Гениальный план Правительство Петербурга перестанет строить и жить "по понятиям"

Смольный единодушно одобрил Генеральный план развития города. Через двадцать лет исторический центр Петербурга невозможно будет узнать, а на территории бывших городских свалок закипит жизнь...

Город губернаторского солнца

Новый Генплан Петербурга пронизан одновременно петровским размахом и путинской амбициозностью. Основная цель прописана так: Петербург "должен занять достойное место в созвездии крупных городов Европы". Современные жилые кварталы, торговые комплексы и бизнес-центры будут расти, как на дрожжах, город опутают автодороги высшего класса, воспрянет экология, получит интенсивное развитие скоростной пассажирский транспорт, а на каждого петербуржца придется по 35 квадратных метров жилья. Да что там квадратные метры и дорожные километры! Генпланом обещано "достижение 100-процентной обеспеченности населения социально гарантированным объемом бесплатного образования и воспитания". По подсчетам верных слуг народа, это светлое будущее поджидает нас уже в 2025 году!

Санкт-Петербург жил без Генплана 17 лет. Обсуждая проект на последнем заседании правительства, губернатор города Валентина Матвиенко неожиданно проговорилась: "Положа руку на сердце, работать без Генплана легче - можно принимать любые волюнтаристские решения. Но мы навалились и решили до конца 2005 года написать документ. Мы решили жить не по понятиям, а по закону и гордимся тем, что этот важнейший документ является общегородским продуктом. Любой горожанин может положить его себе на стол и знать, как дальше будет развиваться город".

Тезис об "общественном" происхождении Генплана был лейтмотивом заседания правительства. Сидя в президиуме, высокие чиновники повторяли, что "документ обсуждался на общественных слушаниях, которых было более 200", а председатель Общественного совета при губернаторе Козырев, по личной просьбе Валентины Матвиенко, зычным голосом перечислил тех, кто чудесным образом собрался на "совещательном Ковчеге": "Бизнесмены, промышленники, строители, работники здравоохранения, писатели и даже общество "Знание"".

Но, может быть, административно-совещательная мышь и впрямь родила гениально-планировочную гору? Попробуем разобраться.

Эклектику и рядовой классицизм - за борт!

По старому Генплану, в объединенную охранную зону Петербурга, где любое строительство категорически запрещено, входили четыре центральных района города общей площадью 3060 га. Но в 90-х годах Смольный пошел навстречу строителям, начал перекраивать охраняемую зону и выделять пресловутые "лакуны" под уплотнительную застройку.

Новый Генплан решает гордиеву проблему поиска очередных "лакун" быстро и радикально. Отныне прежняя охранная зона сокращается в несколько раз, а освободившиеся территории становятся "зоной регулируемой застройки". Таким образом, у застройщиков появляется законная возможность возводить в историческом центре города элитные жилые комплексы, а также реконструировать здания, одновременно изменяя их социальные функции.

В советское время объединенная охранная зона формировалась по следующему принципу: если более 60% сооружений относятся к объектам культурного наследия, то территория автоматически становится неприкосновенной для строительства. Подобное лекало не было безупречно. В заповедную зону попадали участки, лишенные большого культурного веса: например, набережная Обводного канала. Теперь же восторжествовала другая, куда более опасная крайность. Охранять от вездесущих застройщиков, согласно новому Генплану, следует лишь архитектурные ансамбли, часть (!) Невского проспекта, улицу Рубинштейна, часть кварталов, прилегающих к Фонтанке, Петровскую набережную, Петропавловскую крепость, Кронверкский проспект, Моховую улицу, стрелку Васильевского острова и некоторые другие архитектурные островки.

"Мне неясно, - недоумевает в этой связи один из участников парламентского обсуждения схемы корректировки охранных зон депутат ЗакСа Андрей Черных, - почему в новую зону жесткого контроля не попало множество зданий на Петроградской стороне, которые вполне могли быть туда включены?"

Ясность вносит руководитель управления государственного учета памятников Борис Кириков, по мнению которого эти здания неинтересны в культурно-историческом плане, ибо представляют собой "эклектику и рядовой классицизм". Коллега Андрея Черных по фракции "Демократическая" Алексей Ковалев, со своей стороны, теряется в догадках, почему 15-16 линии Васильевского острова угодили в тот же режим охраны, что и промышленные зоны, а Лиговский проспект оказался "приравнен" к территории, на которой расположены железнодорожные пути?

Наиболее воинственно настроенные депутаты говорили даже о том, что подобный документ приведет к исключению Петербурга из списка городов, находящихся под охраной ЮНЕСКО. Однако мало кто сомневается в том, что ЗакС примет осенью закон о Генплане и утвердит смольнинский вариант корректировки охраняемых зон.

И пусть выживет сильнейший...

Другим способом освободить землю, а заодно освежить городской воздух станет выселение предприятий, сосредоточенных в районе Обводного канала, Выборгской стороны и на Васильевском острове. Сама по себе идея вроде бы благая, однако, как говорится, есть нюанс: по глубокому градообразующему замыслу чиновников, предприятия должны будут за свой счет демонтировать производство, перевезти его на окраину города и там заново восстановить. Многие бизнесмены уже в шоке, предвидя неизбежное разорение. О том, сколько вынужденных переселенцев помрет на половине пути, Смольный не говорит, зато тех, кто доживет до конца полосы чиновничьих препятствий, обещает наградить готовой инфраструктурой и низкой арендной платой за землю.

Конечные пункты великого промышленного исхода - Конная Лахта, Ржевка, Коломяги, Обухово, Шушары, Полюстрово, Ручьи, Металлострой и ряд других районов. А на высвобожденных землях, согласно Генплану, должны возникнуть деловые центры и фешенебельные жилые комплексы. Учитывая, что предприятия переедут из центральных районов Петербурга, в том числе с набережных, цены за квадратный метр здесь, судя по всему, будут похожи на номера мобильных телефонов.

Власти пока держат втайне список промышленных изгоев. Известно лишь то, что произойдет в случае, если кто-то из промышленников откажется переезжать. "Не исключаю, - говорит депутат ЗакСа Михаил Амосов, - что нужны будут и дополнительные меры, которые бы понуждали, выталкивали промышленность. Это определенные санкции, касающиеся прежде всего стоимости пользования землей. Кроме того, промышленные предприятия зависят от транспортных возможностей, так давайте им скажем, что через пять лет у них будут трудности, которые город может создать. Это определенное административное давление, но оно должно быть основано на таком комплексном документе, как Генеральный план".

Одним словом, грядет очередная "зачистка". Вместо того, чтобы экономически стимулировать предпринимателей к переезду на новое место, компенсируя неизбежные в этом случае издержки, людей попросту гонят вон. Как гонят сегодня всех: пенсионеров, инвалидов, ларечников, маршрутчиков, школы, больницы и т.д.

Но, допустим, в ходе земельного передела некоторые предприятия все-таки смогут переехать на дальние окраины, наладить производство и выкарабкаться из долговой ямы. Как рабочий будет добираться до завода, который теперь находится, скажем, в Коломягах? "Очень просто, - думает чиновник, - надо, чтобы рабочий также перебрался в Коломяги!"

Пролетарские свалки

Угадать, где будет строиться т.н. доступное жилье, несложно: достаточно вспомнить, куда переедет промышленность. Это Конная Лахта, район Каменки, Новое Колпино, Ручьи, район поселка Володарка, Северо-Приморский район севернее железной дороги и т.п. Новые многоквартирные высотки вырастут также на территориях бывших свалок и отвалов золы в районе улицы Коллонтай. В соответствии с концепцией градостроительного развития, прирост объемов жилого фонда в центральных районах составит почти 3 млн. квадратных метров, тогда как в производственных зонах превысит 30 млн.

Если жилые массивы на периферии города будут развиваться за счет реконструкции спальных районов, уплотнительной застройки и сокращения леса и сельхоз угодий, то исторический центр Петербурга, помимо "зон регулируемой застройки" и земель, освобожденных от предприятий, существенно обновится еще и за счет аварийных домов. Из 70 млн. квадратных метров жилья, требующих ремонта, к 2015 году планируется восстановить только 15 млн. На месте снесенных аварийных домов вырастут элитные сооружения. Схема следующая. Например, обнаруживает специально созданная комиссия полумертвый дом в центре города. Его жители тут же перемещаются в благоустроенную Конную Лахту, дом сносится, а на его месте вырастает райский уголок с подземным паркингом, зимним садом и привратной службой охраны.

Таким образом, согласно Генплану, к благословенному 2025 году по историческому ядру Санкт-Петербурга должны будут неспешно прогуливаться только туристы и патриции из близлежащих элитных строений, а темный рабочий люд займет свое "исконное" место - на затхлых городских окраинах.

Стоит заметить, что в светлых головах разработчиков словосочетание "социальные объекты" сохранило лишь два значения: "бизнес-центры" и "торгово-развлекательные комплексы". При прогнозируемом к 2025 году росте численности населения Петербурга на 100 тыс. человек в городе практически не изменится количество мест в домах престарелых, в домах для инвалидов взрослых и в домах-интернатах для детей-инвалидов. Буйного расцвета не обещано и центрам социальной помощи семьи и детям. На прежнем уровне останется и количество коек в больницах города. Зато появятся новые ночлежки для бомжей, а торговые площади города увеличатся в два раза.

На заседании правительства чиновники без конца повторяли, что в основе Генплана Петербурга лежит идея "открытого европейского города", которая позволит достигнуть "европейского стандарта качества городской среды", поскольку сам документ является "продуктом общественных слушаний". Видимо, слушатели на тех собраниях что-то недослушали. Или им чего-то недоговорили...

Алексей Илюшкин

Посмотри на фасад и заглуши мотор!  »
Юридические статьи »
Читайте также