Был адвокат - и нету

После публикации "ТС" питерского адвоката могут лишить статуса

Бывший потерпевший по "делу Бутова", а теперь - обвиняемый в даче заведомо ложных показаний, сержант ГИБДД Алексей Попов начал, по его собственному выражению, "борьбу за свое честное имя". При этом объектом для нападения он выбрал не своих адвокатов, которые на следствии и в суде отстаивали версию, положенную теперь в основу дела о заведомо ложных показаниях. Попов нападает на президента Адвокатской коллегии Нарышкиных Константина Федорова, обсуждавшего события апреля 2003-го с корреспондентом "Тайного советника". Сержант среагировал через три дня после публикации ("А бил ли Бутов?", "ТС" N 41,24 октября 2005 г.), отправив жалобу в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга. Попов просит лишить господина Федорова профессионального статуса за ряд нарушений адвокатской этики. Поскольку метод борьбы с адвокатами, выбранный Поповым, в последнее время популярен донельзя, вслед за политически грамотным милиционером и "Тайный советник" заинтересовался: кого, как и за что у нас лишают адвокатского статуса?

Никогда закон об адвокатуре , точнее, статью 17, определяющую порядок прекращения статуса адвоката, не цитировали так часто, как в последние два месяца. До этой осени только очень подкованные юридически граждане знали, как бороться с адвокатами. В сентябре Генпрокуратура это популярно объяснила широким массам, потребовав прекращения статуса адвокатов Михаила Ходорковского.

Напомним, что 23 сентября Минюст направил в Адвокатскую палату Москвы представления о прекращении статуса адвокатов Елены Левиной, Антона Дреля и Дениса Дятлева на основании того, что защитники якобы "вступили в сговор с целью срыва процесса". Впрочем, еще раньше, но с меньшим шумом, прокуратура тем же способом боролась и с другими адвокатами по "делу ЮКОСа" - Ксенией Костроминой и Михаилом Жидковым. Ольгу Артюхову, у которой в следственном изоляторе "Матросская тишина" якобы была изъята записка Ходорковского, "направленная на противодействие следствию", почти год безуспешно пытались лишить статуса по требованию органов юстиции, пока она сама не обратилась с заявлением в Московскую палату. Три недели назад она перестала быть адвокатом уже по собственному желанию.

Вопрос о статусе адвоката Юрия Шмидта, еще одного защитника опального олигарха, будет решаться в Петербурге. Заместитель президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Рушан Чинокаев сообщил корреспонденту "Тайного советника": "В Мещанский суд Москвы направлен запрос на ряд документов. До сих пор они не получены". * ***

Тема утраты адвокатом профессионального статуса так старательно освещалась в последнее время, что все просто обязаны были научиться приемам борьбы с защитниками. Для тех, кто чего-то не понял, приведем выдержки из Федерального закона "Об адвокатской деятельности".

Каждый адвокат - юрист, но отнюдь не каждый юрист - адвокат. Право претендовать на статус адвоката, согласно закону, дают "высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении", или ученая степень по юридической специальности, плюс "стаж работы по юридической специальности не менее двух лет". Статус присваивает адвокатская палата субъекта Федерации после того, как претендент сдаст квалификационный экзамен. Она же статус и прекращает по разным причинам, среди которых, в частности, "неисполнение или ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей... перед доверителем" и "нарушение норм кодекса профессиональной этики". На эти два пункта, как видно из практики, чаще всего ссылаются те, кто жалуется на адвокатов.

В 2003 году, по сведениям из Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, из 150 человек, подавших заявки, экзамен выдержали только 54. "Достижения" за 2 года в области утраты статуса минувшей весной подытожила газета "Адвокатский Петербург": 204 адвоката выбыли из реестра питерской палаты, из них 88 - по личным заявлениям, 95 - из-за дисциплинарных нарушений, 18 - по другим основаниям.

Например, год назад едва не лишились статуса шестеро адвокатов по "делу Шутова". По утверждению прокуратуры, неявками на судебные заседания они умышленно затягивали процесс. Адвокатская палата проверила информацию, и все защитники, кроме одной, статус сохранили.

В этом году в Адвокатскую палату, как сообщил "Тайному советнику" заместитель ее президента Рушан Чинокаев, поступило 612 обращений - от граждан, от судей, от Управления юстиции, а также от адвокатов, имевших претензии к коллегам.

- В результате, в частности, был прекращен статус адвокатов, которые утратили связь с палатой, с коллегией, с другими адвокатскими образованиями. По существу, это "балласт" - они давно уже не работают адвокатами. Сохраняют статус, но фактически занимаются другой деятельностью - предпринимательством, работают по найму, что запрещено законом об адвокатуре, - рассказал Рушан Чинокаев.

Порядка двадцати человек были лишены статуса по основаниям, связанным с нарушением профессиональной этики.

- Адвокатская этика, - пояснил Рушан Чинокаев, - понятие универсальное, это нормы и стандарты, применяемые в большинстве цивилизованных стран. В России принят Кодекс профессиональной этики адвокатов, который является дополнением к закону об адвокатуре.

Под нарушением норм профессиональной этики, пояснил господин Чинокаев, могут подразумеваться неисполнение обязанностей, предусмотренных договором, обман клиента и прочее.

- При поступлении жалобы на адвоката президент палаты принимает решение о возбуждении дисциплинарного производства, квалификационная комиссия устанавливает факт наличия или отсутствия нарушения, а совет палаты, если нарушение имеет место, решает вопрос о мере дисциплинарного взыскания.

Прекращение статуса - наказание "обратимое", то есть лишенный статуса адвокат может вернуть его себе, если вновь благополучно пройдет через процедуру квалификационного экзамена. Один такой случай, рассказал Рушан Чинокаев, в прошлом году был.

Кроме того, прекращение статуса адвоката - самая суровая, а не единственная мера наказания. Есть еще две градации: замечание и предупреждение. Примеры можно найти в "Вестнике Адвокатской палаты Санкт-Петербурга": замечания - за неявки в судебный процесс по "семейным обстоятельствам" и по другим причинам, которые палата сочла неуважительными, предупреждение - за передачу записки из следственного изолятора. Это, конечно, не утрата профессии, как в случае с прекращением статуса, но существенный удар по репутации, которая для адвоката - одно из "орудий производства".

- Для адвоката имя должно быть не только теоретически, но и по сути безупречно, - убежден Рушан Чинокаев. - Быть человеком, которого адвокатское сообщество признало виновным?..

Лишились в этом году профессионального статуса адвокаты, чьи проступки названы "вопиющим нарушением норм адвокатской этики". Так, на одного из них в палату пожаловались сразу несколько клиентов по гражданским делам: не является в суд, пропускает сроки подачи документов и так далее. Одна из его доверительниц написала так: "...Неисправим, так как злоупотребляет алкоголем. Написав исковое заявление, в судебное заседание... пришел после глубокого похмелья..." Несколько адвокатов лишились статуса за то, что проводили гонорар "мимо кассы" своей консультации, то есть "черным налом".

- Из-за нарушения адвокатской тайны статуса еще никого не лишали, - сообщил "Тайному советнику" Рушан Чинокаев.

Однако именно разглашение "сведений, сообщенных... доверителем адвокату", сержант ГИБДД Попов называет в своей жалобе в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга первым и главным основанием для лишения статуса адвоката Константина Федорова.

"Вышеназванная статья привлекла мое внимание не "намеками" на улучшение моего материального состояния одновременно с изменением мной показаний по "делу Бутова"... а неожиданными для меня откровениями почетного адвоката России Константина Федорова".

Напомним, что в N 41 "Тайного советника" (24.10.2005. "А бил ли Бутов?") Константин Федоров пересказал историю о Бутове и Попове в том виде, в котором она изложена в первых показаниях потерпевшего и в приговоре суда в отношении ненецкого губернатора и его подельников: чиновник и его сподручные избили сержанта ГИБДД, пытавшегося призвать их к езде по правилам. Измененные показания Попова, данные потерпевшим неожиданно в защиту подсудимых, прокуратура считает ложными, так как еще в суде звучало, что они противоречат доказательствам, в частности выводам экспертов. Представитель гособвинения прямо говорил об изменившемся к лучшему материальном положении сержанта после того, как показания поменялись. "Тайный советник" опубликовал снимок с дачным домом в Ольгине, где живет Алексей Попов, и автомобилями возле забора.

В своей жалобе Попов Утверждает: Константин Федоров, "руководствуясь соображениями собственной выгоды, ,занимая позицию, противоположную моей (доверителя) позиции, делая публичные заявления о доказанности моей (доверителя) вины, разглашая сведения (сообщенные ему в связи с оказанием юридической помощи) без моего (доверителя) согласия, совершает поступок, порочащий честь и достоинство адвоката...".

Со своей стороны скажем, что выводы, на которые ссылается в жалобе грамотный сержант, были сделаны отнюдь не Константином Федоровым. Еще в суде по "делу Бутова" измененные показания Попова были названы ложными.

Рушан Чинокаев, заместитель президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, отказался комментировать жалобу Попова и возможные действия Адвокатской палаты: "Материал находится в стадии проверки".

Ирина Тумакова

Беднейших защитят бесплатно  »
Юридические статьи »
Читайте также