Как у Губернатора баню "помыли"

Если кто-то считает, что времена лихой приватизации закончились, то он жестоко ошибается. Во всяком случае, в Петербурге государственные объекты недвижимости имеют свойство то и дело испаряться из списков городской собственности, причем фактически за бесценок. Начиная с научно-исследовательских институтов и до социально значимых предприятий. "Версия в Питере" уже публиковала материалы о том, как баню N72, расположенную в поселке Лахта, пытаются пристроить в частный карман по цене двухкомнатной квартиры. Притом что в большинстве сельских домов нет ванн, и баня является единственным в округе местом, где сельские жители, чьи доходы, мягко говоря, невысоки, могут помыться по согласованным с городом социальным тарифам. Что станет с ней в случае перехода в частные руки, можно только догадываться. Но перспектива того, что для небогатых сельчан вход туда может оказаться закрытым, вполне реальна.

В результате журналистского расследования, проведенного в ответ на открытое письмо жителей поселка, нам удалось обнаружить прелюбопытные факты.

Вкратце напомним. Сперва директор бани, некий господин Загородников, наделал своей организации долгов на сумму около трехсот тысяч рублей. Кредитором выступила некая строительная контора, якобы осуществлявшая в бане ремонт. Позже долг перекупило загадочное ООО "Ломиар", чье местонахождение нам так и не удалось установить. Кроме того, около трех тысяч рублей банщик задолжал банку "Объединенный капитал". Причем акционером этого финансового учреждения является тоже некто Загородников, как утверждают в поселке - брат директора бани. Этот же банк - что удивительно - обслуживает и счета "Ломиара".

При всем том, что годового дохода бани хватило бы на погашение долгов раз эдак пять-шесть, Загородников уведомил директора "Ломиара", некоего господина Славина, о том, что расплатиться нет никакой возможности, и поэтому была возбуждена процедура банкротства. Пришедший же на место господина Загородникова не менее энергичный внешний управляющий господин Панасенко, задачей которого было восстановление платежеспособности вверенного ему предприятия, умудрился "повесить" на баню еще более семисот тысяч рублей долга. Причем вместо того, чтобы заплатить пресловутые триста тысяч, он за аналогичную сумму заказал услуги оценщиков и юристов, чья работа создала самые что ни на есть подходящие условия для отчуждения бани со всем ее имуществом из государственной собственности некоему ООО "Юнилаб" всего за сорок тысяч долларов! Обращает на себя внимание тот факт, что на протяжении процедуры банкротства бани она продолжала финансироваться как ни в чем не бывало - из бюджета города.

Вследствие подобной трудовой инициативы в отношении граждан Панасенко и Загородникова прокуратурой Приморского района по факту их неправомерных действий было возбуждено уголовное дело. Но странным образом органы следствия не проявили рвения, и дело "зависло".

В свое время к борьбе за сохранение бани в государственной собственности подключились и муниципальные власти, дважды побывавшие на приеме у Валентины Матвиенко.

Тем временем, еще по решению прежнего губернатора, чтобы не допустить продажи целого предприятия фактически за копейки, город в лице комитета экономики выделил деньги за счет бюджетных средств. И тут началось самое интересное: ни "Ломиар", ни "Объединенный капитал", по словам участников событий, попросту не приняли деньги.

И хотя федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в апреле 2004 года подтвердил оплату долга городом, спустя два месяца нижестоящая инстанция - арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти в лице судей Дудиной, Герасимовой и Марченко - это обстоятельство во внимание не принял и посчитал продажу бани законной. А апелляционная инстанция, рассмотрев жалобу комитета по управлению городским имуществом, не нашла оснований для отмены решения, сославшись на то, что внешний управляющий господин Панасенко отказался принять бюджетные деньги совершенно правильно, так как платить по долгам должен был не комитет экономики, а КУГИ! Кроме того, в постановлении суда указано, что "Ломиар" и Банк отрицают получение ими уведомления об уплате денег. В общем, получается так: от кого угодно мы денег не берем, да и вообще знать не знаем о них. В принципе, если выбирать между банным комплексом, реальная стоимость которого, по некоторым оценкам, составляет сотни тысяч долларов, и возвратом долга в размере жалких сотен тысяч рублей, то конечно надо брать баню.

Наиболее поразительно в этой истории то, что на подобные "исчезновения" городских объектов из государственной собственности совершенно не влияет ни смена губернаторов, ни "динамичная" работа правоохранительных органов, ни бодрые заявления федеральных чиновников о намерениях пересмотреть итоги этой самой приватизации. В общем, смелее, граждане, банкротьте госпредприятия, не бойтесь ни губернатора, ни милиции - суд вас поддержит!

Кирилл Соколов, юрист

Год назад я занимался этим делом, представляя интересы комитета по управлению городским имуществом. Собственник действительно без согласия собрания кредиторов внес денежные средства в счет погашения долга, причем сделал это на той стадии, когда Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" это допускает. В моей практике работы юристом по защите имущественных интересов Санкт-Петербурга это был единственный случай, когда город за счет средств бюджета выплатил долги государственного унитарного предприятия, находящегося в процессе банкротства. Я знаю другой пример: в ходе банкротства ГУП "Киноцентр "Ленинград" комитет по культуре и КУГИ неоднократно обращались с предложениями о погашении задолженности за счет бюджетных средств из резервного фонда губернатора Санкт-Петербурга. Однако прежним руководством города предлагавшееся решение так и не было принято, и весь имущественный комплекс предприятия, включая всем известное здание кинотеатра на Потемкинской улице, был реализован для погашения задолженности. Правда, сумма долга ГУП "Киноцентр "Ленинград" многократно превышала долги бани в ГУП "Баня N72" в поселке Лахта.

В случае с баней деньги были найдены - их внес комитет экономического развития, промышленной политики и торговли, в ведении которого находилось указанное предприятие. В связи с отказом внешнего управляющего бани и кредиторов от принятия долга, комитет в соответствии с Гражданским кодексом РФ перечислил деньги на депозит нотариуса. Кредиторы отказались принять долг, поскольку, по их утверждению, уже произошла продажа этого имущества, тем более их будто бы ненадлежащим способом уведомили. В действительности же на момент уплаты сделка по продаже предприятия была не заключена, поскольку не прошла ее государственная регистрация. Еще одним аргументом кредиторов и внешнего управляющего было то, что оплату долга производило ненадлежащее лицо. В законе же установлено, что на стадии внешнего управления процедуры банкротства обязательства должника может исполнить как собственник имущества, так и третьи лица. Эти деньги мог заплатить хоть Иван Иванович. Если занимать позицию поддержания нормального хода гражданского оборота, какой-либо экономический смысл в продаже бани обнаружить невозможно.

Целью процедуры банкротства является возврат кредиторам долга. Но при этом арбитражному управляющему вменяется законом предпринимать все возможные действия по восстановлению платежеспособности должника и сохранению его как хозяйствующего субъекта, т.е. избежать ликвидации должника и сохранить максимум его имущества. Продажа имущества, а тем более всего имущественного комплекса должника - это крайняя мера, когда нет никаких других способов удовлетворения требований кредиторов. Какой экономический интерес у кредиторов и арбитражного управляющего в продаже предприятия, если долг уже возвращен собственником имущества? Им остается только получить деньги у нотариуса, и цель, ради которой возбуждалось производство о банкротстве, достигнута. Иных интересов, кроме как возврат долга, у кредиторов по закону нет и быть не может.

С позиции здравого смысла в ситуации с баней, казалось бы, абсолютно все должны быть довольны: и кредиторы - им вернули долги, и арбитражный управляющий - платежеспособность должника восстановлена, предприятие продолжает дальше работать, и собственник - он сохранил имущество. Однако кредиторам что-то явно мешает испытать всеобщую радость и удовлетворение.

Столь настойчивый отказ от принятия исполнения долга собственником позволяет утверждать, что в действительности реальный интерес кредиторов кроется в ином. Здесь мы сталкиваемся с элементарной подменой, когда законными требованиями по возврату долга прикрывают попытку тотальной распродажи имущества должника. К сожалению, в силу несовершенства законодательства о банкротстве такие случаи в России уже давно стали банальностью.

Версия Василия Щукина

Охота на захватчика  »
Юридические статьи »
Читайте также