Архитектурных провокаций не ожидается Исторический облик города будет сохраняться

Завтра Законодательное собрание Санкт-Петербурга будет рассматривать Генеральный план города. Тот самый документ, в соответствии с которым в течение ближайшей четверти века будет развиваться северная столица.

Важной особенностью нового Генплана является то, что составной частью его будет теперь схема зон охраны объектов культурного наследия города на Неве. В гостях у Северо-Западного представительства "РГ" один из авторов и идеологов новой схемы охранной зоны, председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры правительства Санкт-Петербурга Вера Дементьева.

Российская газета: Вера Анатольевна, проблема охраны культурного наследия в Петербурге решается сегодня по предложенной вашим комитетом методике. Удалось прийти к согласию с оппонентами?

Вера Дементьева: Не скажу, что со всеми, противников нового решения было немного, точнее, несколько, но очень шумных. Но их стало значительно меньше. К примеру, участники авторского коллектива по разработке прежней охранной зоны теперь заявляют о поддержке нового проекта. Профессиональный состав Совета по культурному наследию принял проект и дал ему высокую оценку, на федеральном уровне наши методики получили одобрение. Ведь это первый в стране проект зон охраны культурного наследия, разработанный с учетом современных правовых и хозяйственных условий. И теперь петербургские разработки в этой области рекомендовано использовать как основу для методических рекомендаций, которыми могут пользоваться другие регионы.

Вообще я считаю, что реальной критики наших предложений почти и не было. Шум поднимали люди, довольно далекие от профессионального понимания проблемы. Однако готова признать: бурная дискуссия была нам очень полезна. Она заставила нас еще раз пересмотреть все аспекты методики и практических приемов работы. Могу сказать: ошибок мы у себя не нашли.

РГ: Несведущие люди представляли, что вы просто взяли карту города и провели на ней некие линии, "сократив охранную зону".

Дементьева: Ну да, в прокуратуре тоже, наверное, так думали, когда начинали проверять жалобы наших оппонентов. А потом мы принесли им тома исследований, на основании которых принималось решение... Это же не просто карты, на которые наносят кружочки, штрихи и прямоугольники, изображающие наши памятники. Это еще и серьезнейшая исследовательская часть. Мы занимались историей возникновения и застройки Санкт-Петербурга. Проанализировали этапы освоения территорий Санкт-Петербурга, все нереализованные архитектурные идеи и проекты, чтобы понять, что наши предшественники хотели и не сумели добавить к нынешнему облику города. Оценили всю территорию зон охраны (включая и пригороды, которыми не занимались в 1988 году) по специальной шкале архитектурно-художественной завершенности, чтобы иметь четкое представление о том, где и какие ансамбли нужно сохранять, а где, (и в какой мере) их можно было бы завершить. Сделана карта-схема всех предметов охраны. Причем впервые прописаны и предметы градостроительной охраны. То есть не просто отдельные здания или комплексы, но и главное городское пространство (и оно описано в строго определенных границах), красные линии, визуальные направления, круговые и многоплановые панорамы, ценные элементы среды и так далее. Причем теперь все это описано четким юридическим языком, позволяющим защищать наши позиции где угодно, в том числе и в суде.

Ведь как было до сегодняшнего дня? КГИОП считает, что застройщик нарушил перспективное восприятие памятника (к примеру, Шпалерной улицы). Но в предыдущем проекте Объединенной охранной зоны все описано в самом общем виде. И зачастую это входит в противоречие с градостроительным регламентом. Так что никакой суд не найдет оснований удовлетворить наш иск. Понятия "эстетично" и "неэстетично" для суда, согласитесь, не имеют юридической силы. А в период работы над проектом зон охраны были выявлены все ценные градостроительные элементы, включая основные архитектурные характеристики зданий, принципы формирования уличной застройки, ее плотность, соотношение открытых пространств с зелеными зонами, высотной и фоновой застройки.

Теперь, когда будет принят Генплан вместе с зонами охраны, у нас появится действенный закон, который уже будет трудно нарушить. До сих пор же в этой сфере царил административный и строительный произвол.

РГ: Значит, когда будет принят новый Генплан, новое строительство в центре города будет запрещено?

Дементьева: В охранной зоне будет допустимо только приспособление памятника к современному использованию с сохранением всех предметов охраны и строительство инфраструктуры. Закон не позволит больше вклиниваться с новыми зданиями туда, где все уже градостроительно решено. Ведь город наш за все 215 лет, пока был имперской столицей, строился по генпланам с жестким регулированием. Именно потому он уникален. Нет примера реализации градостроительной программы по единому художественному замыслу, равному планировке Петербурга.

В зонах, обрамляющих охранную, будет регулирование застройки. Но это не означает, что здесь должна вестись эта самая застройка. Здесь сохраняются все памятники, предметы градостроительной охраны, характеристики среды. Но допустимы преобразования. Прежде всего во внутридворовых территориях. Допустима также более радикальная реконструкция.

По мере удаленности от центра - регулирование по высоте и основным параметрам (плотности застройки, параметру объекта). Центр нашего города расположен как бы в чаше, а окраины поднимаются над ним террасами амфитеатра. И видимость у нас - на 15-20 километров. Существует агрессивная особенность высотных сооружений, т. н. перспективное искажение: чем дальше мы от них удаляемся, тем больше они кажутся. Вот потому в третьей зоне и нужно регулировать высоту и габариты, чтобы построенные там здания не заслоняли городские доминанты. К примеру, шпиль Петропавловской крепости или иглу Адмиралтейства. Между прочим, мы для каждого квартала сделали так называемые доминантные карты. То есть модели соотношения основной застройки и выступающих строений. И смотрим, где при создании данного квартала существовали строения, доминирующие по высоте. Вот тут была высокая церковь, которая зрительно "держала" всю данную застройку. Если теперь этой церкви нет, понятно, что на ее месте может появиться высотный акцент, который снова "свяжет" застройку в данном квартале.

РГ: А как же все грандиозные новые проекты в старом Петербурге?

Дементьева: Недавно один высокопоставленный московский чиновник мне сказал нечто подобное: "Ну, что это такое? Застыли в XIX веке. Нужна какая-нибудь провокация. Нужно сделать то, что сделали в Лондоне перед миллениумом. Город надо разбудить". Думаю, что сначала не мешало бы определить, плохо или хорошо то, что Петербург "застыл". Зачем нам нужна провокация? "Надо, чтобы все творили", - говорит. Не спорю. Для этого требуется привезти сюда десяток ведущих архитекторов мира? Возможно. Но почему надо начинать сразу с центра? Зачем проводить опыты сразу на людях, над их памятью? Мы же видим, что город сложился. За некоторым исключением, утрат в нем нет. И если мы что-то разрушим, то это безвозвратно. А внесем ли лучшее, неизвестно.

Я о новой архитектуре не спорю, это не наша компетенция. Но когда идет дискуссия по поводу здания на Казанской, 5, то мы говорим о том, что рядом решетка Казанского собора. Нельзя это не учитывать. В истории Петербурга были случаи, когда новые строения нарушали градостроительный план, а теперь сами попали в категорию охраняемых. К примеру, дома между павильонами Адмиралтейства или клиника Д. О. Отта. Но такие случаи можно пересчитать по пальцам. Да и все равно нельзя не признать, что эти здания нарушили гармонию "целого".

РГ: Каков дальнейший порядок прохождения законопроекта?

Дементьева: Особенность Генерального плана в том, что он может быть только либо утвержден, либо нет. Никаких поправок не предусмотрено. Губернатор Валентина Матвиенко на заседании правительства города сказала: "Я, конечно, понимаю, что без Генерального плана некоторым работать легче..." Будем надеяться, что не возобладают интересы этих "некоторых". Но в силу Генплан с зонами охраны сразу не вступит. Должен еще выйти второй закон, которым утверждаются правила застройки, землепользования и режимы охраны объектов культурного наследия. Его должны разработать и принять до 1 января 2006 года. Кстати, это крайне важно, что режимы охраны впервые будут входить во всю градостроительную документацию. Это, между прочим., соответствует рекомендациям ЮНЕСКО. koi да появится этот документ, каждый инвестор, прежде чем планировать строительство, будет иметь возможность посмотреть: что именно и в каком виде он может строить в данном квартале? Причем информация эта должна быть открытой. Можно будет, не ходя по кабинетам чиновников, узнать, что тут может стоять здание не более такой-то высоты и габаритов, с таким-то по цвету и членению фасадом, с мансардой или без, с окнами в плоскости крыши или без... А внутри можно делать реконструкцию, естественно, сохраняя предметы охраны. Если же в доме сохранилось, к примеру, пять каминов, которые мы охраняем, их необходимо сохранить. И инвестор сможет сделать предварительный обсчет проекта.

РГ: После того как будут приняты новые регламенты зон охраны, нужно ли будет вносить какие-то изменения в документы ЮНЕСКО об объявлении центра Петербурга зоной Всемирного наследия?

Дементьева: Безусловно. Сегодня мы подготовили документ, который позволяет нам защищать объекты культурного наследия. Следующий шаг - сформировать объект всемирного наследия. Сегодня он у нас не квалифицирован. Снова предстоит большая работа. В 1988 году зоны, сделанные "для внутреннего пользования", представили в ЮНЕСКО, и на волне тогдашнего увлечения Россией было принято решение взять под охрану всю Объединенную охранную зону. Но ЮНЕСКО охраняет только те объекты, которые имеют на самом деле всемирное значение. А у нас в охранной зоне масса памятников регионального значения и просто рядовой исторической застройки.

У ЮНЕСКО также теперь новые методики, и они уже запрашивали у нас документы. Как только мы завершим подготовку режимов, мы или федеральные органы охраны должны будем заняться идентификацией Санкт-Петербурга как объекта Всемирного наследия. Естественно, с участием Комитета Всемирного наследия, специалистов которого пригласим в Санкт-Петербург. Раньше следующего года мы работу начать не успеем, но и оттягивать ее нельзя. С этим лучше не шутить. Охрана должна быть действенной, а не номинальной.

Подготовил Юрий Звягин

Фасады снова в лесах  »
Юридические статьи »
Читайте также