Посмотри на фасад и заглуши мотор!

Петербургский комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) презентовал программу реставрации исторического центра "Фасады Петербурга". За три года, по словам чиновников, свой вид обновят 362 здания на 44 улицах. Финансирование первого года программы составляет 831 млн. рублей.

О том, почему проблема обшарпанных фасадов зданий исторического центра стала для городских чиновников первоочередной и как долго глаз петербуржцев и гостей нашего города сможет радоваться отреставрированным фасадам архитектурных шедевров, рассказывает председатель КГИОП Вера ДЕМЕНТЬЕВА.

- Во время подготовки к 300-летию Петербурга прежнее руководство города уделило большое внимание наведению внешнего лоска на здания исторического центра. Тогда активно намывали и красили фасады, в то время как огромная масса зданий продолжала разрушаться изнутри по причине сохранения деревянных перекрытий, отсутствия гидроизолированных подвалов, аварийного состояния канализации и т.д. Не кажется ли Вам, что гораздо эффективнее было бы массированно использовать бюджетные деньги на поэтапную реконструкцию зданий: сначала внутреннюю и лишь потом внешнюю?

- Действительно, большинство наших зданий переувлажнены. Причина этого - плохое состояние кровель, водостоков: т.н. капиллярные подсосы. Принципиальная особенность нашей программы заключается в том, что отреставрированные фасады будут полностью защищены от проникновения влаги. В этих целях делаются свесы с кровель и карнизов, а также водостоки. Сама штукатурка и красочные составы, применяемые по нашей методике, водонепроницаемы. Параллельно с реставрационными работами наши специалисты проведут обследование стропильных и гидроизоляционных систем. Если ситуация плачевна, то мы выдаем соответствующие предписания эксплуатирующим организациям.

Фасадные реставрации прежних лет зачастую были некачественны. Небрежная эксплуатация вела к утрате свесов с кровель и карнизов. Проникновение влаги как сверху, так и снизу приводило к обрушению штукатурки, поэтому потребность в новом ремонте наступала спустя 2-3 года. Существующие нормативные сроки ремонта фасада - 5-7 лет. Мы же добиваемся долговечного результата, потому что частые реставрации, как и любая хирургическая мера, наносят ущерб в нашем случае телу памятника, его подлинности. Фасады при правильной эксплуатации и последующем уходе не должны требовать реставрационного вмешательства минимум 20, а то и 30 лет.

- Вы неоднократно говорили, что, помимо качества "фасадных" материалов, важной проблемой является грязь и копоть от автомашин, а также противоскользкие растворы, которыми покрываются городские улицы зимой. Не получится ли так, что из-за всего этого отреставрированные сейчас фасады вновь приобретут серо-черный налет и тогда вопрос об их реконструкции опять встанет в полный рост через год-два?

- Смесь песка и соли крайне вредна для металлических поверхностей. Мелкие частицы смеси имеют абразивный характер, уничтожают защитный слой. Недавно КГИОП готовил доклад губернатору Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко по поводу Троицкого моста, который был качественно отреставрирован к 300-летию. Если ограждения со стороны Невы выглядят идеально (как будто работы были закончены только вчера), то со стороны проезжей части мы отмечаем значительные явления коррозии. И, в общем, ограждения моста с проезжей части уже можно ставить на очередную реставрацию. И это плохо. Нужны щадящие методы уборки.

Однако самое вредное для фасадов - это вибрации, а также копоть и грязь от автомашин, которая со временем въедается в штукатурку, образуя плотную, практически неудаляемую промывками корку. Под коркой здание не "дышит", начинаются разрушительные процессы.

- Вы собираетесь как-то с этим бороться?

- Во-первых, мы рекомендуем организовывать щадящие методы борьбы с гололедом в тех местах, где есть ценные элементы декора. Что касается фасадов, то нужны правила содержания исторической недвижимости. После реставрации раз в 2-3 года фасады надо мыть, регулярно осматривать и ремонтировать кровли, свесы, карнизы и водосточные трубы. Кроме того, в программе социально-экономического развития Петербурга прописаны нормы допустимых загрязнений, близкие к европейским. Однако меры, которые исходят "сверху", будут работать только в том случае, если сами граждане смогут осознать, в каком городе они живут. Сегодня главная проблема - это не заводы, которые уже, по большей части, прекратили работать в историческом центре, а автомобили с неотрегулированными двигателями и химические отходы, смываемые в канализацию.

- Может быть, Вашему комитету в этой связи стоит взять на себя ряд контролирующих функций?

- Контроль за экологической ситуацией - это не дело органов охраны памятников. Существуют службы экологического контроля, которые следят за степенью загрязненности воздуха, воды и т.п., а наш комитет ставит их в известность о последствиях тех или иных вредных воздействий на памятники. Службы ведут учет и вырабатывают рекомендации. На наш взгляд, на сохранность объектов культурного наследия положительно влияет организация пешеходных зон, т.к. при этом сокращается негативное влияние автомобильных выбросов и вибраций на архитектурные ансамбли. В приемлемых местах организуются стоянки, тем самым происходит снижение и разгрузка транспортных потоков в историческом центре. Надеюсь, в следующем году мы примем правовой акт "О содержании исторической недвижимости в Санкт-Петербурге".

- А как проблема "автомобильного" загрязнения решается на Западе?

- Там система охраны окружающей среды и, конечно же, архитектурных памятников выстроена четко в единую систему. Власть и граждане действуют в едином ключе: разработаны городские программы, идет действенная пропаганда. В Париже создана мощная круглосуточная служба уборки города. А горожане, в свою очередь, считают дурным тоном не заглушать мотор в пробках, перед светофором, "газовать". Неприлично парковаться менее чем за 30 см от поребрика, т.к. это мешает уборке улиц. Все это так называемый "парижский экологический стиль". Домохозяйкам по телевизору все время рекомендуют не использовать лишнее количество химических порошков. Развита сеть экологических отелей, где постояльцам предлагают дать согласие на то, чтобы белье в их номере меняли не каждый день, поскольку лишняя стирка приносит вред экологии.

К сожалению, в нашем городе такой культуры еще нет. Но если сам человек может защитить себя от вредного воздействия окружающей среды, отдыхая на свежем воздухе или принимая витамины, то памятник в этом смысле беззащитен. Никто и ничто, кроме людей, не может защитить архитектурное наследие.

- Помимо внешнего воздействия, архитектурное наследие Петербурга ожидают новые встряски, связанные с только что принятым в Смольном Генеральным планом. Теперь единая охранная зона Петербурга разделена на несколько частей. По словам ряда экспертов, это привело к сокращению общего объема "неприкасаемой" территории и фактически узаконило застройку в исторической части города...

- Это абсолютно не так! Охранная зона даже увеличилась. Площадь охранной зоны и зоны регулирования застройки по проекту 1988 г. составляла 8,1 тыс. га, а теперь общая площадь территорий зон охраны - более 73 тыс. га. Если старый проект охватывал лишь ядро Ленинграда, то теперь мы включили в проект всю агломерацию с историческими пригородами. Если раньше мы охраняли отдельные памятники, то новым проектом впервые определены предметы градостроительной охраны: ценные и устойчивые элементы планировочной структуры, ценные элементы ландшафтно-композиционной структуры (силуэт города, т.е. соотношение доминант и фоновой застройки, системы открытых пространств, градостроительные ансамбли и композиции), ценная городская среда.

Общий принцип для всех зон: приоритет охраны памятников. Наконец-то, прописаны все предметы градостроительной охраны. Режимы объединенных охранных зон - это строгие ограничения при реконструкции объектов (зданий, лицевых фасадов, скверов и т.д.), связанные с сохранением их стилевых и художественных особенностей. Это запрет нового строительства (за исключением мер, направленных на регенерацию исторической среды, приспособление объектов культурного наследия и размещение объектов инженерной инфраструктуры, связанных с обеспечением жизнедеятельности города). Это запрет на изменение исторической планировочной структуры улиц и лицевых линий кварталов. На территории, окаймляющей главные градостроительные ансамбли исторического центра и пригородов, вводятся зоны регулирования застройки. Ограничения градостроительной деятельности в этих зонах зависят от историко-культурной ценности застройки и допускают строительство и более радикальную реконструкцию, но без изменения основных средовых характеристик.

Следующим законом - "О правилах землепользования, застройки и режимах зон охраны объектов культурного наследия Санкт-Петербурга" - будет введен в действие весь механизм градостроительной охраны культурного наследия нашего города.

Потребность в новом проекте зон охраны вызвана тем, что проект 17-летней давности не является более инструментом защиты памятников, не отвечает интересам города в развитии и реконструкции. Во-первых, проект 1988 года - это отражение иных социально-экономических и правовых условий. Во-вторых, проект существует вне связи с Генпланом и градостроительной документацией. Последнее является нарушением требований ЮНЕСКО о включении вопросов охраны памятников в документацию городского планирования. В-третьих, охранная зона, при отсутствии правил и режимов деятельности на ее территории, поглощается лакунами (участками-исключениями). Формирование лакун и, главное, их застройка не привели к хорошим градостроительным результатам. Вспомним о таких непоправимых градостроительных ошибках, как купол на Почтамтской, 4, "пентхауз" на Выборгской набережной, 2... В-четвертых, изменился количественный состав памятников: вместо 4000 охраняемых государством в 1980-х годах ныне их более 7500.

- Возможны ли исключения для стратегических инвесторов, которым, как известно, земля выделяется в нашем городе бесконкурсно и которым, не дай Бог, вдруг приглянутся земли в охранных зонах или зонах регулируемой застройки?

- Нет. С принятием названных законов все, в том числе и стратегические инвесторы, будут действовать по правилам, закрепленным в режимах зон охраны.

Оксана Попова

Принцип Насреддина  »
Юридические статьи »
Читайте также