Потеря лица Зарегистрировать предприятие по новым правилам уже почти невозможно

Из 3,2 млн предприятий, что пока действуют на территории России, 2,5 млн грозит смерть. Потому что начатая полгода назад "экономическая перепись" - составление единого реестра юридических лиц - фактически провалилась. К концу ноября в реестр было внесено, как говорят налоговики, 700 тысяч юрлиц. Около 1,5 млн фирм налоговики считают "мертвыми" - это компании, которые оптимизировали налогообложение хозяев и были ими за ненадобностью брошены. Еще миллион пока живы, но с января налоговики обещают их ликвидировать. Попасть в реестр юрлиц за оставшиеся до конца года десять рабочих дней тем, кто не захотел или не смог этого сделать, уже не удастся, если только они не обратятся к посредникам. Работники аппарата Министерства по налогам и сборам (МНС) говорят, что такие фирмы абсолютно нелегальны и, вероятно, используют неформальные связи с налоговыми инспекторами. Корреспонденты "Известий" проверили возможность занесения в реестр на личном опыте.

Извещения о смерти более 2 млн юрлиц ежедневно звучат в метро. Из динамиков, что вмонтированы между лампами у поручней эскалатора, вкрадчивый женский голос убеждает пассажиров стоять справа, проходить слева, а руководителей предприятий - подать сведения о себе до 1 января 2003 года в налоговый орган для внесения в единый государственный реестр юрлиц. Ослушникам грозит ликвидация. Но многие из компаний не попали в реестр, потому что у фирмы, например, в сентябре сменился гендиректор (а для занесения в реестр необходимы сведения о руководителе предприятия), а в октябре главный бухгалтер (который должен подать сведения для регистрации) приболел.

"Известия" смоделировали именно такую ситуацию. Корреспондент газеты "превратился" в главного бухгалтера маленького юридического лица и отправился в инспекцию № 7 на Долгоруковской улице Москвы (выбор именно этой инспекции был совершенно случайным).

В коридоре на доске объявлений налоговой инспекции № 7 висит строгое предупреждение: "Если до 1 января ваше предприятие не подаст новые сведения в единый госреестр юрлиц, регистрирующий орган начнет ликвидацию вашего предприятия". За день пребывания в коридоре инспекции увидеться с налоговиками "главному бухгалтеру" не удалось. Очередь была не то чтобы длинной - всего 12 человек, - но двигалась крайне медленно. Одиннадцать человек пытались перерегистрироваться, еще один дожидался регистрации новорожденного лица: обе процедуры проводит один инспектор в одном кабинете и по единым правилам.

Как рассказала нам "коллега" - бухгалтер одной из московских фирм с тремя толстыми папками документов на коленях, очередь движется очень медленно и занимать стоит с утра. Хотя это и не гарантирует встречи с налоговым инспектором. Получить консультацию мешают очередники. "Много тут таких хитрых, - обиделся мужчина, стоявший ближе всего к заветной двери. - Человек по 10 за день приходит "просто задать вопрос" и на час пропадает".

Узнав, что наше "юрлицо" только начинает хождение по инстанциям, очередь прониклась сочувствием. Бухгалтер посоветовала послать заявление на подачу сведений по почте. Тот же совет дала нам инспектор, с которой на следующий день мы связались по телефону. "Главное - подать документы", - сказала нам инспектор Светлана Владимировна, отказавшись уточнить фамилию. Она заверила нас, что если получение документов налоговой инспекцией будет датироваться декабрем, то проблем с перерегистрацией не возникнет. У бухгалтеров-практиков на этот счет есть большие сомнения.

Бухгалтер одной из компаний, с которой нас столкнула очередь, говорит: "Недели через три ответят. Если проблем у вас нет". А проблемы с письменной подачей сведений о юрлице могут возникнуть, если в компании менялись данные, указанные в документах, полученных при регистрации. Узнав, что у нас такие проблемы были, очередники констатировали - завершить процесс у нас получится только месяца через два, а то и три. Следовательно, уложиться до 1 января у нас не выйдет.

Инспектор по имени Светлана Владимировна в телефонной беседе подсказала еще один способ реанимации уже почти мертвого юрлица - обратиться в центральные налоговые управления (инспекция № 39 и Управление МНС по г. Москве на Большой Тульской улице). Там, предупредила инспектор, правда, огромные очереди, но теоретически можно успеть выжить.

Бизнес оказался на грани краха. Остался единственный выход - обратиться к фирмам-посредникам, которые предлагают поспособствовать в перерегистрации. Предложения о такого рода услуге встречаются более чем часто: в непосредственной близости от налоговых инспекций разгуливают люди-плакаты с рекламой услуг по перерегистрации и ликвидации. Решение обратиться к ним инспектор Светлана Владимировна прокомментировала осторожно: "Они просто выступают посредниками. Насколько это выгодно и надежно - решайте сами".

Справка

Закон "О госрегистрации юридических лиц" был подписан президентом 8 августа 2002 года. Он закрепил начавшуюся с 1 июля регистрацию предприятий в налоговом органе (вместо регистрационной палаты) по принципу "единого окна". До 1 июля зарегистрировать юрлицо было хлопотно. Прежде чем получить свидетельство о регистрации, компании нужно было встать на учет в налоговой инспекции, в Пенсионном фонде, фондах медицинского и социального страхования, а также в Госкомстате. Процедура занимала не менее месяца. "Одно окно" в территориальной инспекции МНС обязано выдать свидетельство за пять дней. Предприятия, уже зарегистрированные и теперь обязанные пройти перерегистрацию, должны принести в управление МНС название фирмы, номер счета в банке, паспортные данные и ИНН генерального директора и главного бухгалтера, сведения об уставном капитале, наличии лицензий и т.д. Данные реестра, за исключением информации о бухгалтерах и директорах предприятий, налоговики по закону должны сделать открытыми.

В центральном аппарате Министерства по налогам и сборам были более категоричны. "Это лохотрон, - сказал работник МНС, просивший не упоминать его имени в печати. - Это не наши люди. Может быть, у них есть тесные отношения с налоговыми инспекторами, хотя в этом я сомневаюсь. Может быть, они платят взятки. Но это не проблема министерства - ими уже занимается налоговая полиция".

В ФСНП нам неофициально подтвердили, что деятельность маленьких фирм, предоставляющих посреднические услуги, нелегальна. Однако от ответа на вопрос, ведется ли преследование таких структур, уклонились. Пресечь их деятельность не составило бы труда - в рекламных листовках, раздаваемых на улице, посредники не скрывают ни профиля своей деятельности, ни адреса или телефона.

Мы выбрали "посредника", расположенного недалеко от 7-й инспекции - в Большом Каретном переулке. На наш вопрос, сколько могли бы стоить такие услуги, вежливая девушка ответила, что срочная перерегистрация (в течение трех суток) обойдется нам в 150 условных единиц. Если же мы никуда не торопимся и нам нужно просто успеть подать сведения до Нового года - $70. В этом случае процесс нашего внесения в реестр займет около 2 месяцев. Фирма заверила, что никаких претензий со стороны налоговых органов к нам не возникнет - даже в том случае, если у нас внезапно поменялся гендиректор и нигде это учтено не было. Другая компания-посредник, расположенная на Тверской улице, предложила срочную - трехдневную --перерегистрацию за $250, а полуторамесячную, но с гарантией включения в реестр - за $100.

Суммы небольшие, но лишь в пересчете на одно юрлицо. Тех же, кому надо попасть в реестр, миллион. В итоге образуется изрядная плата за очередное нововведение, на этапе идеи выглядевшее более чем привлекательно. Действительно, обращаться в одно окно (в данном случае - регистрироваться) не в пример удобнее, чем в 41. Но, как и многие правительственные начинания, принцип "одного окна" обернулся дополнительными поборами.

История Андрея Гольцева,

который хотел выйти из тени, да не вышел

Подача сведений о предприятии и регистрация нового юридического лица прописаны в одном законе - "О государственной регистрации юридических лиц". Мытарства человека, решившего зарегистрировать свое предприятие, почти ничем не отличаются от тех, которые проходят бухгалтеры, подающие сведения о собственной компании. Подача документов, кроме того, происходит по единой схеме. "Известия" публикуют одно из писем, пришедших в отдел читательских проектов газеты.

Никогда не писал раньше в газету. Но эта ситуация меня достала.

В СМИ много говорят о том, как хорошо и удобно стало регистрировать новые компании в налоговой инспекции, а также жалуются, что бизнес медленно выходит из тени.

В качестве ответа предлагаю мой опыт регистрации ООО в инспекции № 9 Министерства по налогам и сборам (Москва).

Я занимаюсь посреднической деятельностью по продаже ноутбуков. Возникло желание легализовать деятельность. Выбрал форму ООО. Пользоваться услугами регистраторов принципиально не хочется: неприятно испытывать ощущение, что платишь "ни за что". Почитал сайт www.mosnalog.ru, составил устав и учредительный договор, нашел в Интернете набор типовых документов, с сайтов юридических фирм скачал образец документов для регистрации печати. Почувствовал себя в полной боевой готовности.

Позвонил в инспекцию № 9 (юридический адрес в ее районе) и попросил уточнить список документов. Хотя на www.mosnalog.ru есть этот перечень, но мы же знаем российскую действительность!.. Милый голос в трубке сказал, что по телефону они на такие вопросы не отвечают, что список могу посмотреть у них на стене.

В самой инспекции в понедельник, в 11.00, записался в очереди 36-м. Документы на первичную регистрацию и на перерегистрацию юридических лиц принимали в одном окне № 4. В 17.30 понял, что "не судьба": прошло 16 человек. На самом деле документов принято больше: приходили курьеры из юридических контор, вызванивали нужных сотрудников, и те с улыбкой принимали у них документы в соседнем окне. Ничего не имею против инициативных людей, но...

В конце дня решил найти подход. Обратился к одиноко сидящему сотруднику с вопросом о "вариантах ускоренного приема документов". Нарвался на профессионала, который плавно подводил к тому, чтобы предложение сделал я... Предложения я не сделал. Спросил только: "А можно почтой?" Ответ меня добил: "Конечно, можно, но неизвестно, когда получите ответ, да и мы можем ваши документы затерять. Случаи были". Причем это было сказано с наивной откровенностью.

На следующий день приехал в 10.00 и был в списке 63-м. Ждать не стал.

Ситуация усугубляется тем, что какой-то дальновидный товарищ издал указ, что школы должны перерегистрироваться до 1 января 2003 года. Представители школ тоже стоят в очереди в окно № 4. Сказали, что в других инспекциях еще хуже и зря я возмущаюсь.

Другими видами деятельности без легального ООО я пока заниматься не могу. Но и дни напролет стоять в инспекции, чтобы сдать пакет бумажек, тоже не собираюсь. На легализацию бизнеса нужно потратить около трех недель, а в этой жизни есть другие проблемы.

Мой вывод: система регистрации юридических лиц нелогична и непродуманна. Сейчас я просматриваю литературу по оптимизации налогообложения. Желания платить налоги нет - не от жадности, а от того, что это ну очень неудобно делать: на это уходит треть рабочего времени бухгалтера! Это не здорово совсем. Я с ностальгией вспоминаю супермаркеты в Соединенных Штатах, где стоят будки налоговых представителей и куда частные лица могут подавать декларации...

Андрей Гольцев,

Можно ли в России эффективно заниматься бизнесом?

Александр Митта, режиссер:

- Мы живем в обществе, которое никак нельзя назвать демократическим. В этом обществе свобода людей, их протест против тотального подчинения выражаются в том, что люди не принимают его законы. Поэтому самым эффективным путем для бизнеса является использование бюрократии в свою пользу. Российский бизнес решил бюрократические проблемы тем, что скупил бюрократию, поставив ее себе на службу.

Вячеслав Игрунов, депутат Государственной думы:

- В России вообще трудно заниматься чем бы то ни было. Самой главной проблемой, на мой взгляд, является наличие общественных "норм", которые ставят бизнес на колени. Я имею в виду поборы, коррупцию, рэкет, организованную преступность.

Игорь Кио, иллюзионист:

- Можно, но очень сложно. Существует масса законов, которые препятствуют развитию бизнеса, чиновничьи препоны. Путин говорит о том, что нужно оказывать поддержку малому бизнесу. А я недавно встретился с префектом района, где живу. Спросил, сложно ли поставить автомойку на Олимпийском проспекте. Как оказалось, все очень просто, только за землю надо заплатить 120 тысяч долларов, предварительно победив на конкурсе. Не понимаю, как подобная процедура может способствовать развитию бизнеса.

Эльдар Гаджиев, предприниматель,

член Клуба "Известий":

- Заниматься можно, конечно. Но я не сказал бы, что мой бизнес особо успешен. Конечно, наши законодательная и налоговая базы несовершенны. Но важны и личные качества человека. Возможно, у меня просто нет той самой пресловутой предпринимательской жилки. Я ведь по образованию физик, по призванию - переводчик. А вот жизнь заставила - и занимаюсь частным предпринимательством.

Аркадий Корнацкий, президент Одинцовской

торгово-промышленной палаты:

- Законодательство относительно бизнеса достаточно комфортно, налоговое законодательство тоже терпимо. Но бюрократия усложняет все процессы в десятки раз. Чем ближе к центру страны, тем круче бюрократические препятствия, на периферии меньше проблем. Ленин когда-то говорил, что по существу все бюрократические проблемы соответствуют закону, но на самом деле это издевательство. Любую вполне цивилизованную норму права чиновники, которые, как правило, негативно настроены в отношении бизнеса, могут так извратить и перекрутить, что она превращается в свой антипод.

Дмитрий Куликов,

генеральный директор частной фирмы,

член Клуба "Известий":

- Чтобы заниматься бизнесом в России, надо иметь железные нервы. Препон довольно много, порой опускаются руки, но я пока еще держусь. Считаю, что государственный подход остался коммунистическим: главное - денежку всюду плати. Даже когда еще не за что. А уж как развивается сам бизнес - дело десятое.

Екатерина Выхухолева,

Елена Загородняя

Контролеры сосчитают имущество  »
Юридические статьи »
Читайте также