Климатические игры

Скоро полдекабря пройдет, а на улице слякоть. О «глобальном потеплении» в последние годы говорят так много, что обыватель уже принял это утверждение за истину, ведь об этом так убедительно высказываются первые лица государств и ученые, и усомниться в их правоте без научных познаний в климатологии практически невозможно. Один из тех, кто усомнился, — академик Российской академии наук Кирилл Кондратьев.

Средняя температура по больнице

Кирилл Яковлевич еще студентом, с 1946 года, начал заниматься «парниковым эффектом» и по сути ввел это понятие в современную климатологию. Хотя появилось оно еще в XIX веке, должного внимания ему не уделяли довольно долго. А научные интересы Кондратьева навсегда оказались связанными с изучением свойств атмосферы.

— Я уверен в том, что и подогревание интереса к так называемому глобальному потеплению, и принятый многими странами, в том числе Россией, Киотский протокол , согласно которому нужно уменьшать выбросы углекислого газа в атмосферу, — это прежде всего политические игры. Уменьшение выбросов — это нереально, промышленность еще не научилась работать без выбросов. С одной стороны, все хотят роста благосостояния, с другой — желают жить чисто и красиво, не отравляя атмосферу. Кроме того, Киотский протокол предполагает к 2012 году снизить выбросы углекислого газа до 5%. Уверяю вас, для мировой атмосферы это — ничто. Если и произойдет глобальное снижение температуры, то настолько незначительно, что не найдется приборов для достоверного измерения этой разницы.

Кондратьев уверен, что климат менялся, меняется и будет меняться дальше, поскольку это естественный процесс. Задача ученых — совершенствовать системы наблюдения за ним и не делать скоропалительных выводов, которые могут быть использованы в политических целях. Сейчас о климате знают еще так мало, что все заявления о якобы достоверных долгосрочных прогнозах просто ненаучны.

— Одна из проблем изучения климата — это несовершенство наших систем наблюдения. Доказательством глобального потепления считают рост средней для земного шара приземной температуры на 0,6–0,7 градуса. И якобы это результат за 150 лет наблюдений. Но что представляла собою сеть метеонаблюдений 150 лет назад? Даже сейчас метеостанции стоят на континентах, а планета покрыта в основном водой. В морях наблюдения только эпизодические и совсем другие, нежели на суше: с корабля черпают ведром воду, измеряют ее температуру, и это показание потом становится составляющей данных, которые якобы характеризуют приземную температуру воздуха. Не исключается воздействие «островов тепла» — городов, где температура объективно выше.

Кирилл Яковлевич даже сравнивает такую «среднюю температуру по планете» со «средней температурой по больнице»: скажем, она составляет 36,6 градуса, на самом же деле есть больные с температурой 35 градусов, а есть такие, у кого за сорок. Специалисты по математической статистике Кристофер Эссекс и Росс Маккитрик написали в своей книге «Захваченные бурей» — эту книгу рецензировал Кондратьев, — что сторонники Киотского протокола рассматривают величину, которая на самом деле смысла не имеет.

Тепло, еще теплее:

— Это может показаться странным, но под Киотским протоколом действительно нет научных обоснований. Вся идея строится на том, что только, мол, углекислый газ виноват в изменении климата, и стоит нам сократить его выбросы, как все пойдет на лад. Но совершенно не учитывается климатическая система в целом, в которой очень много составляющих. Например, практически игнорируется влияние атмосферного аэрозоля, не уделяется внимание космическим факторам. Получается, что очень интенсивно развивается теория климата, численные моделирования, но из-за сложности климатической системы нам выдают только сценарии — условные результаты, которые могут быть далеки от реальности.

В литературе проскользнуло сообщение о том, что Япония взялась сократить выбросы углекислого газа до 80%. Казалось бы, это крах промышленности. Ан нет! Просто все «грязное» производство выводится в страны третьего мира, где оно и будет успешно дымить. Выглядит это довольно нелепо: как будто японцы не знают о том, что воздушный океан — общий, и дым из Китая не долетит до их страны. А ведь ни Китай, ни Индия Киотский протокол не подписали. Что может быть глупее: полмира борется с углекислым газом, полмира его производит.

— В последнее время все чаще звучит мнение о том, что когда кончатся мировые запасы нефти, выбросы углекислого газа прекратятся сами собой. Я читал такие соображения. Мол, гужевой транспорт пропал не потому, что его запретили или какой-то протокол принимали. Естественное развитие событий привело к тому, что он пропал. А те прогнозы необходимого производства сена, которые делались в самом начале XX века, оказались просто ненужными. Поэтому само развитие человечества побуждает к определенным изменениям. А если серьезно, то современная энергетика базируется на углеводородном топливе — нефть, газ, каменный уголь, и это невозобновляемые источники энергии. Довольно часто энтузиасты пишут об альтернативных источниках — солнечной и атомной энергии, приливах, еще о чем-то. Это все сейчас второстепенно и останется второстепенным в будущем. Человечеству придется придумать какой-то новый источник энергии, если оно хочет выжить.

Татьяна Хмельник

Протоколы киотских мудрецов Вместо всеобщего потепления ожидается всеобщее похолодание  »
Юридические статьи »
Читайте также