Предпринимателей заставят соблюдать требования...

Предпринимателей заставят соблюдать требования природоохранного законодательства. Сергей Орлов, начальник департамента госконтроля в сфере природопользования и охраны окружающей среды Комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленобласти, рассказывает в эксклюзивном интервью корреспонденту "ДП" о проблемах экологии и работе комитета.

– Комитет по природопользованию и охране окружающей среды был создан чуть больше 3 месяцев назад. Каковы причины организации нового комитета?

– Во-первых, изменилось федеральное законодательство: 10 января 2002 года Владимиром Путиным был подписан Закон "Об охране окружающей природной среды". Кроме этого закона вступил в силу Административный кодекс РФ. Оба этих законодательных акта добавили ряд существенных полномочий субъектам Федерации и практически уравняли в правах местные и федеральные контролирующие органы. Теперь органам исполнительной власти субъектов Федерации разрешено налагать административные взыскания, взимать штрафы, направлять иски в суд о возмещении ущерба окружающей среде. Поэтому, чтобы была реальная возможность применять на практике новые полномочия, необходимо было создание современной структуры.

Второй причиной создания комитета явилось постоянное повышение интереса населения к вопросам экологии и охраны окружающей среды. Следует также отметить, что до сих пор реформа федеральных органов исполнительной власти, которая началась с подписания Владимиром Путиным указа о ликвидации Федеральной службы лесного хозяйства РФ и Государственного комитета по охране окружающей среды, идет очень вяло. Конкретных позитивных результатов пока нет: то, что было сделано, привело лишь к развалу вертикали управления природными ресурсами. Эти обстоятельства вынудили нас принять решение о создании нового комитета, дабы не допустить окончательного развала существующей системы.

Структура нашего комитета довольно проста и логична. В его состав входят три департамента: охраны окружающей среды, природных ресурсов и госконтроля. Департамент госконтроля призван следить за тем, чтобы использование природных ресурсов происходило в рамках установленных требований природоохранного законодательства и отвечало экономической целесообразности, являясь социально обоснованным.

– При Департаменте госконтроля 16 августа 2002 года создана инспекция Леноблэкоконтроль. В чем состоят ее основные задачи?

– Поскольку у Ленобласти появились новые полномочия по контролю за природопользованием, возникла необходимость в создании специального органа, который осуществлял бы реальный контроль. В этом году создается "ядро" инспекции, т.е. ее аппарат управления и начальный инспекторский состав, который будет оперативно отрабатывать поступающие от населения жалобы, взаимодействовать с федеральными органами и подразделениями МЧС. С 1 января 2003 года инспекция расширится: будет создано шесть межрайонных инспекций, которые будут находиться и работать на территории муниципальных образований.

– У нас и так много контролирующих органов. Не возникнет ли путаницы в их полномочиях?

– Создаваемая структура не будет дублировать ничьи полномочия, а займется реализацией функций, предоставленных Ленинградской области, т.е. будет помогать федеральным органам в осуществлении государственного экологического контроля. Часто федеральный контроль обвиняют в предвзятости или ведомственности, особенно это касается использования лесных ресурсов, когда федеральные органы проверяли свои же подразделения, но только в регионах. Сейчас необходимо наличие вневедомственного контроля, который позволил бы сделать проверки более объективными.

– Что дадут такие проверки?

– Новый Административный кодекс очень существенно увеличил штрафные санкции за экологические правонарушения.

– А не задушат ли такие штрафы экономику Ленобласти?

– Главная задача нашего департамента и новой инспекции заключается в создании на территории области реально действующей системы госконтроля за природопользованием. Разовыми, эпизодическими проверками, которые имели место в прошлом, ситуацию переломить невозможно. Нужна плановая система, которая позволит иметь губернатору, правительству и населению области достоверную информацию о состоянии окружающей природной среды и уверенность в том, что все организации, работающие на территории области, соблюдают требования природоохранного законодательства. Наша задача состоит не в том, чтобы наложить как можно больше штрафных санкций или поймать как можно больше нарушителей, а в наведении порядка, исправлении сложившейся ситуации. Нужно привести деятельность хозяйствующих субъектов в соответствие с природоохранным законодательством.

– Пока создается инспекция, уничтожение лесов в области идет катастрофическими темпами.

– Эта проблема очень многогранна. Во-первых, для обывателя любая рубка, которая происходит в лесу, воспринимается как катастрофа. Мы не можем не рубить древесину: большая часть предметов быта изготавливается именно из дерева. Другой вопрос, что заготовка древесины должна вестись в соответствии с установленными требованиями. На любой охраняемой природной территории, за исключением заповедников и национальных парков, могут производиться выборочные рубки.

– Тем не менее вырубки ведутся так, что после их проведения остается столько веток и сучьев, что через них не пройдет и медведь.

– Действительно, первые 1-2 года после рубки лес выглядит неприглядно, но в дальнейшем ветки утрамбовываются и перегнивают. Ветки оставляются в лесу специально и служат для поддержания естественного баланса в лесной экосистеме. У государства нет денег для удобрения леса, и естественный перегной идет ему во благо.

– На Западе, очевидно, придерживаются другого мнения?

– Могу привести конкретные примеры. Почему-то принято хвалить скандинавские технологии выращивания и рубки леса. Скандинавская модель заключается в том, что лес рассматривается как огород, с которого должен быть снят высокий урожай. Поэтому все больные и некондиционные деревья выпиливаются, все сучья и ветки из леса вывозятся и отправляются на переработку. Но сегодня эта модель потерпела сокрушительное поражение ввиду того, что почва очень сильно обеднялась, так как не было естественного перегноя. Кроме того, нарушилось естественное развитие грибов и насекомых, которые были лишены привычных экологических ниш. В таком лесу происходят мутации, даже возникают виды насекомых, которые начинают повреждать здоровые деревья. Например, в Германии 10-15 лет назад по этой причине пришлось вырубить огромное количество елей.

– Неужели за это время технологии не изменились?

– Я недавно был в Швеции, где сейчас, как и в России, сучья и ветки после рубки остаются в лесу. Используются даже методики, предписывающие оставлять пни высотой 1,5 метра, для того чтобы на них селились грибы и насекомые. Система ведения лесного хозяйства в России является приемлемой с экологической точки зрения и позволяет рассматривать лес не как огород, а как естественную экосистему. В Европе естественного лесного ландшафта практически не осталось: леса очень разрежены и больше напоминают парки.

– И все-таки, как будут пресекаться несанкционированные рубки леса?

– Наша задача – заставить работать федеральные органы управления лесным хозяйством, потому что они "расслабились" и, как показывают проверки, работают неэффективно. Сегодня сложилась парадоксальная ситуация: органы, отвечающие за лесное хозяйство, практически самоустранились от выполнения своих обязанностей.

– А что может сделать один лесничий?

– Действительно, сегодня наблюдается недокомплект государственной лесной охраны (ГЛО). Тем не менее даже при наличии сегодняшней численности она способна выполнять свои задачи. Вопрос не в увеличении численности сотрудников лесхозов, а в улучшении качества их работы.

В статье 77 Лесного кодекса РФ прописаны очень широкие полномочия сотрудникам ГЛО, даже большие, чем у сотрудников милиции. Например, если протокол об административном правонарушении может составить только офицер милиции, то в ГЛО лесник вправе самостоятельно создать такой документ. Кроме того, именно на ГЛО возложены функции наложения арестов, задержания транспортных средств, обеспечения правопорядка на территории лесного фонда.

– Получается, что лесники сами не хотят использовать свои полномочия?

– Не совсем так. К сегодняшней ситуации привел ряд объективных причин. Это развал системы управления природопользованием, отсутствие необходимого бюджетного финансирования, так как те средства, которые выделяются на сегодняшний день, просто несерьезные.

Нарушители могут дать взятку леснику большую, чем его годовая зарплата. О чем еще говорить...

МПР должно обратить внимание на своих сотрудников. Аналогичная ситуация складывалась лет 10 назад на железной дороге, когда проводники абсолютно не заботились о пассажирах, а проезд в вагоне напоминал сущий ад. Сейчас ситуация кардинально изменилась в лучшую сторону, потому что проводникам платят достойную зарплату, возникает даже конкурс для устройства на эту должность. Почему бы аналогичным образом не поступить и МПР?

– У наших лесов есть еще один враг – это лесные пожары, с ликвидацией которых дела обстоят не очень хорошо. В чем причина?

– Тушением лесных пожаров занимаются три структуры: ГЛО, МЧС и пожарные. При тушении лесных пожаров сегодня важно использовать те силы и средства, которые имеются. Главная беда не в том, что не хватает техники, а в неграмотном использовании сил и средств. Когда происходят лесные пожары, то необходимо, чтобы все структуры реагировали на это как на ЧС. Если возникает большое количество пожаров, то должны быть приостановлены все работы по лесозаготовке и мобилизованы все силы и средства лесопользователей для ликвидации возгорания. Пожар сразу полностью потушить нельзя, поэтому очень важно ограничить зону его распространения.

ГЛО совместно с МЧС удерживают ситуацию под контролем: практически все пожары удается вовремя локализовать. Тушение пожара – это борьба со следствием. А причина – безответственное поведение граждан в лесу.

Недавно совместно с МЧС мы делали облет на вертолете лесных массивов в Киришском районе и выяснили, что кроме двух болотных пожаров все остальные возникают в непосредственной близи к садоводствам. Поэтому, пока у людей не изменится отношение к поведению в лесу, мы будем гореть, как шведы под Полтавой.

– При Комитете по природопользованию и охране окружающей среды Петербурга создан "зеленый телефон", с помощью которого горожане пытаются донести до чиновников волнующие их экологические вопросы. Планируется ли подобная структура в области?

– Единого телефона пока нет, хотя в 2003 году такая форма работы с населением будет создана. Сейчас по программе "Диалог" работает целая сеть общественных приемных. Кроме того, каждый житель области имеет возможность обратиться со своими проблемами к муниципальным властям.

Стандартное нарушение, которое допускается хозяйствующими субъектами, – работа без необходимой природоохранной документации (лицензий, разрешений и т.д.) повлечет за собой наложение штрафа 40-50 тыс. рублей.

В Ленобласти более 4500 человек работают в подразделениях ГЛО, 28 лесхозов Министерства природных ресурсов (МПР), 10 сельских и три военных лесхоза.

Зарплата лесника составляет 700-1000 рублей в месяц. Инспектор Главного управления получает 1,5-2 тыс. рублей в месяц. При этом суммы исков и штрафов составляют весьма солидные цифры, а сумма ущерба окружающей среде иногда превышает 1 млн рублей только по одному протоколу.

Александр Новиков

Путин и Касьянов полюбили природу  »
Юридические статьи »
Читайте также