Список "особо важных" Стал гораздо короче

Премьер Михаил Касьянов передал в администрацию президента проект указа о перечне предприятий и АО, производящих продукцию стратегического значения для обороны и безопасности государства. Закрытый для приватизации список, как никогда, мал. Однако в Думе депутаты считают такой перечень просто лишним и готовят законопроекты о государственных унитарных предприятиях и госзаказе, которые вынудят "избранных" убегать в рынок.

Вступивший в апреле в силу закон о приватизации дал президенту право ограничивать приватизацию стратегически важных предприятий.

Перечень "стратегических" всегда был убежищем для руководителей отраслей и регионов, не желавших терять контроль за любимыми ГУПами. Вырывать их в приватизацию, по словам бывшего зампреда Госкомимущества Петра Мостового, "удавалось только с кровью". Вплоть до апреля этого года в списке находилось больше 11 000 ГУПов и 697 АО. После изнурительных споров с ведомствами Белому дому удалось урезать перечень до 211 АО и 495 ГУПов. На меньшее министры и региональные лидеры не соглашались. Но в послании Федеральному собранию Владимир Путин сказал, что неэффективный госсектор не даст экономике ничего, кроме головной боли. Он потребовал "четко и максимально быстро определиться с имуществом, которое следует оставить в госсобственности". Только после этого Касьянов, первый замглавы Минимущества Юрий Медведев и руководитель аппарата правительства Игорь Шувалов волевым актом проредили перечень до 190 ГУПов и 50 АО (часть списка приведена в таблицах на стр. А3).

В списках преобладают предприятия ВПК - 169 ГУПов и 32 АО. "Какое там акционироваться, когда у нас 97% оборонного заказа и неоплаченные долги государства за много лет", - сетует Алексей Шулунов, чей Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт, работая на космос, прямиком угодил в перечень. Если одни попадают в список "стратегических" волей-неволей, то другие по-прежнему видят в нем "крышу" от приватизации. Так, "Адмиралтейские верфи", на которых в субботу в присутствии Путина спускали на воду танкер для "ЛУКОЙЛа", остается единственным в Питере крупным судостроительным предприятием, огражденным от частных предпринимателей.

Основания для включения в перечень формализованы. Во-первых, имущество должно находиться в собственности государства или же государству в АО принадлежит как минимум блокирующий пакет. Во-вторых, предприятие выпускает уникальную продукцию, имеющую стратегическое значение для национальной безопасности. В-третьих, предприятие является инфраструктурой федерального значения.

Но процесс был явно нескоординированным, поэтому множество ГУПов попали одновременно в запретный список и в состав оборонно-промышленных холдингов, где участники должны акционироваться. Например, при создании "Концерна ПВО "Алмаз-Антей", по словам Шулунова, являющегося вице-президентом Лиги оборонных предприятий, "нечаянно зацепили десяток предприятий, которые должны входить в другие интегрированные структуры". Скажем, НПО "Агат" оказалось разом в "списке Путина" и "Концерне ПВО".

Такая хаотичность не смущает главу экономического управления администрации президента Антона Данилова-Данильяна. По его словам, все можно откорректировать непосредственно при формировании холдинга, поскольку оба списка будут утверждаться указами президента.

В двух АО, включенных в перечень, у государства нет даже блокирующего пакета. Обилие относительно небольших пакетов в закрытом списке первый замминистра Минпромнауки Александр Бриндиков объясняет "высокой активностью интересантов". Проще говоря, частный бизнес или кредиторы имеют виды на АО, а это расходится с планами ведомств. Например, Московский вертолетный завод имени М. Л. Миля государство намерено сделать элементом вертолетно-авиастроительного холдинга. Но в связи с банкротством завода за его имущество разгорелась борьба. Для надежности правительство увело МВЗ под эгиду президента. А вот Красногорский завод имени С. А. Зверева с 38% акций не войдет ни в один из оборонных холдингов, хотя, как выразился Бриндиков, "является ключевым по определению, так как это базовое предприятие оптической отрасли, работающее на всех".

От греха подальше чиновники спрятали 20% АО "Авиадвигатель". Хотя еще недавно они собирались внести акции в уставный капитал НПЦ "Пермские моторы", чтобы работать вместе с "Интерросом", Pratt & Whitney. "Государство оказалось недоговороспособным", - заявил заместитель гендиректора "Интерроса" Сергей Алексашенко. По его словам, вначале правительство приняло конструкцию - долги "Авиадвигателя" перед Пенсионным фондом обмениваются на блокирующий пакет государства во всех предприятиях, включенных в "Пермские моторы". Однако потом правительство затребовало контрольный пакет. Частные акционеры не согласились, и ситуация зашла в тупик. Теперь непонятно, ради каких целей правительство будет держать в своих руках ничего не решающие 20%.

А глава думского комитета по экономической политике Григорий Томчин вообще называет стратегический перечень архаикой: "Это происходит от непонимания чиновников, как нужно размещать заказы и производить военную технику". По его мнению, ГУПы для таких целей вовсе не обязательны. Сейчас ко второму чтению готовится законопроект о ГУПах. Предприятия посадят на смету, директора - на зарплату и запретят ему создавать боковые фирмы для отвода финансовых потоков. "Предприятия сами запросятся в рынок, и через год-два ГУПов в "стратегическом" перечне просто не останется", - заключает Томчин.

Минфин РФ и Центробанк согласовали условия передачи акций Внешторгбанка правительству России.  »
Юридические статьи »
Читайте также