Правовое брожение Для успеха судебной реформы необходимо изменить граждан

"Завершать реформу правосудия предстоит нашим детям и внукам". Такой вывод сделали в комитете Госдумы по законодательству по итогам первого года деятельности Рабочей группы, которая осуществляет мониторинг введения нового уголовно-процессуального кодекса. Проблема с УПК, как и с множеством других хороших законов не в том, что их работе мешают какие-то злые саботажники-антиреформаторы. Главная проблема, как обычно, от головы: сознание российских граждан, в том числе и самих судей, оказалось не готово к новому, более либеральному законодательству.

Уходящий год принес обществу два новых базовых закона, два процессуальных кодекса: уголовный и арбитражный. Понимая всю важность для каждого гражданина именного уголовного правосудия, в конце прошлого года, сразу же после того, как Владимир Путин подписал УПК, администрация президента и комитет Госдумы по законодательству создали Рабочую группу, целью которой было отслеживать все нестыковки и сбои, которые возникали при столкновении нового закона с реальностью. Результатом этой деятельности стало не только внесение множества поправок в УПК, но и решение продлить жизнь Рабочей группе еще как минимум на год. Законодатели и правоведы обнаружили слишком много проблем.

Не юридическое право

Уходящая вглубь веков существования отечественной правовой системы поговорка "Закон - что дышло, куда повернешь - туда и вышло" наконец получила научное подтверждение. Весь год рабочая группа проводила социологическое исследование во всех федеральных округах среди правоприменителей: судей, следователей и прокуроров (всего было опрошено 1235 человек). Полученные результаты выявили колоссальный разброс мнений среди участников опроса не только в понимании ими смысла и назначения уголовного судопроизводства вообще, но и в их отношении к проводимой реформе.

Отвечая на вопрос "повысится ли в результате реформы степень реализации принципа неотвратимости наказания за преступление", судьи разделились. Одни вообще не связывают судебную реформу с достижением такого результата (так считают люди в мантиях в Центральном, Приволжском и Северо-западном федеральных округах), другие, наоборот, относят его к числу приоритетов (в Южном и Уральском округах). Столь же большим оказался разброс мнений при ответах на вопросы "изменится ли отношение к судебной власти населения в с торону большего доверия" и "повысится ли степень ответственности уголовного судопроизводства".

Возглавляющей Рабочую группу депутату Госдумы Елене Мизулиной такие результаты позволили сделать следующий вывод:

- Мы наблюдаем фоновые тенденции, которые свидетельствуют о "брожении умов", стремлении уловить идеологию нового УПК, понять смысл и значимость реформы. Можно говорить и о том, что правоприменители находятся скорее скорее в политической плоскости по вопросам УПК, нежели в юридической. Если при ответе на вопрос мнения полярно или существенно расходятся, - это или политика, или предпосылки для политики. Это право, но не юридическое.

Столкновение с реальностью

Помимо "брожения умов" внутри судейской корпорации, реформа столкнулась с другой, не менее сложной проблемой.

- Существует старая вера: вот примем закон, и сразу наступит замечательная жизнь, - говорит президент фонда "Индем" Георгий Сатаров.

Естественно, что когда ничего подобного не происходит (причем это повторяется столетие за столетием), правовой культуре, основанной на уважении к закону, просто неоткуда взяться. Потому и появился на свет афоризм "Суровость закона смягчается необязательностью его исполнения". Рецепт того, как с этой вековой российской болезнью бороться, готова предложить все та же Рабочая группа.

- Мы в Госдуме впервые сделали очень важную вещь - не распустили Рабочую группу по подготовке кодекса, а преобразовали ее в группу по мониторингу введения нового УПК, - гордится своими успехами председатель комитета по законодательству Павел Крашенинников. - Это решение уже дает свои результаты: специалисты, которые непосредственно занимались подготовкой УПК, теперь доводят "до земли" положения, которые стояли за той или иной нормой. С этой целью группа объехала все федеральные округа, причем она не только докладывает, как новый кодекс применяется на местах, но и получает информацию от сотрудников прокуратуры и других органов внутренних дел о тех проблемах, которые у них возникают.

Заместитель главы администрации президента Дмитрий Козак разделяет эту точку зрения:

- Мы должны всегда сверять наши идеи и модели, которые выстраиваются на стадии принятия решений с тем, как они реализуются практически. Мониторинг введения в действие УПК, имеет практические результаты - внесенные в Госдумы поправки. Они не носят принципиальный, концептуальный характер, но они чрезвычайно важны с точки зрения исполнения закона.

По мнению Козака, все новые кодексы надо адаптировать к складывающейся ситуации. Например, в арбитражно-процессуальном кодексе содержится прямой запрет судам общей юрисдикции рассматривать споры, относящиеся к корпоративному праву. Но этот запрет продолжают обходить.

- После введения с 1 сентября арбитражно-процессуального кодекса судья общей юрисдикции в одной из кавказских республик вынес решение по корпоративному спору, - рассказывает Крашенинников. - Когда его спросили, как это решение соотносится с новым кодексом, от ответил: "Так это же не наш кодекс, у нас-то старый остался". Но это досадное недоразумения, которых становится все меньше.

Привычка меняет сознание

То, что рабочая группа не завершила свою работу к концу этого года, как планировалось. связано с необходимостью решить еще две проблемы. Прежде всего, на этом опыте УПК отрабатывается алгоритм введения в жизнь других законов.

- Не должно быть какого-то окончательного срока работы группы по мониторингу: год или два. Эта работа должна идти постоянно. - считает Крашенинников. - Для общества очень важно, чтобы закон был стабилен, но вместе с тем чтобы он учитывал происходящие перемены в нашей жизни.

- Наши головы в одночасье не переделать, - сказал Дмитрий Козак в одном из интервью "Известиям". - В законотворчестве мы должны учитывать то, что из нас 70 лет выбивали любые мысли о самоорганизации и говорили: за все отвечает государство. При этом под государством понимали нечто недосягаемое и неподконтрольное гражданину. Остатки этого менталитета - основная причина отсутствия полноценных институтов гражданского общества по истечении 10 лет демократических преобразований. Мы должны восполнить пробел в менталитете правовыми механизмами ответственности власти перед законом, обществом и гражданином. Власть будет эффективной, когда жители каждой деревни будут понимать: на ее благоустройство они платят из своего кармана. И об этом надо постоянно говорить. Чтобы люди знали: та власть, которая у них есть, нанята ими за их деньги.

Исследования показывают, что сегодня граждане не знают, кто отвечает за то, что у них мусор не вывозится или отопление не работает. Все взоры обращены на Москву. Большинство думает: если мусор не вывозится - жалобу надо писать президенту, иронизирует замглавы президентской администрации.

Другой проблемой является крайне низкий уровень правосозннания российских граждан. Сверхзадача, стоящая меред рабочей группой: объяснить гражданину, что если его права нарушаются на улице, на работе или дома, то есть адекватный способ их защиты. Для этого не нужно идти жаловаться к начальнику или обращаться в криминальные структуры. Можно действовать цивилизованно - через суд.

На вопрос корреспондента "Известий": "Что для изменения массового сознания собирается делать власть" - Дмитрий Козак ответил так:

- Исполнительная власть не намерена каким-либо специальным образом менять сознание. Но введение тех правил, которые заложены в новых кодексах, будут способствовать этому изменению. Сначала это будет постоянное исполнение достаточно либерального закона, потом выработается привычка, а привычка меняет сознание.

Очевидно, что при таком подходе реформа судебной системы может затянуться на десятилетия, но никакой другой альтернативы этому пути не просматривается. Тоталитарный подход к правосудию мы в своей истории уже проходили: господствовавший при нем правовой нигилизм привел и к миллионам невинно осужденных, и к тому, что в последние годы люди охотнее обращаются за помощью к криминальным структурам, нежели к представителям закона. Однако ждать, когда у людей выработается привычка к законопослушанию, действительно очень долго. Поэтому читатели "Известий" предлагают свои решения. Одно из них может гарантировать суду то, чего ему так сильно не хватает: авторитет в глазах населения.

Задание на завтра

В предстоящем году российской судебной системе предстоит решить ряд важных вопросов. Одним из наиболее острых является введение административных судов. Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев считает, что институт мировых судей необходимо ввести во всех регионах. А в связи с введением нового УПК корпус судей, по словам Лебедева, должен быть увеличен на 3 тысячи и составить более 20 тысяч судей. Другой существенной задачей, по его мнению, станет введение в России процедуры рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. 1 января 2003 года суды присяжных начинают действовать в 69 регионах России, в остальных они должны заработать в 2004 году, а в 2007 году суд присяжных должен быть создан в Чеченской республике. В этой связи в Судебном департаменте при Верховном суде сообщили, что уже сейчас подготовлены залы для слушания дел с участием присяжных заседателей в 86 субъектах. а за 2002 год введено в действие введено 258 новых зданий судов. По словам директора Судебного департамента при Верховном суде Александра Гусева, расходы на судебную систему в бюджете на 2003 год по сравнению с 2002 годом возрастут на треть и составят 24 миллиарда рублей.

Георгий Ильичев

Председатель ВАС требует оградить суды от давления со стороны СМИ  »
Юридические статьи »
Читайте также