Инвестор — мигрант?

Санкт-Петербургская международная бизнес-ассоциация и городская Торгово-промышленная палата провели для менеджеров, заинтересованных в использовании иностранных сотрудников, встречу с чиновниками федеральных ведомств, города и области.

Закон № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» вступил в силу в 2002 году. Но вопросов о том, как его правильно применять в сфере трудовых отношений, еще очень много. Большинство работающих в стране иностранцев — нелегалы из бедных стран, никаких прав и обязанностей у них нет. По весьма примерным подсчетам, на одного зарегистрированного мигранта приходится до десяти нелегальных. Законы и нужны для того, чтобы нелегалов было как можно меньше.

Российское государство (как и всякое другое) заинтересовано, чтобы свободные места на больших и малых производствах в первую очередь занимали обладатели его паспортов. Заместитель руководителя департамента Службы занятости СПб Павел Панкратов отмечает, что сейчас нехватка рабочей силы в городе несколько снизилась: еще несколько месяцев назад в банке данных числилось 60 тысяч вакансий на 16 тысяч безработных, сейчас уже 47 и 21 тысяча, соответственно. Тем не менее дефицит кадров продолжает оставаться серьезной проблемой, а систему ПТУ еще предстоит возродить.

В прошлом году в департамент Федеральной службы занятости по Санкт-Петербургу от работодателей поступило 1998 запросов о целесообразности использования зарубежных сотрудников в общей сложности на 18,2 тысячи человек, из них 11,5 тысячи человек — из бывших советских республик. В Ленинградской области цифры скромнее — 667 запросов на привлечение 9,5 тысячи сотрудников. Отказов службы занятости практически не было.

В Ленинградской области разрешение на работу официально получили граждане 44 государств, даже таких далеких, как Бразилия и Исландия. Но, разумеется, количественно доминируют наши ближайшие соседи из стран СНГ. На граждан Украины приходится половина всех иностранных рабочих. На втором месте — подданные Турции (на расширении табачной фабрики «Филип Моррис Ижора» заняты более 800 турецких строителей). Далее по убывающей — приезжие из Узбекистана, Молдавии, Азербайджана и т. д.

Представители и городской, и областной служб занятости отмечают, что в среднем на рассмотрение запросов уходит 2,5 недели.

Положительное заключение службы занятости — это зачастую далеко не все, что нужно для приглашения мигранта. Если с его родиной действует визовой режим, нужно получить визу. Как правило, она оформляется через органы МВД (в редчайших случаях — по линии МИД).

Жизнь показала, что официально или нелегально малоквалифицированная рабочая сила из государств СНГ берет все миграционные барьеры. Намного сложнее ситуация с законопослушными бизнесменами и высококвалифицированными специалистами, которым статус и менталитет не позволяют нарушать порядки чужого государства.

Начальник отдела по вопросам трудовой миграции и контроля за использованием иностранной рабочей силы управления по делам миграции ГУВД СПб и ЛО Антонина Четверикова отмечает: «Главный недостаток федерального закона в том, что он ко всем приезжим относится одинаково: к инвестору, желающему вложить в нашу экономику средства, топ-менеджеру компании мирового уровня он подходит так же, как к подсобному рабочему из ближнего зарубежья».

По ее словам, бывают случаи, когда при прохождении канцелярий бумаги терялись или попадали в «долгий ящик», и, несмотря на отсутствие серьезных претензий, по существу бизнесменам или руководителям производств приходилось ждать разрешения на работу по 6 — 8 месяцев.

Если иностранец хочет учредить фирму в России и решает въехать в нашу страну, по рабочей визе он этого сделать не может — фирмы-то еще нет. Конечно, это затруднение легко обойти через покупку готовой компании у номинального учредителя-россиянина. Проблема решается, но неприятный осадок от уловки у законопослушного бизнесмена в душе остается. Другая типичная ситуация: иностранец — генеральный директор российской компании, осуществляет только стратегическое руководство фирмой, благо возможности современных систем связи позволяют отслеживать положение дел на разных континентах, не выходя из комнаты. Текущим же управлением компании занимается россиянин — исполнительный директор. Но иностранному генеральному директору несколько раз в год появляться в нашей стране все же необходимо. И, чтобы не проходить все круги миграционно-милицейских служб, формально поедет он не на работу, а как турист или гость — так легче оформить документы. Тоже вроде бы «мелочь», но солидного человека, ведущего крупный бизнес, такой статус отчасти унижает.

Представительница Торгово-промышленной палаты рассказала, что, оформляя приглашения для получения виз (через ТПП идут только крупные бизнесмены), приходится официально гарантировать, что иностранец финансово обеспечен на уровне российского прожиточного минимума (не менее 100 евро в месяц) и будет проживать не менее чем на 9 квадратных метрах площади, а также располагает средствами для покупки обратного билета. «Каждый раз стыдно перед нашими подопечными», — призналась она.

Так же как известны случаи, когда службы занятости требовали от зарубежных компаний выставлять в общедоступный банк вакансий посты руководителя их российских филиалов или представительств. Формально это должно обеспечить право на трудоустройство российских безработных, но назначение на ключевые должности всегда было прерогативой руководства.

Все эти трудности и неизбежные «мелкие хитрости» по их обходу и создают образ нашей страны как нецивилизованной и тяжелой для бизнеса территории.

Лично Антонина Четверикова выступает за предельное упрощение разрешения на работу для инвесторов и владельцев предприятий.

Правда, тут есть другая опасность — легализация неконтролируемой миграции. Ведь в нашей стране в полном соответствии с законом учредить фирму можно, располагая условным «капиталом» в 10.000 рублей. (Несколько лет назад для иностранцев-менеджеров существовал облегченный режим въезда, но от него пришлось отказаться — были попытки создать фирмы с минимальным уставным капиталом, пятью руководителями и полным отсутствием какой-либо деятельности.)

Но в различных странах мира накоплен опыт облегчения жизни для инвестора-иностранца. Покупка крупного пакета долгосрочных государственных облигаций, депозит в госбанке обеспечивают вид на жительство, а через несколько лет — и гражданство. (Разумеется, при обязательном условии, что капитал нажит легальным путем.)

Усложняя жизнь нелегальным гастарбайтерам, нельзя отпугивать инвесторов.

Михаил Алексеев

Мигрантам придется жить в законе Международный форум - Будапештский процесс - прошел в Петербурге  »
Юридические статьи »
Читайте также