Парниковые деньги, или Как можно заработать на глобальном потеплении

Совсем скоро, в феврале, вступит в силу Киотский протокол. Он принят в рамках конвенции ООН об изменении климата и призван ограничить мировые выбросы парниковых газов (ПГ). Наша страна, ратифицировав «Киото» в октябре, по сути, решила судьбу этого глобального международного соглашения, в котором участвуют 128 стран.

По условиям протокола, для того чтобы он «ожил», его должны были ратифицировать — причем до 2005 года — страны, дающие 55 процентов эмиссии ПГ в мире.

«Киото» называют крупнейшим международным экологическим проектом, с одной стороны, и глобальным рыночным механизмом — с другой. Вокруг него постоянно идут информационные войны, участники которых сходятся в одном: какой бы весомой или, наоборот, ничтожной ни была экологическая составляющая «Киото», его экономическое влияние на мировую промышленность переоценить трудно. Оборот будущего рынка торговли квотами на выбросы парниковых газов оценивается в сотни миллиардов долларов, и этот рынок будет во многом определять темпы роста ВВП стран-участниц.

Теперь, когда Россия наконец решила судьбу «Киото», он вступает в силу. С февраля заработают национальные и международные системы купли-продажи «не выброшенного в атмосферу» СО2, а страны-участницы будут готовить отчеты о снижении эмиссии парниковых газов. Согласно «Киото», к 2012 году мировая промышленность должна сократить выбросы ПГ минимум на 5 процентов в сравнении с 1990 годом.

Недавно несколько российских журналистов побывали в Финляндии, стране — участнице Киотского соглашения. Одна из тем, которая нас очень интересовала, то, как финны подготовились к вступлению в новый международный рынок. Их опыт, возможно, окажется полезным для России. Ведь наша страна, несмотря на лавры «киотского спасителя», никаких практических мер еще не предприняла.

Бизнес был против

О глобальных изменениях климата в Финляндии говорят часто. Эта тема обсуждается в СМИ, в результате чего, наверное, уже все обыватели знают, что такое парниковый эффект и как с ним бороться. Столь массовый интерес к климату явление не случайное, а спровоцированное государством. В стране разработана и выполняется подкрепленная законами Национальная климатическая стратегия, идея которой — внести свой вклад в спасение мира от глобального потепления.

Перед Финляндией стоит непростая задача: к 2012 году снизить выбросы ПГ на 23 процента, то есть на 16 млн тонн в год! Как и весь мир, страна может этого достичь только комплексной реконструкцией своих энергетики и промышленности. А именно — развивая атомную промышленность, используя альтернативные (не ископаемые) источники энергии и, конечно, повышая эффективность производства, то есть экономно используя топливо. В Национальной климатической стратегии сказано об этом и о том, что нужно предпринимать в данном направлении на всех уровнях власти и на отдельных предприятиях.

Государство, в частности, в течение последних лет создает внутренний рынок квот на выбросы, в котором будут участвовать отдельные предприятия и концерны. Национальная система торговли квотами на СО2 начнет работать с февраля 2005 года, момента вступления в силу Киотского протокола.

— Для каждого предприятия установлена своя граница выбросов, — говорит старший инженер министерства окружающей среды Финляндии Магнус Седерлеф. — То есть те, кто недовыбросил, смогут продать квоты тому, кто превысил установленный лимит.

Лимит же определяется на основе существующих выбросов предприятия и с учетом того, какими они будут после повышения эффективности производства.

Разработаны точные инструкции по измерению в общих выбросах именно парниковых газов. Созданы также системы контроля и наказания: если выбросы СО2 превысят установленный для предприятия лимит, а купленных квот будет недостаточно, чтобы погасить эту разницу, тогда придется заплатить штраф. Он составляет 50 евро за каждую тонну избыточного СО2. Учитывая, что сегодня мировая цена тонны парникового газа составляет около 9 евро, а в ближайшее время будет колебаться от 7 до 13 евро, мало кому захочется нарушать установленные границы.

Жесткая система, ничего не скажешь. И в этой связи возникает сомнение: неужели бизнес-сообщество Финляндии не возражало против подобного «экологического» давления государства? Или финны действительно настолько сознательны, что легко поступились своими коммерческими интересами ради весьма туманных природоохранных целей?

— Конечно нет, — отвечает на это Магнус Седерлеф. — На первых этапах внедрения системы практически вся промышленность выступала резко против. Правительство учло это и попыталось сделать внутренний рынок СО2 экономически привлекательным.

Это налоговые льготы для тех, кто преуспел в энергосбережении. А еще это особая форма экономического взаимодействия государства с конкретными предприятиями, которые решили усовершенствовать природоохранные методы, повысить эффективность производства. Об этом стоит сказать отдельно.

Углекислая экономия

Самый популярный в Финляндии способ снизить выбросы СО2 — заключить с государством договор об энергосбережении и замене источников на альтернативные. В соглашении говорится, какие шаги организация обязуется выполнить в этом направлении. Энергетический анализ, разработку конкретных мер наполовину оплачивает государство. Кроме того, оно частично инвестирует сами проекты. Окупаемость таких проектов должна составлять не больше трех лет, иначе правительство их не одобрит.

Государство даже создало специальную компанию — АО Motiva Oy, — которая предоставляет конкретным организациям методики проведения энергетического анализа (аудита) и разработки проектов, обучает для этого специалистов.

— Понятно, что предприятия заинтересованы во внедрении новых технологий, в повышении эффективности, а значит, и рентабельности, — говорит специалист Motiva Oy Сеппо Силвонен. — Например, проект энергосбережения одного здания может дать до 20 процентов экономии тепла, до 10 процентов экономии электричества и воды. Даже на АЭС после внедрения подобного проекта сбережение энергии составило полтора процента.

Неудивительно, что услуги Motiva Oy становятся все более востребованными. За пять лет компании было заказано больше 2000 методик. Сегодня в Финляндии около 70 процентов энергопроизводства и энергопотребления осуществляется в рамках договоров с государством.

Таким образом, с одной стороны, правительство Финляндии организовало для «сознательных» предпринимателей зеленую улицу, сделало процесс экологического усовершенствования экономически привлекательным. С другой стороны, всех постепенно приучили к мысли, что в скором будущем принцип добровольности будет заменен строгими законодательными мерами. И подготовиться к этому лучше заранее.

Тепло свалки

Вот как выглядят конкретные энергосберегающие проекты на практике. Четыре года назад в окрестностях Турку на территории завода по переработке мусора была построена очень «продвинутая» станция сжигания древесных отходов. На сегодня это самый затратный государственный проект по выполнению условий Киотского протокола в Финляндии.

Древесный мусор — негодные для производства опилки, кора, ветки и хвоя — собирают с окружающей территории радиусом 60 км. В день на станцию приходят 10 — 12 машин с общим объемом груза 1500 кубометров. Конечно, на производстве внедрены самые современные системы очистки газов. Что касается СО2, то в тех объемах, которые станция все же «производит», он легко усваивается окружающей растительностью.

— Кпд станции приближается к идеалу, то есть мы забираем практически всю энергию горения, — рассказывает руководитель департамента по охране окружающей среды Турку Микко Йокинен. — В общем тепловом балансе Турку энергия сжигания древесных отходов составляет 20 процентов. А окупится это суперсовременное производство через 5 — 7 лет.

По соседству с новым предприятием действует единственный в Финляндии мусоросжигательный завод, построенный еще в 1975 году. Но и он соответствует жестким экологическим нормативам Евросоюза, так что, несмотря на свою моральную старость, весьма эффективно работает на «киотский» рынок. От сжигания бытового мусора Турку получает тепло и горячую воду для 8 процентов своих домов.

«Нам не нужна нефть из России, — шутят власти и промышленники Турку, — у нас есть свои энергетические запасы».

Примерно так же рассуждают и в местечке Ямяссуо, где расположен крупный полигон бытовых отходов. Здесь энергию добывают, очищая воздух от газов, образующихся в процессе гниения. Под небольшим давлением метан откачивают на станцию, расположенную поблизости. Здесь его давление повышают и распределяют газ по трубопроводам, ведущим к жилым кварталам. Пока таким образом отапливают около 10 процентов домов, а в недалеком будущем их количество удвоится. «Свалочная газодобыча» окупится и станет рентабельной тоже нескоро — лет через семь.

Экономят в Финляндии не только на крупных производствах. Экономят в транспортной, торговой, жилищно-бытовой сферах... Да, собственно, в любой области организованной деятельности можно найти способ снизить не только прямые, но и косвенные энергозатраты. Вот, к примеру, в Турку все счета выписываются и оплачиваются через Интернет. Благодаря этому только администрация города в прошлом году сократила потребление бумаги на 3 тонны, а в этом году экономия составит 7 тонн!

Русская миссия

Глядя на все это, веришь, что запланированное сокращение выбросов СО2 на 16 млн тонн для финнов не предел. Что, хорошо подготовленные, они смогут успешно конкурировать на международном «углекислом» рынке. И понимаешь, что нашей стране до момента вступления в этот рынок еще очень далеко. Даже несмотря на то, что у нас в сравнении с той же Финляндией огромная фора. Сейчас наша эмиссия ПГ на 25 процентов ниже, чем была в 1990 году. (Напомним, этот год в «Киото» взят за расчетный.)

Пока в России нет ни методов измерения СО2 в общих выбросах предприятий, ни нормативов хотя бы для разных областей промышленности, уж не говоря о предприятиях. Работа над этим только началась и, по оценкам специалистов, продлится года два, да и стоить будет очень недешево.

Чем нам торговать, если ничего не «взвешено», не измерено, не оценено? Нет также и государственной программы инвестирования проектов по повышению эффективности производства. Мол, кто захочет, пусть сам и тратится. Даже иностраные инвесторы на данном этапе разводят руками и дальше намерений о сотрудничестве не продвигаются.

А ведь формирующийся рынок СО2 очень привлекателен для его участников уже сейчас. По сообщению западной прессы, объем фьючерсных торгов квотами на международной «киотской» бирже European Climate Exchange после ратификации «Киото» Россией вырос в три раза за десять дней. С начала 2004 года продажи ПГ не превышали 50.000 т в месяц, а к октябрю подскочили до миллиона тонн. Невероятный подъем рынка, которого недавно не было в помине!

И мы, главные виновники этого явления, пока оказываемся не у дел. Более того, по предположению части экономистов, мы вообще можем не успеть откусить от общего пирога. Рост ВВП приведет к тому, что через несколько лет выбросы парниковых газов в России достигнут уровня базового 1990 года, после чего мы будем вынуждены не продавать, а покупать квоты. Кстати, по прогнозам, они будут постоянно и существенно дорожать.

Очень жаль, что Россия стала бескорыстным членом Киотского экономического соглашения. Это и прогнозировали многие политологи и экономисты в тот период, когда правительство готовилось к принятию решения. Впрочем, пока еще остается надежда, что в будущем затраты по выполнению условий договора будут не столь значительными. Если российское правительство повнимательнее отнесется к опыту более активных участников нового рынка.

Наталья Анисимова

Квота на дымы Киотский договор: "за" и "против"  »
Юридические статьи »
Читайте также