Бедная ставка! Любимая игрушка либералов может дорого стоить обычным гражданам

"Есть у революции начало - нет у революции конца". Эта крылатая фраза советских времен в полной мере относится и к налоговой реформе. Сколько бы ни повторяли представители государства слова о ценности стабильности и о скором победоносном завершении налоговых преобразований, за каждым таким повторением неуклонно следует новая "интересная" инициатива.

Не успели регионы прийти в чувство после болезненной отмены налога с продаж, как представители Минэкономразвития и Минфина выступили с совместным предложением о переносе части налогового бремени с фонда оплаты труда на денежные доходы граждан. Напомним, что сегодня с фонда оплаты труда взимается единый социальный налог - ЕСН. С небольших сумм - 35,6 процента, со значительных - тем меньше, чем больше сумма - до 2 процентов. А оставшиеся деньги выплачиваются гражданам с удержанием 13 процентов подоходного налога. Реформаторы предложили взимать непосредственно с доходов уже не 13, а 17 процентов, соответственно снизив налогообложение фонда оплаты труда.

Сенсацией стало уже само единодушие двух ключевых экономических ведомств страны, обычно взаимодействующих между собой как кошка с собакой и превращающих распутывание и урегулирование своих споров едва ли не в основное занятие правительственного аппарата. Согласие же между ними обычно является гарантией быстрого одобрения соответствующей инициативы Правительством, испытывающим в таких случаях глубокое облегчение. Сегодня в связи с отставкой Кабинета министров новый этап налоговой реформы отложен "на потом". Вполне возможно, что ставку подоходного налога оставят в покое. И в то же время нет никакой гарантии, что новая идея Минфина и Минэкономразвития не получит развития.

Причина ее возникновения лежит на поверхности: систематические недоборы единого социального налога, поступления по которому вначале уверенно перевыполняли план. В условиях, когда и экономический рост, и доходы населения, и поступления по другим налогам уверенно превышают прогнозные величины, это означает одно: массовое уклонение от уплаты ЕСН. Так как подоходный налог собирается буквально "как часы", соблазн частично заменить плохо собираемый налог налогом, собираемым хорошо, в принципе понятен.

При этом никто не попытался выявить и устранить причины уклонения от уплаты ЕСН, хотя они лежат на поверхности. Больше всего говорят о завышенных ставках, однако главной причиной уклонения является регрессионная шкала этих ставок, которая носит омерзительный классовый характер. Получается, чем человек меньше зарабатывает, тем больше он должен отдавать государству. При этом честным может быть лишь богатый, который благодаря регрессионной шкале платит относительно низкий налог. С фонда же оплаты труда бедного гражданина государство забирает себе 44 процента (35,6 процента платит работодатель, а 13 процентов с оставшихся 64,4 процента - работник), что в принципе не позволяет бедному быть честным. В результате более чем обеспеченные реформаторы построили систему налогообложения, в которой сама честность является привилегией имущих.

Такое налогообложение неверно как с принципиальной, так и с технической точки зрения. Прежде всего надо понимать, что богатый человек просто в силу своего более высокого социального положения, как правило, имеет качественно больше возможностей влиять на развитие общества, чем бедный. Следовательно, и ответственность за состояние общества он должен нести большую. В налоговой сфере ответственность выражается в более высокой ставке налога, и если уж ставка подоходного налога для упрощения его взимания сделана "плоской", это должно быть исправлено хотя бы за счет ЕСН. С технической же точки зрения нарушения возникают там, где ставка налогообложения относительно высока - и именно эта сфера нуждается в особенно пристальном налоговом контроле.

Ситуацию усугубит то, что усиление налогового давления для многих категорий работников все же произойдет - за счет расширения сферы налогообложения. Ведь база подоходного налога шире, чем база ЕСН: он взимается с вознаграждений, гонораров, командировочных и так далее, и перенос части налоговой нагрузки ЕСН на подоходный налог усилит налогообложение указанных выплат, что для многих может стать болезненным. Вызванный этим психологический шок способен привести к массовому переходу от "серых схем" оплаты труда, при которых в бюджет попадал хотя бы подоходный налог, к "черным схемам", оставляющим "с носом" и федеральный бюджет, и внебюджетные социальные фонды, в которые поступает ЕСН.

Последнее особенно опасно в свете наметившегося, по ряду сообщений, дефицита средств указанных фондов. Этот дефицит создает наглядную угрозу нового витка сворачивания социальных программ и дискредитации Президента, провозгласившего борьбу с бедностью в качестве одной из основных предвыборных целей. Величина и динамика дефицита социальных фондов требуют независимого внешнего аудита и широкого обсуждения полученных результатов. Сегодняшняя система их отчетности является не просто закрытой и неполной, но и не вызывающей доверия. А между тем без ясного понимания, что происходит с его финансовыми потоками, всякие изменения ставки ЕСН и механизма его взимания являются как минимум не окончательными, порождающими новую нестабильность, затягивающими уже до смерти надоевшую обществу любимую игрушку либералов - налоговую реформу.

Михаил Делягин, Председатель президиума - научный руководитель Института проблем глобализации

Налоговая рокировка  »
Юридические статьи »
Читайте также