Кривое зеркало

В прошлом году районными прокурорами было предъявлено 2985 исков в защиту прав несовершеннолетних.

В последнее время психологи и педагоги много рассуждают о детской жестокости, о немотивированной агрессии подростков.

Но не является ли эта агрессия зеркалом другой жестокости — взрослых по отношению к детям? Как часто взрослые совершают

преступления против детей и какие это преступления? Об этом журналистка Елена Шульгина беседует с начальником отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Санкт-Петербурга старшим советником юстиции Татьяной Васильевой.

— Татьяна Александровна, чем отличается российское законодательство в области защиты прав детей от европейского?

— Принципиального отличия в общем-то нет, поскольку пятнадцать лет назад Россия ратифицировала Конвенцию ООН о защите прав детей, подписала международные договоры. Более того, в Конституции Российской Федерации предусмотрено, что принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью российской правовой системы.

Можно говорить о различии механизмов защиты прав детей и подростков. В Европе очень развиты социальные службы, которые занимаются вопросами семьи, контролируют исполнение родителями их обязанностей и соблюдение прав несовершеннолетних. Например, в Швеции существует закон, в котором прописаны права и обязанности органов социальной защиты и социальных работников. Им предоставлены большие полномочия, позволяющие вмешиваться в дела семьи, после того как поступает информация о нарушении прав детей и подростков.

Наше законодательство тоже стремится к этому, и сегодня органы социальной защиты перестраивают свою деятельность.

— И что-то уже изменилось?

— Перемены есть в самой идеологии работы социальных служб. Сегодня они все больше ориентируются на помощь семье, которая еще только-только оказалась в трудной жизненной ситуации. Всем понятно: когда уже встает вопрос о лишении родителей родительских прав — а подобных гражданских дел в городе ежегодно рассматривается около 1,5 тысячи, — помогать поздно.

Вообще же особое внимание должно уделяться первичной профилактике социального сиротства. Например, если одинокая женщина решила родить ребенка, то она должна знать, что государство предоставит ей не только материальную поддержку. Государство может гарантировать улучшение жилищных условий, решить вопрос об устройстве ребенка в детский сад или школу. Если бы одиноким мамам оказывалась такая поддержка, у нас не было бы такого количества отказов от детей у молодых женщин.

В последнее время активнее работают приюты и другие специализированные учреждения для временного проживания и социальной реабилитации детей. Согласно законодательству Российской Федерации, на десять тысяч детского населения должен быть один приют. Следовательно, в нашем городе таких учреждений должно быть как минимум 80. В принятой городом программе профилактики правонарушений несовершеннолетних и молодежи предусмотрено открытие новых приютов.

— Каковы наиболее распространенные преступления против несовершеннолетних?

— В уголовной сфере — это весь спектр преступлений, упомянутых в Уголовном кодексе. Кражи, разбои, вовлечение в проституцию, съемки в порнографических фильмах. Подобные дела постоянно рассматриваются в судах города. Но наиболее распространенное преступление сегодня — это кражи мобильных телефонов.

В гражданско-правовой сфере — нарушения прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимостью. Только в прошлом году в судах города возбуждено 22 подобных гражданских дела.

Еще одна серьезная проблема — нарушение жилищных прав выпускников детских домов. В 2003 году не были обеспечены жильем 268 воспитанников. Нарушения прав детей происходят и в стенах образовательных учреждений.

— Как же можно нарушить права ребенка в школе?

— Прокуратура занимается надзором за исполнением законов и проверкой соответствия административно-правовых актов требованиям федерального законодательства. Например, мы следим за тем, чтобы школьные уставы соответствовали закону об образовании. Чтобы в них не было предусмотрено штрафных санкций, если ребенок не посещает занятия или у него нет сменной обуви. Или чтобы в уставе школы был прописан тот порядок отчисления детей, который предусмотрен в федеральном законе. Например, отчислить ребенка, который учится во втором или третьем классе, вообще нельзя. Прокуратура также возбуждает дела о невыплате стипендий, об ущемлении прав студентов-сирот.

— Знаю, что недавно состоялась коллегия прокуратуры Санкт-Петербурга, на которой было рассмотрено состояние прокурорского надзора за исполнением законов, защищающих права несовершеннолетних. При этом особое внимание уделялось жестокому обращению с детьми.

— В 1987 году в Уголовный кодекс была введена глава 20 «О преступлениях против семьи и несовершеннолетних» и статья 156, которая предусматривает уголовную ответственность за систематическое невыполнение своих обязанностей родителями или работниками образовательных учреждений. В прошлом году по этому составу преступлений в судах города было возбуждено 38 уголовных дел.

Только одна история. В детском доме воспитательница рассыпала упаковку с таблетками и не обратила на это внимания, а маленькая девочка, естественно, потянула их в рот, и медикам спасти ее не удалось. Халатность взрослого стоила жизни ребенку. В Калининском районном суде вынесен приговор человеку, который продавал кассеты с порнофильмами, в съемках которых участвовали дети.

— Как защищаются права детей и подростков, если против них совершается сексуальное преступление?

— Статистика свидетельствует: 37 процентов жертв сексуальных преступлений — это дети. Распространение внутрисемейного насилия и инцестов — вещь общеизвестная. Нам сложно влиять на такие ситуации, но кое-какие рычаги все же есть. Это неравнодушное отношение всех, кто общается с ребенком и замечает у него следы побоев или неадекватное поведение. Это могут сделать работники детского сада, школьные врачи, врачи из поликлиники. Органы образования обязаны информировать о таких случаях правоохранительные органы. То же самое должны делать и медицинские работники, если в больницу поступает ребенок с телесными повреждениями или после неудавшегося суицида.

— Дети идут даже на такой шаг?

— В 2003 году в Петербурге покончили с собой семеро детей, а сколько попыток суицида не удалось, мы не знаем.

— Но ребенок существует не в безвоздушном пространстве. Его видят учителя, соседи. Почему же они не сообщают в правоохранительные органы, что с ребенком что-то не так?

— В большинстве случаев органы образования ограничиваются тем, что ставят ребенка на внутришкольный учет. Поэтому на координационных совещаниях и коллегиях мы все время говорим о необходимости исполнять требования закона об обмене информацией. Там, где рядом с подростком находятся неравнодушные взрослые, преступления удается предупреждать и раскрывать.

В Калининском районе недавно закончено уголовное дело о сексуальном насилии по отношению к девочке. Сожитель матери неоднократно вступал с ней в половые контакты. Об этом узнал родственник девочки и проинформировал правоохранительные органы, дело уже направлено в суд.

Дела о сексуальном насилии — это очень сложные дела. Для того чтобы в них разобраться, необходимо привлечение психологов и психиатров. Сейчас в Невском районе возбуждено уголовное дело о насилии над двухлетней девочкой. В совершении преступления подозревается сожитель бабушки, который приехал в гости.

— Но это же ужас!

— Против детей, как и против взрослых, совершаются и более страшные преступления — убийства. В Кировском районе мать выбросила в форточку своего ребенка, которому не было еще и года. Такой же случай произошел и в Центральном районе — там отца слишком уж раздражал детский крик...

— А раньше совершались такие преступления?

— Как ни горько, они совершались всегда. И нет оснований, для того чтобы говорить, что в последние годы таких преступлений стало больше.

Да, наши дети удивляют нас своей жестокостью. Они холодны, иногда агрессивны по отношению друг к другу, играют в жестокие игры. Но чего же мы хотим, если взрослый мир обращается с малышами так зло, равнодушно убивая, насилуя, калеча их? Ведь за каждым судебным делом, о котором с профессиональной бесстрастностью рассказывает прокурор, детские слезы, страхи, растоптанное доверие к миру. Семеро подростков не захотели больше жить, они бросили нам свою смерть в лицо...

Достоевский не хотел переустройства мира, если ради этого придется пролить хотя бы одну слезу ребенка. Мы же продолжаем топить этот мир в детских слезах.

Елена Шульгина

Не всегда лучше деньгами Ежегодно почти половина населения города обращается за социальной помощью  »
Юридические статьи »
Читайте также