленно развитых государствах.

В России необходимую терапию получает только 1% людей, живущих с ВИЧСитуация с доступом к лечению в России на самом деле плачевна. Российское законодательство гарантирует доступность необходимого лечения для всех людей, живущих с ВИЧ. Федеральный закон «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека , гарантирует, что ВИЧ-положительные граждане могут получить «бесплатное предоставление всех видов квалифицированной и специализированной медицинской помощи», а также «бесплатное получение медикаментов при лечении в амбулаториях и в стационарных условиях».

Кроме того, известно, что российское правительство обязуется обеспечить бесплатными лекарствами всех российских ВИЧ-положительных, которые зарегистрированы в специализированных центрах по профилактике и борьбе со СПИДом. Постановление об этом вступило в силу 1 января 2005 года (оно лишь подтвердило соответствующую статью Конституции ).

По данным Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом, в России к концу 2004 года в лечении нуждалось около 90 тысяч ВИЧ-положительных людей (стоит отметить, что на лечение людей, живущих с ВИЧ, выделяется 80 миллионов рублей в год). На данный момент терапию на эти деньги с учетом использования местных бюджетов получают не более 3 тысяч людей, то есть 1% (!) всех официально зарегистрированных.

По мнению Вадима Покровского, руководителя Федерального центра СПИДа, «если ситуация в области лечения ВИЧ-инфекции не изменится, то уже к концу этого десятилетия Россия может потерять более миллиона молодых людей (80% людей, живущих с ВИЧ, сейчас от 16 до 30 лет).

По свидетельству международных экспертов, для большинства российских регионов характерна острая нехватка антиретровирусных препаратов. Причем их стоимость в России самая высокая в мире — значительно выше уровня цен в США и странах Европы. Сегодняшняя цена препаратов на одного пациента в год — $10—12 тысяч, в то время как в некоторых странах стоимость терапии удалось снизить до $300.

Мнения

Федор Кравченко, Московское бюро коллегия юристов СМИ:

— Когда журналист берется за эту тему, он совершает в каком-то смысле рискованные действия. Ведь нередко речь идет о вторжении в личную жизнь человека, а также о сохранении врачебной тайны, и здесь немало рисков. При всех случаях необходимо соблюдать правовые и этические нормы.

Есть такая статья в законе о СМИ , которая называется «Злоупотребление свободой массовой информации». Недопускается использование средства массовой информации «в целях разглашения сведений, составляющих государственную или специально охраняемую законом тайну». В том случае, если речь идет о ВИЧ-положительном человеке, «специально охраняемой законом тайной» являются сведения о фактах, обстоятельствах жизни человека, позволяющих идентифицировать его личность, персональные данные. Но, думаю, от того, что герою статьи журналист либо меняет имя, либо обозначает его просто начальной буквой имени или фамилии, не исчезает возможность говорить о проблемах в целом.

Андрей Поляков, эксперт (Москва):

— Для того чтобы борьба с ВИЧ/СПИДом была более эффективной, необходимо партнерство между людьми, занимающимися профилактикой и лечением: врачами, фармацевтическими кампаниями.

Важнейшей целью антиретровирусной терапии остается улучшение качества жизни ВИЧ-позитивного человека, сохранение его трудоспособности на максимально длительный срок. Один из примеров: бывший министр культуры Великобритании, который в настоящее время находится в России и в рамках проекта Британского совета ведет просветительскую работу в области профилактики ВИЧ. Этот человек живет с ВИЧ восемнадцать лет, работает, выглядит хорошо, путешествует, очень активен и полезен не только своей стране.

Мария Гессен, редактор журнала «Большой город» (Москва):

— Трудно представить себя в роли человека, живущего с ВИЧ. Тем не менее на учебных семинарах предлагаю журналистам тренинг «Степной огонь», участники которого говорят от имени того, кто узнал, что заражен ВИЧ. Конечно, невозможно в полной мере прочувствовать и осознать всю глубину возникающих в связи с этим проблем. Но вполне реально понять, например, что ВИЧ-статус зачастую становится основанием для отказа в равном доступе к медицинскому уходу, предоставлению как специализированной, так и общей медицинской помощи, служит препятствием для трудоустройства. Причем доказать и взыскать возмещение в случае дискриминацией, связанной с ВИЧ, чрезвычайно трудно. Все это может служить основанием для честного журналистского подхода, способствующего изменению отношения общества к людям, живущим с ВИЧ, осознанию того, что эта беда может коснуться каждого, ведь эпидемия вышла далеко за рамки так называемых групп риска.

Геннадий Рощупкин, консультант по вопросам профилактики ВИЧ/СПИДа:

— Хочу обратить внимание на социально-психологические аспекты болезни. Понятно, как любая другая болезнь, ВИЧ-инфекция влияет не только на здоровье, но и на благосостояние человека и его близких, а в конечном итоге на благосостояние городов и стран. Чем больше появляется больных, тем ощутимее влияние эпидемии на глобальном уровне.

Известно, что Владимир Путин в будущем году пообещал многократно увеличить бюджетное финансирование на решение вопросов, вязанных противодействием ВИЧ/СПИДу. Думаю, проблема стала настолько масштабной, что такая реакция на нее оправданна.

На сегодняшний день в России официально зарегистрировано более 336 тысяч случаев заражения ВИЧ-инфекцией. Примерно 7 тысяч умерли. По данным российских социологов, у среднего жителя нашей страны от 3 до 7—8 близких родственников и друзей, то есть людей, с которыми есть сильная эмоциональная связь. Значит, эпидемия так или иначе касается как минимум 1—2 миллионов россиян. Они как психологически, так и материально пострадали или могут пострадать в связи тем, что кто-то из их близких инфицирован ВИЧ или умер от СПИДа.

Помните, с чего вначале эпидемии начинались рассуждения о ВИЧ/СПИДе, каким образом принято было рисовать портрет человека с ВИЧ? Неприличный, больной мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации, бесперспективный, поскольку вскоре умрет, не оставив потомства. Сейчас картина иная, и все равно еще живы многие не соответствующие действительности мифы.

Монетизация льгот - пятьдесят на пятьдесят  »
Юридические статьи »
Читайте также