Постой, паровоз Государство решило заработать на экономических преступлениях. Скоро за воровство в особо крупных размерах заставят платить штраф

На этой неделе власти неожиданно вспомнили об экономических преступниках. Президент Владимир Путин внес в Госдуму пакет поправок к Уголовно-процессуальному кодексу. В них он смягчил наказания за экономические преступления - теперь вместо тюремного заключения некоторым преступникам можно будет отделаться штрафом. Правда, тем, кто обманул государство в особо крупных размерах, можно не беспокоиться: их либерализация не коснется.

"Либерализация карательной политики государства" - так официально называется процесс, начавшийся еще весной этого года. Внесенные в минувшую среду президентские поправки в Уголовно-процессуальный кодекс - продолжение серии поправок в Уголовный кодекс и кодекс об административных правонарушениях. Цель нововведений - избавить государство от лишних забот о преступниках (ежегодно на "содержание спецконтингента" тратится около 15 млрд рублей бюджетных средств). А самим преступникам внушить иллюзию мягкости закона.

По словам замруководителя администрации президента Дмитрия Козака,, комментировавшего в среду поступление поправок в Думу, смягчение доли экономических преступников будет заключаться в расширении практики применения штрафов и одновременном увеличении размеров самих штрафов.

На 1 сентября нынешнего года в местах лишения свободы содержалось 860 640 человек. Из них в исправительных колониях 698 454 человека, в воспитательных - 15 093, в СИЗО и тюрьмах 147 093. На начало нынешнего года за экономические преступления отбывал срок 1551 человек.

После того как депутаты примут поправки (скорее всего это случится уже этой осенью), штрафы перестанут измерять в минимальных размерах оплаты труда. Вместо этой условной единицы правоохранительные органы перейдут на рубли, но размер штрафов резко увеличат: максимальная сумма, которой преступник сможет откупиться от назойливого государства, будет равна 1 млн рублей. Сейчас максимум составляет 100 тысяч рублей.

Изменятся и другие меры пресечения. Например, сегодня за уклонение от уплаты налогов (это одна из статей, по которым обвиняется глава банка "МЕНАТЕП" Платон Лебедев, находящийся в данный момент в заключении) Уголовный кодекс предлагает либо посадить в тюрьму (до 2 лет), либо наказать штрафом от 200 до 700 МРОТ (то есть от 20 тыс. до 70 тыс. рублей).

После вступления в силу президентских поправок пределы штрафа по этой статье вырастут до 100-300 тыс. рублей, зато срок пребывания в местах не столь отдаленных сократится до 1 года. При совершении того же преступления в особо крупных размерах (под этим кодекс подразумевает неуплату налогов на сумму более 500 тыс. рублей) предельный срок тюремного заключения сокращается с 5 до 3 лет, а максимальная планка штрафа, наоборот, увеличивается - с 1 тысячи МРОТ (100 тыс. рублей) до 500 тысяч рублей.

Однако, похоже, что в особо тяжелых случаях (в случае того же Платона Лебедева) государство вряд ли будет идти на поблажки. Как отмечают депутаты (в данный момент на словах поправки поддерживают едва ли не все фракции), нововведения положительно повлияют в основном на мелких воришек: пока по закону тюрьма может грозить и за уворованную ручку в супермаркете. Их-то и следует наказывать материально, а не упекать на год в колонию. Однако, как отразится президентский законопроект на крупных преступниках, пока неизвестно.

В ситуации, когда речь идет о хищениях в действительно крупных размерах, трудно представить себе, чтобы преступников выпустили за штраф, даже если такая возможность будет предусмотрена законом. К примеру, взять самое громкое уголовное дело 2002 года - прокуратура обвиняла в злоупотреблении служебным положением теперь уже бывшего президента нефтехимической "дочки" "Газпрома" - компании "СИБУР" Якова Голдовского.

По требованию топ-менеджеров "Газпрома", г-н Голдовский и вице-президент "СИБУРа" по юридическим вопросам были посажены в следственный изолятор Бутырской тюрьмы по обвинению в расхищении имущества компании, отмывании денег и использовании подложных документов. "Газпром" также пытался призвать Голдовского и Кошица к личной ответственности за нанесение материального ущерба "Газпрому" и "СИБУРу". К началу сентября прошлого года Голдовский вернул "Газпрому" выведенные нефтехимические активы и монополист забрал самые серьезные обвинения в нанесении материального ущерба. А 26 сентября Гагаринский суд города Москвы присудил Голдовскому и Кошицу 7 месяцев тюрьмы - ровно тот срок, который господа нефтехимики уже отсидели в следственном изоляторе, после чего сразу были выпущены.

Вполне возможно, что тех, кто провинился перед государством "в особо крупных размерах", в ближайшем будущем ждет еще менее завидная участь, чем сегодня. Вчера на заседании Международной организации высших органов финансового контроля глава Счетной палаты Сергей Степашин заявил, что система наказаний за финансовые преступления в стране должна быть суровой.

По мнению Степашина, в России должна появиться уголовная ответственность за отмывание преступных доходов на сумму менее $30 тыс. А штрафы для тех, кто привык отмывать деньги по-крупному, должны быть не на уровне, предусмотренном сегодняшним российским законодательством ($17 тыс.), а, например, на уровне штрафов США ($500 тысяч).

Нужно ли сажать или штрафовать за экономические преступления?

Лев Бардин, заместитель председателя коллегии адвокатов "Новая адвокатская практика", член Клуба "Известий":

- Я не думаю, что ответ может быть однозначным. У каждого преступления есть большая или меньшая тяжесть, и в зависимости от этого нужно предусмотреть разные виды ответственности. И в нынешнем нашем Уголовном кодексе есть целый перечень видов наказания. Карать за экономические преступления исключительно штрафами? Не стоит забывать о таком понятии, как страх перед наказанием. Так вот штраф может и не вызвать ощущение серьезности наказания: да подумаешь, как-нибудь заплачу! И тогда все это просто теряет смысл. Нет одинаковых преступлений и не должно быть одинаковых наказаний.

Михаил Матушкин, доктор экономических наук, профессор Саратовского социально-экономического университета, член Клуба "Известий":

- Если речь идет об экономических преступлениях, то штраф - гораздо более эффективная мера, чем тюрьма. Потому что лишение человека свободы просто несоразмерно масштабу самого преступления. А наказание все-таки должно быть разумным и адекватным.

Эдуард Айрапетов, генеральный директор Международной ассоциации "Щит и меч":

- Я считаю, надо сажать. Экономическое преступление - точно такое же преступление, как и другие. Это значит: человек преступает закон. Если законом предусмотрена какая-то норма и человек ее нарушил, то наказывать его надо, как за любое уголовное преступление. Даже в МВД есть управление по борьбе с экономическими преступлениями. Кроме того, экономические преступления, как правило, заключаются в воровстве огромных сумм денег или ценностей. Что же получается, человек украл миллион долларов, а его штрафуют на 5 или даже 25 тысяч рублей - смешно. Штраф несоразмерен масштабам преступления.

Денис Драгунский, основатель и научный директор Института национального проекта "Общественный договор":

- Это зависит от объема и масштабов преступления. Если человек продал за границу Московский зоопарк, "Уралмаш", или РАО "ЕЭС", то может и посидеть. Если же речь идет о неуплате налогов или других некрупных нарушениях, то сначала должен отдать все, что недоплатил, а потом заплатить штраф. Это нормальная мировая практика. Если платить нечем - то принудительные работы на благо государства. Тюрьма - последнее, к чему надо прибегать.

Сергей Ковалев, первый заместитель генерального директора комплекса "Дагомыс":

- Конечно, штрафовать. Тюрьма - это самый неэффективный способ использования ресурсов человека. Если же человек платит действительно крупный штраф, то смысл нарушать закон пропадает. Всю свою прибыль, укрытую от государства, он все равно заплатит в виде штрафа. А сам штраф он заплатит государству и обществу в целом. В следующий раз этот же человек задумается, а не удобнее ли платить все налоги, то есть выйдет из тени. Таким образом, штраф по всем показателям гораздо эффективнее, чем если нарушитель будет, к примеру, работать на лесоповале.

Михаил Эскиндаров, первый проректор Финансовой академии при правительстве РФ:

- Я вчера где-то прочитал о том, как туркменбаши наказывает за экономические преступления. Если доказана вина человека, то его не сажают в тюрьму, а выдают гектар непаханой земли и заставляют отрабатывать. Может, и нам следует перенять эту практику? Или, например, человек увел у государства 200 млн долларов, он, во-первых, должен их вернуть, а во-вторых, понести ответственность. Не знаю, тюрьма это будет или общественные работы, но в любом случае должен быть наказан. Вы помните, что власти Америки смогли достать известного преступника Аль Капоне, только посадив его за неуплату налогов. Надо и нам становиться цивилизованными.

Екатерина Выхухолева, Ольга Губенко, Владимир Перекрест

Катание на лошади может быть опасным В Петербурге процветает незаконный бизнес.  »
Юридические статьи »
Читайте также