Можно ли обанкротить губернии

Новую долговую политику России комментирует заместитель министра финансов РФ Белла Златкис

Долговая стратегия Минфина предусматривает, что со временем внешние заимствования России будут сокращаться, а внутренние - расти. Если на 1 января 2002 года они составляли 680 миллиардов рублей, то в 2004 году вырастут до 1 триллиона, а в 2005 - до 1,2. Свое решение авторы концепции оправдывают тем, что внешние долги "являются серьезным фактором риска".

По просьбе редакции "Российской газеты" ситуацию комментирует заместитель министра финансов РФ Белла Златкис.

- Белла Ильинична, первый вопрос, от которого трудно удержаться: неужели российский инвестор забыл о 1998 годе, когда обрушилась огромная пирамида ГКО, подкосившая не только финансовые планы тысяч крупных фирм и банков, но и повлекшая обвал рубля, дефолт в конце концов? Откуда у финансистов уверенность, что в этот раз на государственные бумаги появится устойчивый спрос, что их вообще кто-то будет покупать?

- Во-первых, отнюдь не только и не столько ГКО обвалили нашу экономику. Прошло пять лет, можно уже отойти от популистских эмоций и признать, что причиной кризиса был не инструмент, а бюджетный дефицит, ошибочная валютная и налоговая политика.

Нынешняя ситуация полностью отлична от той, которая была в 1998 году. Во-первых, мы не первый год имеем профицит бюджета, тогда как в 1996 - 1998 годах дефицит доходил до 30 процентов. Фактически страна жила в долг. За счет займов шло даже финансирование зарплаты бюджетников.

Во-вторых, ГКО и другие государственные бумаги на фондовом рынке продавались с очень коротким сроком погашения и с очень высокой доходностью, что было связано с недоверием к монетарным властям, имеющим огромный дефицит, не собирающим налоги, поддерживающим завышенный курс рубля при низкой цене на нефть. Сейчас картина принципиально иная: мы размещаем длинные долги по очень низким ставкам.

- Действительно, наблюдатели отмечают, что "длинные" бумаги Минфина со сроком погашения через 10 лет с достаточно низкой доходностью - 9,5 процента годовых на торгах расхватали как горячие пирожки. Но у вас теперь появились и бумаги со сроком погашения 15 лет. Какие гарантии, что через 10 - 15 лет люди получат назад свои деньги?

- 1998 год был еще и беспрецедентным из-за крайне низкой цены на нефть, среднегодовая цена составила 12,3 доллара за баррель. Тогда у Правительства не было финансовых резервов, а только одни долги. Сегодня же существует резерв - более 200 миллиардов рублей, создаются Стабилизационный фонд, страховой механизм на случай, если цены на нефть упадут ниже отметки 12 долларов. Инвесторы оценивают все макроэкономические факторы и покупают длинные бумаги.

- На фондовом рынке играют только профессионалы - компании, фонды, банки, хотя призывы использовать деньги населения звучат постоянно. В этой сфере что- нибудь изменится?

- Если говорить о людях, которые не занимаются инвестированием систематически и их это не интересует, то для них самый надежный способ вложить свои деньги - это банки. Потому что даже та пониженная ставка, которую предлагают сейчас Сбербанк и другие банки, превышает ставку доходности по государственным ценным бумагам. Однако есть категория граждан, которые не верят никаким банкам.

Для них сейчас мы совместно с Центробанком разрабатываем Национальную систему сбережений (НСС) и надеемся завершить работу к концу года. Доходность на этом рынке в ближайшие год-два вряд ли превысит 7 -10 процентов годовых. И предложить населению выйти на рынок с такой низкой доходностью, на мой взгляд, не очень правильно. Но я думаю, что так будет не всегда. Разрешится политическая ситуация вокруг Ирака, упадут цены на нефть, взлет которых "посадил" ставки по банковским депозитам. Поэтому мы строим эту систему и надеемся, что население сможет вкладывать через нее деньги.

- Недавно Правительство решило занять у Пенсионного фонда. Хотя еще прошлым летом его глава Михаил Зурабов готов был дать государству в рост деньги будущих пенсионеров. Но почему-то тогда его предложение встретили прохладно, хотя речь шла о возможности вложить в какие-то бумаги или даже целевые проекты десятки миллиардов долларов. Какова ситуация сейчас?

- Нельзя говорить о пенсионных деньгах в отрыве от пенсионной реформы. Напомню, что Закон "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ" в полном объеме начал действовать только с 1 января текущего года. И сейчас идет работа над подзаконными актами, в которых будет прописано, как, куда направлять средства пенсионных фондов, какие управляющие компании будут этим заниматься, и так далее. Ведь не надо забывать о том, что это длинные деньги, которые надо защитить от рисков. Работодатель перечисляет их в виде налогов сейчас, а получать пенсии граждане будут через многие годы.

Закон построил сложную систему защиты, в которой много ограничений для инвестирования пенсионных средств. Управляющие компании могут вкладывать их не только в государственные ценные бумаги, есть еще в девять видов активов - это и акции, и облигации корпораций. Пока же на рынке пенсионных денег мало. В прошлом году в рублевые госбумаги было проинвестировано около 15 миллиардов рублей. Причем надо отметить, что Пенсионный фонд был самым удачным инвестором, который вложился в длинные бумаги под 17,1 процента годовых. Плюс они заработали на евробондах порядка 10 процентов в валюте.

И еще один фактор. С 1 января 2004 года каждый гражданин сможет сам выбрать ту систему, которую будет использовать для накапливания будущей пенсии. И вполне вероятно, что негосударственная пенсионная система окажется более привлекательной, нежели государственная.

- Вы знаете, что в некоторых регионах сейчас сложилась просто трагическая ситуация: Иркутск взял взаймы 30 миллионов, чтобы расплатиться с учителями, в Калининграде подходит срок погашения 5-летнего займа в 30 миллионов долларов, и власти не готовы его выплачивать. Конечно, это прямо не относится к теме госдолга, покупке ценных бумаг или даже долгов по старым вкладам в Сбербанк, мы о нем поговорим чуть ниже. Но, согласитесь, такая финансовая несостоятельность во многом подрывает доверие к власти вообще и к ее экономическим новациям в частности. Кстати, МВФ разрабатывает концепцию банкротства стран-должников. А если вдруг российские регионы начнут объявлять дефолты? Рассматривается ли у нас в стране подобный механизм банкротства регионов?

- Сейчас есть всего несколько территорий, у которых не урегулированы долговые проблемы. Это не кризис, на самом деле они могут и заплатить долг, и выполнить все обязательства перед гражданами. Но ведь часто как считают: раз брал другой губернатор, то новому платить ни к чему. Однако брала-то взаймы территория, а не лично губернатор. Так что мы будем настаивать на том, чтобы они расплачивались, иначе перед территорией закроется всякий путь для инвестиций.

Что касается банкротства территорий, то идет административная реформа, в ее концепции затрагиваются ситуации, при которых территория оказывается несостоятельной. Думаю, в русле решений по разграничению властных полномочий будет прописан и этот вопрос.

- Существуют долговые обязательства Сбербанка 1990-1992 годов. В редакцию "Российской газеты" приходит много писем, можно ли выйти на рынок и продать кому-то свои долги с тем, чтобы получить деньги сегодня, а не ждать, когда подойдет его очередь. Предусмотрены ли здесь какие-то регламентации?

- Купить и продать можно и сейчас. Достаточно переуступить право требования по вкладам - и все дела. Проблема в том, что эти вклады признаны долгом в Сбербанке. В 1995 году принят Закон, который предполагает, что все эти долги переведут в долговые рубли и они будут обращаться на рынке.

Этих долгов в долговых рублях на сегодняшний день порядка 10 триллионов - три бюджета Российской Федерации. Если их выпустить на наш фондовый рынок, то вместо госдолга в 40 процентов ВВП мы получим 140 процентов ВВП и из этого не вылезем уже никогда.

Каковы наши возможности расплатиться с вкладчиками Сбербанка? С 1996 года выплачиваются компенсации. Сейчас по тысяче рублей получают вкладчики уже 1942-го и 1945 года рождения, по второму разу начали получать самые старые вкладчики. Если в первые годы мы выделяли на эти цели по два-три миллиарда рублей, то в прошлом году - уже свыше 16 миллиардов, в этом - 20 миллиардов, а в следующем - значительно больше.

Конечно, следует принять закон, который определит, исходя из реальных возможностей, когда и сколько государство выплатит по "дореформенным вкладам". Проект такого закона Правительством внесен в Государственную Думу. Возможно, в ходе обсуждения позиции депутатов и Правительства будут сближаться, но для этого мы и призываем Думу начать конструктивный диалог, чтобы уже современное поколение вкладчиков могло получить компенсации.

Татьяна Конищева, Иван Сидоров

Утром - деньги, вечером - стулья  »
Юридические статьи »
Читайте также