Ограничение - на доработку

Неделю назад в Федеральном собрании произошли неожиданные события, причем сразу в обеих палатах. Совет Федерации, несмотря на однозначные рекомендации профильных комитетов голосовать "за", проголосовал против принятия закона "Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) в общественных местах пива и напитков, изготовленных на его основе". Параллельно Государственная дума проголосовала за ограничение показа сцен насилия и жестокости на телевидении. При этом думские профильные комитеты и комиссии рекомендовали пленарному заседанию как раз не принимать закон в подобной редакции. Поступив "вопреки", сенаторы создали согласительную комиссию, которая и определит судьбу "пивного" закона. Парламентарии же перейдут ко второму и третьему чтению законопроекта по защите населения от "чернухи". Пока же сцены насилия и жестокости предполагается не показывать с 7 часов утра до 22 часов вечера, что, с одной стороны, и хорошо бы, но, с другой, расплывчатость формулировок обернется запретом на многие фильмы и даже сюжеты новостных программ. Ну а закончилась парламентская неделя уже без неожиданностей - победоносным принятием "антитабачного" закона.

После критики

Стремление наставить народ на путь истинный само по себе не плохо, но мало влияет на многолетние его привычки и предпочтения. Как-то так получается, что самый распрекрасный закон работает у нас ни шатко ни валко. То он не предусматривает всех возможных ситуаций, то не определяет достаточно четко, кто и как его будет исполнять, то, наоборот, обрастает целым ворохом подзаконных актов, и в этой кутерьме вообще не разобраться рядовому налогоплательщику, зато мгновенно отыскиваются желающие поймать рыбку в мутной воде. "Пивные" законы, пролежавшие в недрах Думы несколько лет, отличались предвзятостью и недальновидностью. Но если недавние поправки к закону "О рекламе" прошли законодательные этапы в спринтерском темпе, то "ограничение распития" почему-то споткнулось почти на финише, что вызвало массу комментариев, предположений и, как водится, безапелляционных суждений. Не обошлось, разумеется, без перевода стрелок на "пивных баронов". Они-де надавили на правительство, и то высказало неодобрительное отношение к законопроекту, посчитав ряд его положений юридически несостоятельными. Между тем в официальном отзыве правительства говорится о том, что законопроект не объясняет, например, что именно называть "прилегающей территорией", не прописывает точно санкции за нарушение предлагаемых норм, а отсутствие четких определений позволит особо ретивым представителям власти вольно трактовать смысл закона и злоупотреблять служебными полномочиями. Кроме того, правительство заметило, что в процессе обсуждения была нарушена принятая изначально концепция законопроекта, а в результате введение запрета на распитие пива и напитков, изготовленных на его основе, в общественных местах фактически приравнивает их к алкогольной и спиртосодержащей продукции. Обсуждалось и отсутствие экономической экспертизы проекта, которая никак не может быть лишней, когда речь идет об огромной отрасли экономики, к тому же приносящей бюджету немалые доходы. Даже если допустить давление на кабинет со стороны всемогущего "пивного лобби"," нельзя не согласиться, что в официальном отзыве правительства содержатся весьма полезные рекомендации.

За и против

Кстати, весьма трезвый отзыв правительства был дан и на "пивные" поправки к закону "О рекламе", однако тогда они все же были приняты - с обещанием подкорректировать закон в дальнейшем. Пока же реклама законопослушно сместилась во времени и пространстве, уйдя, как предписано, из самого рейтингового эфира, а также с обложек журналов и газет. Пострадали от этого как сами пивовары, так и многочисленные редакции. Население же оценит последствия только тогда, когда ощутит в полной мере отсутствие спонсорской поддержки разного рода культурных и спортивных мероприятий.

Общественное значение второго "пивного" закона, безусловно, окажется большим. И речь не о том, что кто-то приветствует продажу пива несовершеннолетним или потребление его в метро и в поликлинике. Но известно, что для "немедленного употребления" покупается до 30% пива, и делается это не из неуважения к общественной морали, а из устоявшейся привычки и финансовой невозможности "расслабиться" более цивилизованно. Будь наши люди более состоятельными, наверное, и они пошли бы в пивной бар неподалеку от дома и посидели там, как поступают англичане и немцы. Пока же более-менее доступными остаются импровизированные бары под зонтиками, которые сами же пивовары и открывают на короткий в северных широтах летний период. Между тем привычка выпить бутылочку пива после трудового дня давно укоренилась и даже стала вытеснять другую привычку - выпить чего-нибудь покрепче. Но "покрепче" по большей части выпускают в "секретных лабораториях", и приструнить их практически невозможно. Пивное же "лобби" у всех на виду и вынуждено постоянно обороняться от обвинений в спаивании населения своими четырьмя градусами.

Было бы наивным предполагать, что один закон в одночасье все расставит по местам. И это, пожалуй, единственное обстоятельство, которое нет нужды доказывать. Может быть, 73 сенатора, проголосовавшие против законопроекта, представили себе в красках последствия?

Конец эпохи  »
Юридические статьи »
Читайте также