Прописан? Нет, зарегистрирован!

Свободу перемещения закон нам обеспечивает, но от массы проблем, связанных с правом на жилище, можем избавить себя только мы сами.

При слове «прописка» многие из нас по привычке еще продолжают вздрагивать. Одни — потому что в свое время отсутствие оной перекрыло им дорогу к интересной работе в большом городе. Другие — вспомнив, отчего в молодые годы развалилась их семья («Не пропишу, — сказала теща. — Отсудит потом наши метры!») Третьи — от того, что пришлось им столкнуться с пресловутой статьей УК «Нарушение паспортного режима». Обрекала она человека на замкнутый круг: раз по какой-то нелепости попав в бомжи, потом он мог навсегда уйти на дно — без прописки не берут на работу, а без работы не прописывают...

Ныне крепостную прописку заменила цивилизованная регистрация, которая, по идее, должна констатировать переход от разрешительной системы поселения к уведомительной: «Сообщаю тебе, дорогая власть, что отныне буду жить там-то и там-то». К сему прилагаются поясняющие документы — договор купли-продажи жилья, или обменный ордер, или просто согласие хозяина данной жилплощади. И власть отвечает: «О,кей! Вы зарегистрированы по данному адресу».

Казалось бы, все просто и понятно. Но и эта замечательная система порождает массу юридических коллизий. Их наш обозреватель Михаил Рутман обсуждает сегодня с адвокатом Объединенной коллегии адвокатов Екатериной Аркадьевной Паренко, много лет занимающейся жилищной тематикой.

— Полагаю, Екатерина Аркадьевна, что многие наши граждане, в том числе и ваши клиенты, по привычке еще называют регистрацию пропиской, не видя в том большой разницы.

— Конечно, разницы не видно, если вы и ваши близкие в неизменном составе семьи постоянно живете в одной и той же квартире, никуда надолго не уезжаете, не вступаете в конфликты с законом и не ведете никаких жилищных споров. На самом деле разница принципиальная.

Прописка была необходимым элементом тоталитарного государства. Она являлась способом закрепления человека за конкретным жильем. Разумеется, это входило в противоречие с существующими международными правовыми нормами и стандартами и в новой России существовать не могло.

25 июня 1993 года был принят закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». В нем государство фактически закрепляло за гражданином право жить ГДЕ ОН ХОЧЕТ, но обязывало его зарегистрироваться на этом месте не позднее семи дней со дня прибытия. А государственные органы — зарегистрировать его не позднее трех дней со дня подачи документов. А 23 июня 1995 года Конституционный суд упразднил само понятие «прописка», признав его противоречащим Конституции.

— Тем не менее регистрация, как и прописка, по-прежнему является некоей гарантией стабильной жизни человека: к ней привязаны медицинское обслуживание, возможность реализовать избирательное право, ряд социальных льгот. Наконец, она просто обеспечивает право человека на жилье, не так ли?

— Ну если человек реально проживает по данному адресу и там находятся его вещи, его право на жилище можно считать гарантированным. А вот если он присутствует лишь виртуально, тогда могут быть коллизии. Разумеется, это не относится к собственникам приватизированных квартир — их собственность остается за ними независимо от факта проживания. Речь, как правило, идет о людях, занимающих жилплощадь на основании договора социального найма (который, кстати, в законе прописан, но мало кто его реально заключает).

Вот пример из жизни. При разводе родителей место жительства их ребенка судом было определено с матерью, но она оставила его зарегистрированным на площади отца — хотела сохранить право сына на долю жилья. Преодолевала на новом месте массу проблем — хитрыми путями устраивала мальчика в школу, в поликлинику. Но оказалось, что все это напрасно. Когда ребенок достиг совершеннолетия и стал претендовать на отцовскую жилплощадь, выяснилось, что право на нее он утратил.

— Неужели такая участь ждет любого человека, длительное время не проживающего по месту регистрации?

— Вообще даже в прежние годы прописка сама по себе не была гарантией права на жилище, по этому поводу есть постановление Верховного суда 1984 года. Сохранился этот принцип и сейчас. Но жизнь многообразна. Человек может отсутствовать по множеству разных причин: командировка, отъезд в связи с прохождением воинской службы или учебы, что-то еще. Но что делать, если он, допустим, уехал на постоянное место жительства в другую страну, а с регистрации не снялся? Ведь без него квартиру ни приватизировать, ни обменять, ни разделить. В этом случае необходимо через суд лишить его права на жилище. Закон допускает лишь два основания для этого — в связи с безвестным отсутствием либо в связи с «утратой права пользования жилым помещением».

Первый путь проще — достаточно справки из жэка и свидетельских показаний соседей о длительном отсутствии. Суд также должен послать отсутствующему повестку по последнему известному месту его пребывания. Если его там уже нет, то вполне возможно вынесение решения об утрате права на жилое помещение. Но в этом случае всегда остается риск, что человек неожиданно появится и в судебном порядке восстановит утраченное право. Если к тому времени квартира, на площадь в которой он претендует, будет приватизирована и продана, то шансов у него практически нет — добросовестного приобретателя наш закон от подобных неожиданностей защищает. А если там проживают все те же люди, им, видимо, придется потесниться и, возможно, пересмотреть итоги приватизации...

Второй путь более надежный, но гораздо более сложный: человек, что называется, в наличии, но нужно доказать, что его регистрация лишь формальность, поскольку он на данной площади не жил и жить не собирался. Каким образом получил регистрацию — кого-то купил, уговорил или еще как-то, — обсуждать не будем. Но если бы вы знали, к каким только ухищрениям не прибегают такие люди, когда понимают, что «их» квадратные метры могут от них уйти! Находят липовых свидетелей, подкупают соседей, хитрыми путями заносят в квартиру свои вещи. И, чтобы вывести их на чистую воду, порой приходится поломать голову. Мне, к примеру, отстаивая интересы настоящих жильцов, однажды пришлось потребовать в суде, чтобы жилец липовый показал на плане квартиры расположение электрических розеток. К этому вопросу он готов не был и проиграл процесс.

— Но ведь существуют и другие случаи, когда надо, наоборот, отстаивать право человека на жилье.

— Конечно! И я хочу, чтобы люди понимали главное: как факт наличия регистрации еще не предполагает автоматического права на жилплощадь, так и факт ее отсутствия не означает, что этого права у человека быть не может. Муж и жена долгие годы жили в гражданском браке, вели совместное хозяйство. Потом он умирает, и оказывается, что она на его площади не была зарегистрирована. Уверяю вас, у нее есть все шансы доказать свое право пользования жилым помещением.

Как вы понимаете, процедура доказывания в таких случаях требует определенных усилий. Здесь все идет в ход: получаемые этим человеком на данный адрес письма, квитанции об оказании разного рода услуг, свидетельские показания соседей. Чрезвычайно важный факт: кто ухаживал за умирающим и кто, извините, организовывал его похороны.

К сожалению, у смертного одра часто возникают очень некрасивые ситуации. Поняв, что хозяину вожделенных метров осталось немного, вокруг него начинают виться никогда прежде не заботившиеся о нем люди. Добиваются регистрации, а после смерти претендуют на его жилплощадь. Так одна сердобольная старушка незадолго до ухода в мир иной зарегистрировала в своей квартире медсестру, которая за ней по долгу службы присматривала в больнице. Как только бабушка умерла, медсестра тут же заявила о своих правах. Но суд, проанализировав ситуацию, ей отказал.

— Вообще, по-моему, даже если есть все шансы на успех, суд по доказательству своего права на жилплощадь для честного человека — это страшное испытание. Надо выворачивать перед чужими людьми всю свою жизнь вплоть до самых сокровенных подробностей...

— Я регулярно наблюдаю подобные муки в судах. Действительно, это очень тяжело. Тем более что такие суды тянутся годами — судьи часто специально берут людей на измор, подталкивая их либо к отказу от иска, либо к мировому соглашению, которые затрудняют кассацию и повторное рассмотрение.

— Может быть, все-таки можно дать совет общего плана, как обойтись без этих мук?

— Совет очень простой: к всему, что касается вашего жилья, относиться предельно внимательно и ответственно. Все документы должны быть в полном порядке.

— Собственно, для большинства из нас документ здесь один — паспорт со штампом о регистрации...

— Большое заблуждение. Вот у меня перед глазами тяжелейший процесс, который тянется уже несколько лет. В давние времена, когда жилплощадь еще не продавалась, девушка купила комнату по принятой тогда схеме — заплатила хозяину деньги, он прописал ее, а сам через две недели выписался и уехал навсегда за границу. Девушка прожила в этой комнате много лет, родила там ребенка, зарегистрировала и его, а когда уже в новую эпоху захотела жилплощадь приватизировать, выяснилось, что сделать это не может — старый хозяин остался вписанным в ордер, а ее туда внести забыл! Если бы у нее хотя бы был оформлен договор социального найма, которым люди, как правило, пренебрегают — а зачем, мол, он нужен? — ее ситуация была бы гораздо проще. А так собирает доказательства по крупицам.

Жилье — это для большинства из нас главная ценность, и утрата его невосполнима. Поэтому никаких неясностей, белых пятен в его предыстории быть не должно. Никаких случайных людей на вашей жилплощади, никакого легкомыслия — мол, жили годами без регистрации и дальше будем жить! Все это может потом обернуться слезами, потраченными нервами, годами хождений по судам с неизбежными судебными издержками. Победа возможна, но она порой достается слишком дорогой ценой.

Можно, конечно, считать регистрацию пустой формальностью, но это как со здоровьем — пока оно есть, ты о нем не думаешь, а когда возникают проблемы, оказывается, что решить их уже чрезвычайно сложно.

Михаил Рутман

Заменят паспорта  »
Юридические статьи »
Читайте также