Очередь в сберкассе создали: террористы

Напуганные репрессиями в отношении квартирных должников, петербуржцы в первые две недели октября побежали оплачивать сентябрьские счета. Но в сберкассах граждан ожидал еще один «сюрприз»: очереди стали длиннее, а их движение замедлилось. Квитанции, выписанные в детском саду, поликлинике, и множество других «платежек» теперь не принимают без предъявления паспорта.

К злодеям причтены

«Боинги», захваченные «Аль-Каидой», еще не сокрушили в Америке башни-близнецы, а Государственная Дума РФ уже приняла закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Именно закон № 115 от 7 августа 2001 года и стал причиной введения в отделениях Сбербанка РФ нового порядка. Статья 7 закона обязывает организации, осуществляющие операции с денежными средствами и иным имуществом, «идентифицировать лицо, находящееся на обслуживании», а также систематически обновлять информацию о клиентах.

Банк России три года думал, как исполнить закон № 115, и в августе 2004-го наконец издал Положение № 262-П . Оно вступило в силу 21 сентября 2004 года и отводило кредитным организациям один год на подготовку к новым условиям работы. Соответственно, 22 сентября 2005 года сберкассы поделили клиентов на «чистых» и «нечистых».

Вне подозрений — физические лица, которые переводят до 600000 рублей в бюджеты всех уровней, рассчитываются за квартиру, телефон, электричество и прочие коммунальные услуги. Остальные граждане, не поименованные в пункте 3.2. Положения № 262-П, почитаются кем-то вроде потенциальных «отмывателей» денег и скрытых пособников терроризма. Наверное, у тех, кто гасит ссуду, оплачивает страховку, рассчитывается за товар, делает взнос за долевое участие в строительстве (приобретение недвижимости) и т. д., логично спрашивать паспорт. Но в «выгодоприобретатели» угодили и те, кто решил подписаться на любимую газету, и даже те, кто пришел заплатить 300 рублей за детский сад или за анализы, выписанные врачом в обычной поликлинике:

Сотрудники отдела общественных связей Северо-Западного Сбербанка России разводят руками: «В соответствии с разъяснениями Банка России переводы денежных средств в пользу государственных образовательных учреждений (в т. ч. детских дошкольных учреждений) и медицинских учреждений, финансируемых за счет средств бюджета, к операциям, предусмотренным п. 3.2 Положения, не относятся. Таким образом, при осуществлении физическими лицами вышеуказанных операций Банк обязан проводить их идентификацию».

Клиент, отдайся!

Человека с одной «чистой» квитанцией квалифицированный контролер обслуживает одну-две минуты. На «паспортника» уходит не меньше четырех минут: сотрудник Сберкассы делает ксерокопию платежки и просит клиента переписать на нее свои паспортные данные. А если «физическое лицо» не захватило с собой авторучку или очки, процесс может затянуться до 8–10 минут.

На вопрос «АиФ-Петербург», по всей ли стране или только в Петербурге подобным образом проводится идентификация личности, и нельзя ли развести «чистых» и «нечистых» клиентов по разным «окошкам», пресс-служба Северо-Западного банка Сбербанка России ничего не ответила. В банке признают, что после 22.09.05 «скорость проведения операций по приему платежей снизилась». Но решать проблему предлагают способом, выгодным самому банку. Дескать, не хочет клиент стоять в очереди — пусть поручит сберкассе списывать регулярные платежи со своего счета по вкладу или с банковской карты.

Новшество подоспело как нельзя вовремя для Смольного. Если напуганный выселениями петербуржец притащит в сберкассу деньги, взвоет в очереди и разрешит списывать свои платежи «автоматически» — много ли останется от общегородского квартирного долга в 3,7 млрд рублей?

Глеб Сергеев

Делайте реальные ставки Банкам запретили скрывать информацию о своих продуктах  »
Юридические статьи »
Читайте также