Владимир Мау: "Не надо провоцировать кризис в Китае"

Правительство ставит перед собой задачу повышения темпов роста экономики и снижения их зависимости от сырьевого экспорта. Что для этого нужно делать, знают все: создавать благоприятный предпринимательский климат и привлекать инвестиции в перерабатывающую промышленность. Но в вопросе о том, как это делать, чиновники расходятся. Законопроект "Об особых экономических зонах" (ОЭЗ), сулящий инвесторам налоговые и таможенные льготы, почти год кочует по коридорам министерств. По информации "Известий" в минувшую субботу глава Минэкономразвития Герман Греф провел совещение, на котором обсуждались перспективы ОЭЗ, и в феврале опять будет вносить законопроект в правительство. Один из авторов проекта, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау сказал в интервью корреспонденту "Известий" Елене Короп, что особые зоны в России появятся только после политического решения президента.

-Давайте сначала разберемся в терминах. Обычно говорят про свободные экономические зоны, но законопроект посвящен особым зонам. Есть какая-то разница?

- В нашем случае это одно и тоже. В законопроекте говорится об "особых зонах" просто потому, что этот термин был признан политически более приемлемым. Но вопрос не в определении, и даже не в тексте закона, а в принципиальном решении: идти по этому пути или нет. Все доводы "за" и "против" хорошо известны. Стороны, как в известном анекдоте, уже могут обмениваться номерами аргументов. Идея ОЭЗ поддерживается всеми, кроме Минфина, который является противником всяких льгот и опасается появления налоговых дыр. Опасения Минфина понятны, я сам их разделял до какого-то момента.

-Что же вас переубедило?

- Понимание того, что помимо общих макроэкономических условий необходим дополнительный стимул, который бы подтолкнул инвесторов. Ответственной экономической политикой в наши дни никого не удивишь, и у инвестора есть широкий выбор. А зачем ему идти в Россию с ее небольшим опытом стабильности, когда капитал вольготно чувствует себя в других странах?

Кроме того, работа над законопроектом. Я и мои коллеги полагали, что, не будучи фанатичным сторонниками идеи ОЭЗ, сможем прописать в нем достаточно жесткие механизмы, позволяющие избежать злоупотреблений, о которых говорит Минфин.

- Минфин учитывает предыдущий негативный опыт?

-Созданные в начале 90-х годов многочисленных свободные зоны практически не работают. Их опыт действительно крайне неудачен. Но тогда не было ни единого закона, регламентирующего деятельность ОЭЗ, ни понимания задач, которые стоят пред зонами. Региональные власти и заинтересованный бизнес при лоббировании СЭЗ добивались максимального перечня льгот (благо льготы носили индивидуальный характер), а слабая государственная власть не могла ни противостоять давлению, ни воспрепятствовать нарушениям.

В результате механизм ОЭЗ становился способом ухода от налогов и способствовал не привлечению инвестиций, а перераспределению финансовых ресурсов в пользу наиболее влиятельных в данном регионе групп интересов.

- Как можно избежать повторения ошибок прошлого?

- Предоставлять льготы только под новые инвестиционные проекты и только предприятиям, зарегистрированным на территории зоны и занимающимся производственной деятельностью. Торговля и посреднические услуги должны функционировать на общих основаниях. Причем стимулы нельзя ограничивать лишь налоговыми льготами. Сами по себе они действительно опасны и могут стимулировать коррупцию. Необходима целая система стимулов: упрощенные таможенные процедуры, порядок регистрации и проверок, ускоренное согласование инвестиционных проектов. Кроме того, государство должно гарантировать неизменность установленных им правил ведения бизнеса на 10-15 лет.

- Предприятия из каких отраслей смогут пользоваться льготами?

- Точно можно сказать, под какие отрасли особые зоны создавать нельзя: нефтегазовая, металлургическая промышленность, производство военной техники, подакцизных товаров. Они и так развиваются хорошо. По моему мнению, любое перерабатывающее производство достойно того, чтобы стимулироваться. Но целью ОЭЗ должно стать привлечение инвестиций в передовые высокотехнологичные производства, особенно ориентированные на экспорт.

- Главный аргумент противников законопроекта: все территории захотят создать у себя особую зону.

- Я не думаю, что будет очень много желающих. В законопроекте есть понятные ограничительные механизмы. Зоны должны создаваться там, где власти готовы инвестировать в инфраструктуру. В мировой практике расходы на обустройство инфраструктуры для ОЭЗ достигают $40 млн на кв.км. Если обязать субъект федерации вкладывать в 1 кв.км хотя бы $20 млн, круг претендентов резко сузится, а заявки будут предполагать серьезные экономические расчеты. К тому же правительство может проводить конкурс среди регионов. Например, объявить, что в этом году мы создаем две зоны, и смотреть, какой регион предложит лучшие условия.

Еще один ограничитель: территория ОЭЗ не должна превышать 10 кв.км и соответственно не может совпадать по размерам с территорией субъекта. Кроме случаев, когда регион отделен государственными и естественными границами. Таких субъектов всего два - Сахалин и Калининградская область. Но если общество сочтет, что здесь нужны ОЭЗ, необходимо будет принять отдельные законы.

- Какие задачи призваны решать особые зоны?

- В развитых странах - например, в США - большое распространение получили зоны свободной торговли и технико-внедренческие зоны. Здесь основная задача - развитие депрессивных регионов, отдельных высокотехнологичных секторов и даже конкретных предприятий. В развивающихся странах (Китай, Южная Корея) преобладают экспортно-ориентированные ОЭЗ, нацеленные на привлечение иностранных инвестиций и призванные способствовать достижению высоких темпов роста экономики и ее структурному обновлению. На данном этапе именно эти цели ставятся перед российскими ОЭЗ.

Если же рассуждать в широком историческом контексте, российские ОЭЗ должны стать одним из инструментов, способствующих осуществлению постиндустриального прорыва. В этом сейчас, на мой взгляд, основная задача России. В индустриальной логике Россия - при прочих равных условиях - не может на равных конкурировать с большинством других стран. Энергоемкость промышленного производства у нас всегда будет выше, чем в том же Китае. В постиндустриальной экономике, стержнем которой является производство высокотехнологичных услуг, этот фактор играет гораздо меньшую роль. Потому будущее нашей страны или в постиндустриальном мире, или оно очень печально.

Правительство хочет получить высокие темпы роста экономики, но гораздо важнее качество роста, которое обеспечивается инвестициями в несырьевое производство. Жесткого рецепта, как заставить прийти инвестора, нет. Можно спровоцировать политический кризис в Китае (шучу, конечно) или создавать приманки здесь. Особая зона - одна из таких приманок. С точки зрения экономической теории неравные условия для бизнеса - это не очень хорошо. Но практически все случаи успешных социально-экономических прорывов происходили при наличии этих зон.

- Когда Россия сможет начать свою историю прорыва?

- После того как будет принято политическое решение о создании ОЭЗ. Риски того, что этот механизм не сработает, есть. В мире насчитывается около 1200 ОЭЗ, но успешными можно назвать лишь несколько десятков, потому наличие зон еще не гарантирует скачка вперед. Но риски от отсутствия инвестиций гораздо выше.

Еще серьезнее риски другого характера. На фоне замедления темпов роста все чаще звучат призывы в адрес правительства перейти к традиционной промышленной политике, предполагающей определение приоритетных отраслей, "назначение передовиков" и соответственно закачивание в них огромных государственных ресурсов. Обеспечить таким образом высокие темпы роста несложно. Но возвращение к методам индустриального прошлого было бы очень опасно - в современном мире приоритеты меняются быстро и в принципе не поддаются "централизованному учету". Источником прорыва может быть лишь стимулирование частной предпринимательской активности, на что и нацелен законопроект.

Справка "Известий"

Работа над законопроектом об особых экономических зонах продолжается, и вполне возможно, учитывая непримиримую позицию Минфина, к моменту третьего внесения в правительство документ претерпит изменения. Минфин не согласен с предложениями авторов законопроекта по льготному налогообложению участников ОЭЗ. Проект предусматривает трехлетнее освобождение от уплаты налога на прибыль. Затем в течение еще 5 лет к предприятиям применяется пониженная ставка налога, при условии, что они вкладывают в развитие производства более 80% прибыли. По истечении этого срока налог на прибыль будет уплачиваться в полном объеме. Срок действия ОЭЗ планируется установить в 20 лет.

Законопроект предполагает создание промышленно-производственных (на территории не более 10 кв.км) и технико-внедренческих (не более 1 кв.км) зон. Регион, претендующий на создание ОЭЗ, должен будет найти инвестора и представить правительству технико-экономическое обоснование необходимости ОЭЗ, предварительно согласовав его с муниципалитетами и Минэкономразвития. Эта процедура займет около 2 лет. В Минэкономразвития рассчитывают, что в апреле одобренный правительством законопроект об ОЭЗ будет внесен в Госдуму, а первая особая зона появится в России уже в 2006 году.

Елена Короп

МЭРТ внесет в правительство РФ законопроект об особых экономических зонах в феврале 2003г.  »
Юридические статьи »
Читайте также