Требуется адвокат -предъявите полис

Председатель Московской городской думы Владимир Платонов считает полезным страховать возможные юридические риски и опасность стать жертвой теракта в местах массового скопления людей.

— Судебная реформа облегчает доступ граждан к правосудию. Но у людей порой нет денег на судебные тяжбы. Правда ли, что в Мосгордуме родилась идея застраховать людей от непомерных юридических расходов?

— Как и хорошее медицинское обслуживание, хороший адвокат, конечно, дорог. Но недаром государство защищает граждан через обязательное медицинское страхование. Ведь у нас, как и во всем мире, чем дольше лечишься, чем дороже лекарства покупаешь, тем это выгоднее врачам. Практически так же и с юриспруденцией. Чем дольше клиент под арестом, чем дольше длится следствие, тем больше гарантированное поступление адвокату.

Вот почему мы сейчас изучаем возможность страхования населения от рисков непредвиденных расходов на получение юридической помощи. И именно на стадии досудебного разбирательства. В суде все более или менее определено, там государство гарантирует или помощь профессионального юриста, или того человека, кому он доверит свою защиту.

Если человек застраховал машину и происходит, не дай бог, авария, он, конечно, получает гораздо больше, чем заплатил за страховку. Это и есть смысл страхования. Точно так же гражданин вносит какие-то деньги (или государство за него вносит) на медицину и получает услугу, гораздо более дорогую. Кому-то эта услуга не нужна — он здоров. Но на круг это выгодно. Для гражданина бесспорно выгодно застраховать и юридические риски. Это выгодно и для государственного аппарата. Снимается сумасшедшая нагрузка от обилия жалоб и от нерадивых чиновников, которые могли бы в течение продолжительного времени издеваться над гражданином, посылая его по различным инстанциям. Я знаю, как чиновник боится, когда с гражданином приходит юрист. Он уже не может ни обмануть, ни ввести в заблуждение.

— Вопрос упрется в тарифы. Сколько может стоить страховка, чтобы в течение года человек обращался за юридической помощью?

— Сразу ввести обязательное страхование невозможно. Это совершенно новое для нас дело. Поэтому начинать надо с льгот для самых незащищенных категорий граждан. Чтобы, например, пенсионерку не пытались привлечь к уголовной ответственности за то, что она якобы мошенническим путем похитила надбавку к пенсии, несвоевременно сообщив о том, что стала подрабатывать. У нее ведь не было умысла на хищение. Значит, полностью отсутствует состав преступления.

Действительно, вопрос тарифов — самый сложный. Но это будет значительно дешевле, чем затраты на услуги адвоката.

— Представим, один человек судится вынужденно, а другой — сутяжник — начнет, заплатив за страховку, оспаривать любые действия органов власти или ввяжется в какие-то гражданские споры. Его расходы тоже придется компенсировать?

— Есть понятие "страховое мошенничество". Не секрет, что многие машины, поступающие к нам, застрахованы и были украдены не без согласия владельца. Эта задача для законодателей. Мы будем начинать с минимального, с очевидного и потом увеличивать обороты. Хотя добровольное страхование можно вводить уже в ближайшее время.

— Это планируется сделать в масштабах Москвы или вы хотите внести проект федерального закона?

— Сейчас работают эксперты. Я рад, что эта работа вообще началась. Чем больше будет сторонников, тем выше уровень, на котором мы будем это вводить.

— Если мы говорим о защите гражданина, то нельзя не вспомнить продолжающиеся сейчас тяжбы в московских судах, связанные с терактом на Дубровке. Много было споров, относится ли к компетенции Москвы выплата таких компенсаций. И главное: кто у нас рассчитывает стоимость человеческой жизни и каким образом может быть компенсирована потеря близких?

— Как ни грустно, но потерю близкого можно исчислять в деньгах. Есть опыт на Западе. Я все время привожу пример американского полицейского. В случае его гибели семья получает гораздо большее финансовое вознаграждение, чем если бы он эти деньги зарабатывал, находясь на должности в течение какого-то времени, а потом вышел на пенсию. И ясно, что эти деньги — плата за причиненный моральный ущерб. Здесь видна забота государства. У нас пока нет такого отношения. В России на жизнь человека всегда было немножечко наплевать. Все это можно просчитать, но у нас это сейчас сложно сделать. Потому что мы продолжаем жить в стране с теневой экономикой, которая зашкаливает за 50-60%. Из-за этого суммы, которые полагаются гражданам, ничтожны, так же, как и их зарплата.

На теракты государство сразу же отреагировало. Выделило материальную помощь (сто тысяч, пятьдесят тысяч), обеспечило бесплатное захоронение. Но когда начались массовые хождения в суд, мне, юристу, больно было видеть, как адвокат обманывает своих клиентов. Я ему об этом заявил сразу: "Вы не просчитали ничего, указали мифическую сумму — миллион долларов. Тем самым вы подставляете людей". Защиту можно было поставить более квалифицированно. Нужно было посчитать конкретный ущерб. Я рад, что наконец заявили о том, что надо вред, причиненный каждому гражданину, просчитывать индивидуально. Я рад, что мы дожили до таких времен, когда гражданин пошел судиться с государством. Лет двадцать назад это было просто немыслимо.

Кстати, те граждане, жизнь и здоровье которых были застрахованы, могли получить приличные суммы. Но мы можем и обязаны пойти дальше. Зная о том, что теракты совершаются в местах большого скопления людей, власти могут ввести там систему обязательного страхования. Никого ведь не удивляет, что гражданин оплачивает страховку в самолете, в железнодорожном транспорте, сейчас в автомобильном транспорте. Это будет нормальный вид страхования.

Беседовал Константин Катанян

Депутаты разрабатывают проект закона "О представителях Законодательного собрания Санкт-Петербурга в квалификационной комиссии при Адвокатской палате Санкт-Петербурга".  »
Юридические статьи »
Читайте также