Шесть сотых депутата против "шестисотых" Победит ли арифметика административный ресурс?

До начала реформы местного самоуправления остается всего месяц, а она уже буксует на старте, завязнув в глиноземе российского бездорожья. Причем буксует не где-нибудь, а в Ленинградской области - регионе, известном вроде бы своей политической стабильностью и предсказуемостью. Что же такого могло произойти в этом тихом и практически образцовом субъекте Федерации, если ситуация там вдруг начала выходить из-под контроля губернатора Сердюкова, "доброго хозяина земли Ленинградской"?

А произошло то, что вполне можно было предвидеть - федеральный закон о местном самоуправлении , ориентированный на развитие первичных, горизонтальных органов власти, столкнулся здесь с активно строящейся вертикалью самого Валерия Сердюкова. И в точке пересечения этих линий, как от удара камня о кремень, полетели искры, из которых очень быстро разгорелось пламя общественного недовольства.

О построении собственной вертикали Сердюков заговорил ровно на следующий день после объявленной Путиным процедуры назначения губернаторов . Слова Валерия Павловича о том, что "вертикаль власти... целесообразно распространить и дальше - на уровень местного самоуправления", облетели российские СМИ. "Зачем?" - вопрошали аналитики, и Сердюков охотно пояснял: чтобы "повысить ответственность и эффективность муниципальной власти". Аналитики же полагали, что на деле это сделает муниципалитеты еще более управляемыми и зависимыми от губернаторского центра.

Впрочем, на бумаге все было просто замечательно: новое областное законодательство подвело нормативную базу под вертикальный проект, оставив жителям области лишь одно право избирать и быть избранными - в поселенческие Советы депутатов. Из всех возможных в России уровней выборности (выборы главы администрации, муниципалитета и т.п.) данный уровень - минимальный. Нигде в России, несмотря на распространенные утверждения о сворачивании демократии, этого пока нет. В ближайшем к Петербургу субъекте Федерации, расположенном на границе с ЕС, - уже есть. Как полагают эксперты, видимо, в правительстве Ленобласти всерьез опасаются, что на ключевые муниципальные посты выберут "не тех, кого надо". Выборы поселенческих депутатов, напротив, не вызывают у чиновников таких опасений - ведь советы первого уровня обычно формируются из людей, максимально зависимых от местной власти - учителей, врачей, мелких предпринимателей. Возможно, расчет при построении вертикали делался именно на это - на зависимостьи второстепенность муниципальных парламентов. Но парламенты неожиданно проявили характер, и вся вертикальная схема рассыпалась, как мираж, маячивший на пустынном политическом ландшафте и исчезнувший, как только этот ландшафт начал заполняться новыми персонажами.

Этими персонажами и были учителя, врачи и бизнесмены из поселенческих советов. Они не знали правил политической игры, и поэтому сразу стали их нарушать. Они были наивны, и поэтому потребовали для себя реальных, а не декоративных полномочий. И федеральный закон о местном самоуправлении, как раз и обещающий муниципалитетам широкие полномочия, оказался на их стороне.

Информация о конфликте всеволожских депутатов с так называемым "административным ресурсом" обошла множество газет. Двенадцать парламентариев Всеволожского районного совета смутило то, что в президиуме первого состоявшегося после октябрьских выборов заседания сидел вице-губернатор Ленинградской области Николай Пасяда. Представитель исполнительной власти, который по определению не должен вмешиваться в работу законодательного органа. Их также смутило, что на заседании, при всей его многолюдности, не было серьезной регистрации участников, не проверялись депутатские полномочия. И тогда двенадцать депутатов в знак протеста вышли из зала. Они, видимо, надеялись, что без их участия собрание не состоится и его основная задача - выборы главы муниципального образования - не будет решена. Тем более, что один из кандидатов на эту должность, глава МО "Сертолово" Александр Соболенко, также гордо удалился вместе с остальными возмутителями спокойствия. Но оппозиционные депутаты недооценили власть: выборы состоялись. Главой Всеволожского муниципального района был избран Николай Орлов.

Сейчас во Всеволожском городском суде рассматривается вопрос, насколько законным можно считать это избрание. Ведь кворум в здешнем муниципальном совете, строго говоря, составляет 26,06 депутата - от общего количества парламентских мест. Между тем, после ухода 12 оппозиционеров на заседании, по данным истцов, осталось не более 26 депутатов, и именно они решили судьбу Николая Орлова.

В настоящее время Орлов уже расписывается под документами как глава Всеволожского муниципального образования. Значит, чувствует себя легитимным лидером и нимало не смущается тем, что в суде до сих пор бьются над проклятыми "шестью сотыми" депутата, которых, как полагают истцы, не хватило для кворума. При этом податели исков ссылаются на федеральное законодательство, согласно которому депутатское собрание считается правомочным, если на нем присутствует не менее двух третей от числа народных избранников. 26 человек, как говорят истцы, это уже менее. Следовательно, кворум равен 27 депутатам, и собрание нельзя считать состоявшимся.

Во Всеволожском районе данную судебную тяжбу уже окрестили выступлением "шести сотых" против политики "шестисотых", то есть против тех, кто владеет в регионе экономическими и административными рычагами, ездит на дорогих машинах и на сто процентов уверен, что никакие законы на него не распространяются. Включая и законы математики.

Между тем, истцы всерьез надеются, что элементарная арифметика с математикой победят. Свобода - это, как учил Джордж Оруэлл, возможность сказать, что дважды два - четыре. Так же как и то, что 26,06 - все-таки больше 26.

Валерий Береснев

Поручения по реализации основных положений Послания Президента РФ Федеральному собранию на 2005 г.  »
Юридические статьи »
Читайте также