"Не бродить, не мять в кустах багряных..."

Эти проникновенные есенинские строки не раз вспоминались в ходе рассмотрения законопроекта "Об охране зеленых насаждений".

Такая законодательная инициатива пару лет назад почти одновременно родилась в головах сразу двух петербургских парламентариев - Виктора Евтухова и Константина Сухенко. Для ее прохождения в трех чтениях депутатам потребовалось больше года. После губернаторского вето закон был принят в новой редакции, но вновь вернулся в Мариинский дворец из Смольного без подписания. Если в первый раз парламентарии согласились с большинством претензий губернатора, то на сей раз они отвергли 11 из 12 предложенных поправок. По прогнозам специалистов, и этот вариант закона будет заветирован. Три главные действующие фигуры последней битвы за закон "Об охране зеленых насаждений" не скупились на проявление самых нежных чувств к отечественной флоре. "Я люблю деревья, особенно сирень и жасмин", - с гринписовским пылом заверил представитель губернатора в ЗакСе Михаил Бродский. "А я - всё", - по-армейски отрапортовал председатель Комитета по законодательству Игорь Михайлов. "Я люблю сирень так же, как Михаил Наумович, а может быть, и сильнее", - с истинно есенинской грустью констатировал яростно отстаивавший свой законопроект Евтухов. При этом похвальная тяга к деревцам и кустарникам не мешала оппонентам в корне разойтись по вопросам охраны этих насаждений.

По мнению депутата Евтухова, почти все поправки Смольного были направлены на "устранение конкретных формулировок" и тем самым выхолащивали суть закона. Скажем, стоило убрать норму, обязывающую собственников и владельцев земельных участков нести ответственность за свои зеленые насаждения, и инвесторы смогли бы безнаказанно вырубать мешающую их строительным планам зелень. Точь-в-точь, как в финале чеховского "Вишневого сада"... Однако г-н Бродский со ссылкой на федеральное законодательство и Земельный кодекс доказывал, что региональные законы не могут возлагать дополнительных обязанностей на землевладельцев. Равно как и ограничивать их хозяйственную деятельность рамками мелкой торговли, размещением на своих землях общественных туалетов, павильонов остановок муниципального транспорта и спортивных сооружений. В качестве примера он привел парк Победы, где расположен ГУП, деятельность которого в случае вступления рассматриваемого закона в силу может быть парализована. В ответ ему заявили, что ни к Земельному кодексу, ни к земельным участкам закон "Об охране зеленых насаждений" не имеет отношения. К сожалению, мариинские правоведы, по образному выражению вице-спикера ЗакСа Юрия Гладкова, на сей счет не смогли "сделать жестких комментариев в режиме он-лайн"... В кулуарной беседе с одним из депутатов автору этих строк довелось услышать довольно любопытную версию необходимости принятия закона, содержание которого не устраивает Смольный. Смысл ее сводился к тому, что далеко не у всех начальников под рукой Земельный кодекс, и потому необходимо в специальном законе адаптировать его ключевые положения к питерским особенностям охраны зеленых насаждений... Как бы то ни было, этот закон вновь принят и отправлен на подпись к губернатору. Суждения представителей двух ветвей городской власти о его дальнейших перспективах кардинально разнятся. Депутат Сухенко особо важной считает норму, согласно которой средства на восстановление деревьев, вырубленных в ходе строительства или хозяйственной деятельности, предусматриваются в городском бюджете отдельной строкой. Спикер ЗакСа Вадим Тюльпанов предположил, что заодно будет внесена лепта и в решение проблемы уплотнительной застройки. Однако, по словам Михаила Бродского, часть положений этого закона противоречит федеральному законодательству, а часть - возлагает обязанности на тех, кто их не вправе исполнять. Это принципиально важно, поскольку речь идет о процедуре наложения весьма солидных денежных штрафов (до 5000 МРОТов). Так что дальнейшее прохождение закона "Об охране зеленых насаждений", скорее, будет усыпано шипами, а не розами.

Михаил Кореневский

Озеленились  »
Юридические статьи »
Читайте также