"Сначала "ЧАРА". теперь СОДБИЗНЕСБАНК"

Новое общество обманутых вкладчиков зародилось в пятницу в Москве. С самого утра к центральному офису Содбизнесбанка, лицензия которого была отозвана накануне, съезжались люди. Они составляли списки, занося в них контактные телефоны, и выражали готовность собраться, если что. И хотя объявление на дверях банка обещало начать выплаты в будущий вторник, никто из приезжавших возможность такого "если что" не исключал.

Двери центрального отделения Содбизнесбанка на Красной Пресне были закрыты с утра. На стекле висело объявление о том, что все вопросы с выплатами будут решаться 18 мая. Рядом переминалась с ноги на ногу пенсионерка Татьяна Алексеева с пополняемым списком вкладчиков. Она стояла уже часа два, замерзла и надеялась передать список кому-нибудь еще. Но никто сменить ее не соглашался - у всех были неотложные дела.

- Я вахту приняла в час дня, - рассказала "Известиям" Татьяна Алексеева. - Женщина, которая передо мной была, сказала, что утром все решил взять на себя какой-то мужчина. У него юридическое образование, он готов все организовать и позже заберет эти списки. Нам ведь нужно будет что-нибудь делать, если деньги не вернут.

Люди подходили почти каждую минуту и без лишних вопросов вносили в список данные о себе. Каждый выражал надежду, что деньги из банка вытащить все же удастся, что повторения "Чары" и МММ не будет. Но каждый в глубине души очень боялся худшего.

- Я как вчера по телевизору услышал, так до сих пор места себе найти не могу, - делился мужчина лет пятидесяти, в кожаной куртке и с кожаным портфелем. Имя он назвать не захотел, сказал лишь, что работает заместителем гендиректора коммерческой фирмы. - Ведь что обидно: в третий раз попадаю. Сначала в "Чаре" - после стольких мытарств выплатили нам копейки. Потом в 98-м, но тогда это всех коснулось. И вот теперь это. Я специально все рейтинги изучал, казалось - надежный банк и процент хороший. Кто ж знал, что они с бандитами свяжутся. Но вы сами посудите, если нас сейчас обманут, потом вообще никто деньги в банки не понесет. Так что я надеюсь, что хоть на этот раз с нами поступят по-человечески.

- Я тоже в "Чаре" вкладчиком была, - вставила Полина Маркова, небольшого роста пожилая преподавательница, - все сбережения потеряла.

- А зачем снова деньги в банк понесли? - удивился я.

- Потому что здесь процент был очень хороший, - без колебаний заявила Маркова. - К тому же приняли ведь закон, по которому наши вклады страхуются.

- Не работает этот закон еще, - заместитель гендиректора смачно сплюнул, развернулся и ушел.

К дверям банка подошла маленькая старушка в замызганном зеленом пальто, с двумя авоськами пустых бутылок.

- Покажите, где нужно расписаться, - твердо заявила она, - я тоже вкладчица. Пишите: Тарнопольская Нелли Иосифовна.

Несколько человек недоуменно уставились на нее. Координатор пожала плечами и внесла данные в "базу".

- Я вам вот что скажу, - продолжала Тарнопольская, - у меня тоже самое в Промстройбанке было. У них в 98 году тоже лицензию отозвали, а у меня там 40 тысяч рублей лежало. Так мы постоянно писали, пикеты собирали, и нам все выплатили. Только без процентов. И через два года.

В считанные секунды Нелли Тарнопольская стала центром внимания.

- И что, нам теперь два года ждать? - поникшим голосом поинтересовался мужчина средних лет.

- Не думаю, - авторитетно, подбоченясь, принялась объяснять Тарнопольская, - тогда банк обанкротился, а сейчас никакого банкротства нет. Все наши деньги целы. Но я на всякий случай с утра уже написала письмо Путину, Медведеву и Фрадкову. Только что отправила. Написала, чтобы не допустили негативного развития ситуации.

Я отвел просвещенную пенсионерку в сторону.

- А у вас много денег здесь лежит?

- Не скажу, банковская тайна, - заявила она, но, призадумавшись, продолжила, - у меня два вклада было, процентов две тысячи с лишним получала. Но вы так напишите, чтоб они знали: мне эти деньги нужны на ремонт, холодильник и зубы.

Она засеменила в сторону метро, не объяснив, кто такие "они". А к дверям уже подошли новые люди.

Чего ожидать вкладчикам

Содбизнесбанк должен вкладчикам 2,3 млрд рублей. Пока нет ясности, все ли эти вклады "настоящие" - одним из бизнесов банка были зарплатные схемы. Поэтому велик шанс, что реально пострадавшие вкладчики претендуют на меньшую сумму. Из бесспорных активов у банка есть только размещенный в ЦБ фонд обязательных резервов (ФОР), в котором на 1 апреля находятся 314 млн рублей.

Что же ждет вкладчиков, пока непонятно. В пятницу руководство Содбизнесбанка так и не появилось на рабочих местах. Правда, в интернет-форумах, где банковские аналитики общаются друг с другом, в день отзыва лицензии (в четверг) зампред правления Содбизнесбанка Евгений Катков уверял народ, что "деньги у банка есть, а работать не можем". Правда, к пятнице высказывания из сайта исчезли.

Сейчас в закон "О банкротстве кредитных организаций" внесена поправка - об ускоренной выплате денег обанкротившихся банков их вкладчикам-физлицам. Согласно поправке, вкладчики имеют шанс получить 70% средств, находящихся на корсчете банка в течение 70 дней с момента признания банка банкротом. В случае с Содбизнесбанком этот вариант осложнен тем, что признать банк банкротом будет сложно: банк не задерживал никому никаких выплат, пока в него не пришла временная администрация ЦБ.

Вкладчиков Содбизнесбанка должен взволновать еще один вопрос. По закону банки должны сообщать в Комитет (теперь - Федеральную службу) по финансовому мониторингу информацию о всех сделках частных лиц выше $20000. Одним из оснований для отзыва лицензии Содбизнесбанка стало то, что банк этого не делал. Поэтому граждан, которые соблазнились высоким процентом и отнесли в Содбизнесбанк значительные сбережения, может ждать еще один неприятный сюрприз. Возвращать деньги будет не только конкурсный управляющий, но и представитель "компетентных органов". С вопросом: а откуда у вас вообще такие деньги?

Наталия Орлова

Владимир Демченко

Счетная палата погорячилась Мост-банк банкротили без нарушений закона  »
Юридические статьи »
Читайте также